Совсем недавно, перебирая записи в одной из старых папок своего архива, остановил взгляд на небольшом тексте - выписке из какой-то статьи. Что-то знакомое, но сразу вспомнить не смог. Тогда перевернул страницу и на обороте прочитал: «Полярная правда» 13 октября 1943 года» и заголовок «За честь школы!». И вот тут уж память не подвела - выдала все сполна.
Шел 1985 год - год сорокалетия Великой Победы. Я работал инспектором Апатитского гороно, посещал городские школы по долгу службы, общался не только с руководством и учителями, но и с учениками, вдобавок вел кружок юнкоров в Доме пионеров и школьников.
В выступлениях и разговорах хотелось использовать неизвестные ребятам факты героического времени. И им интересно, и мне небезразлично, поэтому, бывая в командировках в Мурманске, находил время посидеть в читальном зале областной библиотеки и полистать годовые подшивки «Полярной правды» военных лет. Интересных материалов там находилось немало: фронтовые очерки и зарисовки, рассказы о великих русских полководцах, стихи патриотического содержания, немало и проблемных материалов.
Вдруг увидел под статьей знакомую фамилию - это была корреспонденция моего отца, Алексея Сергеевича Тучкина, который тогда работал директором областного института усовершенствования учителей. Вот что он писал:
«...Перед началом учебного года коллектив Кольской средней школы провел значительную подготовительную работу. Силами учителей, родителей и общественности было отремонтировано помещение, полностью подобран штат квалифицированных педагогов, на заготовке дров много, старательно потрудились комсомольцы. Но по независящим от коллектива обстоятельствам школьное здание значительно пострадало и результаты утепления, ремонт оконных проемов, дверей и т. д. свелись почти на нет...»
Дальше автор довольно пропесочивал районные организации Колы, которые медлят с оказанием помощи школе. А на дворе октябрь, зима - рядом.
Читаю еще раз текст, спотыкаюсь на словах «… по независящим от коллектива обстоятельствам…». Так ведь это же результат бомбежки!
Мы вернулись из эвакуации в Мурманск лишь в 1944 году, а вот в 46-м году вновь оказались на Южном Урале, в селе Воскресенском, где отец, уже будучи одноногим, стал работать директором средней школы. В военные годы у него открылось серьезное заболевание - гангрена. Позже отрезали и вторую ногу, но обо всем этом отдельный рассказ.
А я - о дровах. Каждое лето в Воскресенском их заготавливали в лесу на выделенных делянках не только для школы, которую топили всю зиму, но и для каждого учителя. Что и говорить, работа серьезная, не менее, чем школьный ремонт, поэтому отец старался успеть везде. И там, и тут. Когда я подрос, эдак лет к десяти, он и меня брал с собою в лес. Отец относился к руководителям, которые не только контролируют, но и не гнушаются личным примером вдохновить лесорубов.
Сам он деревья не валил - с одной ногой не очень-то разбежишься, однако старался, сидя обрубал сучья со спиленных стволов. Понятно, что здоровые мужики, на него глядючи, и не думали отлынивать.
Перекур… На поляну верхом на коне въезжает немолодой человек в гимнастерке, брюках галифе и хромовых сапогах. Деловая униформа того времени. Подъезжает к нам, спрыгивает с седла, садится рядом на пенек, и начинается обычный разговор о дровах, о погоде, сводящийся к народной мудрости: готовь сани летом, а телегу - зимой. Приводят подходящие для этого примеры. И тут отец рассказывает, как в годы войны в одном из поселков Мурманской области рядом со школой в дровяной сарай попала бомба.
Понятно, от дров остались одни воспоминания. Из детей и взрослых никто не пострадал - успели укрыться в убежище, однако взрывной волной вышибло окна и двери в здании школы.
Проходит несколько дней - школу никто не ремонтирует. Не потому, что не хотят, а просто-напросто в эти тяжелые дни не хватало ни людей, ни средств. По меркам нашего времени - объективные обстоятельства. Но тогда считали по-другому. Учителя обратились в обком партии, откуда по телефону приказали отцу (беспартийному!) выехать в Колу и разобраться на месте. В поселке он сразу направился к главному местному начальнику, который встретил его довольно хмуро и наотрез отказался говорить о сроках ремонтных работ.
- Рабочих рук нет, стройматериалов тоже, а колдовать я не умею, - кратко ответил он на вопросы отца.
- Нужно было учиться, - заметил отец как бы в шутку, но собеседник ее не принял.
- В техникуме среди предметов чародейство отсутствовало, - сказал он и встал. - Извини, но мне нужно в госпиталь. Там сегодня похороны. Медицина оказалась бессильна.
Обескураженный отец вышел. Попробовал походить по другим кабинетам - безрезультатно. По дороге в Мурманск его осенила идея, и, не откладывая дела в долгий ящик, он решил ее осуществить. И написал статью о школьных делах в Коле, отнес в «Полярную правду». Наутро ее читала вся область.
Видимо, магия печатного слова оказалась сильна. Представьте, отец вернулся в Колу и застал волнующую картину: возле школы работали два плотника, а один из критикуемых газетой товарищей лично подвозил на телеге фанеру и доски. Отец тут же присоединился к ним, затем подоспели учителя и старшеклассники, и ремонт к вечеру закончили. А на другой день в школу привезли дрова.