09.02.2017 / Наш край

Мурман фантастический

Фото: www.litmir.me
Иллюстрации к повести «Четыре вечера на мертвом корабле».

(Продолжение. Начало в № 240, 245, 1, 5, 10, 15, 19.)

6. Родоначальник кольской Гипербореи

Пароход «Победитель бурь», совершавший рейсы по Мурманскому побережью, получил повреждения. Из Екатерининской гавани его буксировали в Архангельск, но у острова Кильдин судно затонуло. Дело о гибели корабля рассматривала особая сессия трибунала по морским делам. Помимо непосредственных участников процесса, в зале суда оказались члены странного и малоизвестного общества «непутешествующих путешественников». По вечерам, после судебных заседаний, они собирались на списанном пароходе «Нептун» и рассказывали друг другу захватывающие истории. Первая из них была посвящена таинственным гипербореям.

Никто не вернулся

Известие о находке на Кольском полуострове следов исчезнувшей цивилизации вызвало неоднозначную реакцию в ученом мире. «Продолжительный обмен мнениями, выступление начальника отряда А. В. Барченко и ряд диапозитивов с посещенных мест, - оценивал итоги одной из дискуссий, посвященных результатам ловозерской экспедиции 1922 года, секретарь географической секции общества «Мироведения» Шибаев, - не рассеяли сложившееся у многих присутствующих мнение о малой объективности докладчика при описании им своих наблюдений и открытий, т. к. представленные фотографии дают возможность делать весьма противоположные выводы».

Зато кольская Гиперборея пришлась по душе людям, по определению интересующимся последними достижениями науки - или тем, что за них выдается, отслеживающим занимательные околонаучные загадки и странности. А именно писателям-фантастам. К примеру, Льву Гумилевскому, завязку книги которого «Четыре вечера на мертвом корабле» я привел выше.

Будучи достаточно популярным и весьма плодовитым автором, Гумилевский много писал для детей. Вот и «Четыре вечера…», выпущенные издательством «Молодая гвардия» и имеющие ярко выраженную приключенческую направленность, адресованы прежде всего юным читателям.

Четыре вечера, четыре истории - четыре самостоятельных рассказа, собранных под одной обложкой и соединенных благодаря заглавному сюжету в единое целое. О золотом узле, о кладбище мамонтов, о черных песках. А тот, действие которого происходит в нашем крае, - об острове гипербореев.

Повествование начинается интригующе: «Из Колы, направляясь вглубь полуострова, вышел 24 июня 1913 года топографический отряд. Отряд, состоявший из шести человек, намеревался обследовать течение реки Умбы, вытекающей, как не многим известно, из озера того же названия. Никто из участников этой экспедиции не вернулся».

Летом 1926 года в том же направлении отправился другой отряд, «состоявший всего лишь из двух человек»: старого охотника Николая Колгуева по прозвищу Колгуй и молчаливого незнакомца, за чудесный дар исцеления именуемого «доктором». Целью их путешествия стал Остров Духов, который «находится в самой середине озера Умбы» и о котором известно только то, что «всякий, пытавшийся переправиться с берега на остров, погибал».

Выходец из другого мира

По пути они наткнулись на «необычайные каменные лабиринты, где лопари, остающиеся до сих пор язычниками, приносят жертвенных животных своим сердитым богам». Раздобыв лодку, путешественники отправились к искомому острову. И тут доктор неожиданно преобразился. «Доктора не было. Вместо него в лодке стоял высокий индус в шелковом шелестящем халате, отливавшем на солнце всеми цветами радуги. Белая чалма была глубоко надвинута на лоб, и, когда на крик Колгуя индус оглянулся, старый охотник не сразу признал в нем своего спутника».

На Острове Духов их встретили бородатые мужчины, вооруженные луками и стрелами, оказавшиеся, как обнаружилось позже, вырождающимися наследниками великой цивилизации гипербореев. Колгую запретили покидать лодку, поскольку «всякий, кто ступит ногою на их землю, становится жителем их страны и рабом». Ночью одна из гипербореек передала охотнику рукопись на русском языке, в которой были даны краткие сведения о жителях острова. Из нее же стала ясна судьба пропавшего в 1913-м топографического отряда.

Гипербореи сперва обратили топографов в рабство, а потом принесли в жертву своему богу Апуллу - местному аналогу Аполлона. Женщину, передавшую рукопись, тоже должны отдать божеству. В финале повествования Колгуй и доктор благополучно возвратились в Колу. При этом выяснилось, что доктор, с самого начала казавшийся старому охотнику «выходцем из другого мира», действительно является посланником от неких людей или даже организации «из Тадж-Магала, близ Агры, из Индии», прибывшим, «чтобы проверить, существует ли еще древний род гипербореев».

Судя по всему, автор «Четырех вечеров…» никогда не был на Кольском полуострове. Уж больно много неточностей допускает он при описании нашего края. Жителей Колы - колян - именует «колычанами». Путешественники у него скачут по лесным и болотным дебрям на лошадях, продираясь через бьющиеся «о колена коней вечнозеленые листья багульника». Между тем для Мурмана зимой куда более актуальны были олени. Летом же передвигались пешком и на лодках. Так, в 1881 году «Комиссия по изысканию мер к должному развитию Севера» сообщала, что от Кандалакши до Колы «должностные лица полицейского, акцизного, лесного, судебного, врачебного, почтового и других ведомств и мировые посредники» добираются по тропе, «проложенной издавна вольными и невольными путешественниками, по которой рядом два человека не могут идти, а должны следовать один за другим гуськом».

Очевидно для экзотики введено в текст «сдобренное для крепости пьянящим настоем багульника» колычанское пиво - разве что можно воспринимать его как своего рода провидение - прообраз появившегося позднее в Коле пивзавода. Да и «обследовать течение реки Умбы» удобнее все-таки, отправляясь в поход из Кандалакши или из села Умба, но никак не из Колы.

Сюжет из газетной вырезки

Понятно, что Гумилевский ориентировался в жизни Мурмана по доступной ему литературе. Отсюда и абсолютно нехарактерная для Колы фамилия Колгуев, данная автором персонажу в честь одноименного острова в Баренцевом море. И лабиринты - древние сооружения в форме спирали, выложенные из камней на поверхности земли, происхождение и предназначение которых активно обсуждалось уже тогда. И Гиперборея, обнаруженная прежде всего в прессе тех лет, рассказавшей об итогах экспедиции Барченко.

Впрочем, источники данных о легендарной стране автор и не думал скрывать. Наоборот, подчеркивал, придавая произведению дополнительную «научность» и «достоверность».

«- И вы документально можете подтвердить вашу историю о гипербореях?

- Да, - спокойно подтвердил он, - мы надеемся, что вы станете членом нашего общества, и мы с удовольствием ознакомим вас с нашими делами. Да, если завтра вечером вы зайдете в секретариат, то вам предъявят и подлинный текст из Диодора (имеется в виду древнегреческий историк Диодор Сицилийский. - Д. Е.),

и переписку учреждений о гибели топографического отряда на Умбе, и фотографические снимки, сделанные на острове одним русским врачом, моим приятелем, который приезжал сюда из Индии специально для того, чтобы проверить какие-то записи о существовании родственного им народа на северо-востоке России…

- Да, но ведь все это должно было давно уже получить широкую огласку!

- Вы правы, вам покажут и вырезку из газеты, где вы прочтете сообщение о том, что Фритиоф Нансен ведет переговоры с русскими учеными о снаряжении совместной экспедиции для исследования Кольского полуострова…»

Книга Гумилевского, ставшая первой гиперборейской ласточкой советской фантастики, была закончена в декабре 1926 года. Вошедшая в нее «Повесть о стране гипербореев», возможно, создана еще раньше - летом 1926-го,

когда, если верить тексту, и произошло путешествие на Остров Духов. То есть с момента окончания ловозерской экспедиции Александра Барченко до публикации первого, навеянного ею художественного произведения прошло менее четырех лет. Это, конечно, не «утром в газете, вечером в куплете», но по литературным меркам очень быстро. «Четыре вечера на мертвом корабле» увидели свет в 1927 году. Тогда же под заголовком «Страна гипербореев» рассказ про Колгуя и доктора появился в апрельском номере журнала «Всемирный следопыт».

Влияние гиперборейских идей

В 1928-м гиперборейская «сага» получила продолжение. Сергей Семенов, в будущем известный археолог, прославившийся изготовлением аналогов древних инструментов по технологиям каменного века, опубликовал рассказ «Кровь земли». Под «кровью» он подразумевал магму, текущую в земных недрах, как кровь по кровеносным сосудам. По сюжету профессор геологии Павел Андреевич Тураев, инженер Игорин и механик-самоучка Захаров испытывают «Плутон» - новую подземную машину, созданную для разведки залежей тяжелых металлов на Северном Урале. «Но, помимо практических целей, на обязанности экспедиции лежали и более серьезные задачи. Предстояло окончательно разрешить глубочайший научный вопрос о внутренней структуре Земли».

Однако в планы людей вмешивается огненная стихия. Они попадают в поток раскаленной магмы, который неожиданно выносит их… к городу гипербореев, хранящих утраченные современным человечеством знания.

Казалось бы, от Северного Урала до Кольского полуострова путь неблизкий. Но влияние Барченко, пусть не столь явное, как у Гумилевского, ощутимо и тут. Та же идея об уцелевших «осколках» древней цивилизации: «Еще в бытность студентом, Тураев создал любопытную гипотезу о погибшей под снегами последнего ледникового периода культуре гипербореев. Гипотеза была так неожиданна и малоправдоподобна, что не только профессора, но даже и студенты сочли ее шуткой. Идея о существовании в такие отдаленные времена на Севере Европы высокой цивилизации - и не могла не показаться только смехотворной выдумкой. С точки зрения геологии такая гипотеза еще была терпима. Но археологи об этом и слышать не хотели. Теплый климат, богатые ископаемые, близость моря - аргументы геологов - их абсолютно ни в чем не убеждали.

Однако Тураев не сдавался. Мало того. Он шел еще дальше. На основании какой-то сомнительной находки он вздумал утверждать, что Гиперборейская культура не исчезла, что эта культура, может быть, существует и до сих пор». И она, по версии Семенова, действительно существовала. А в том, что гипербореи на сей раз отыскались под землей, по большому счету нет ничего неожиданного: еще в дореволюционном романе «Из мрака» Барченко обыграл легенду об ушедшем в земные глубины племени чудь.

Финал рассказа печален. Из-за неосторожных действий экипажа «Плутона» город гипербореев гибнет, а наследники древней цивилизации переселяются в другое место. Погибают и отважные исследователи земных глубин. Сам же «Плутон» в 1934 году во время извержения вулкана оказывается вместе с лавой на поверхности одного из Филиппинских островов.

Так появилась кольская Гиперборея. Сперва благодаря стараниям Александра Барченко, финансовым вливаниям Мурманского губэкосо и нескольким публикациям в прессе - как гипотетический результат ловозерской экспедиции 1922 года. Затем - как один из псевдонаучных мифов современной эзотерики и популярная тема в отечественной фантастике. Ныне сгинувший в годы репрессий Александр Барченко для многих культовая, хотя правильнее - оккультная - личность. Способствовали тому и книги. Гумилевский и Семенов были только первыми ласточками. Сейчас из «гиперборейских» произведений можно составить целую библиотеку. И время от времени она пополняется…

(Продолжение следует.)

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.02.2017

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,665972,118376,293770,8901
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня