(Продолжение. Начало в № 60, 64, 65, 68, 72, 76, 80, 84, 87, 91)

6. Водопад раздора

Для культурных целей

Накануне Первой мировой войны появились планы использования падуна российской стороной. Печенгский монастырь, создавший в приграничье образцовое, по мнению современников, хозяйство, проявил заинтересованность и в получении прав на «водопад раздора».

Посетивший в 1912 году Пазреку архангельский губернатор Сергей Бибиков отмечал, что «падающий здесь водопад послужил бы большой силой в руках игумена Ионафана, сумевшего бы использовать его для культурных целей».

Заинтересованность в использовании Борисоглебского падуна православной обителью проявило Императорское общество для содействия русскому торговому мореходству. 10 сентября 1913 года его правление направило настоятелю монастыря письмо, сообщив, что «встревожено слухом… о желании норвежцев приобрести в аренду водопад близ ц. Бориса и Глеба на Паз-реке», надеется, «что вверенный вашему высокопреподобию монастырь мог бы взять на себя эксплуатацию упомянутого водопада и прилежащих земель», и просит «сообщить подробно о положении дел по вопросу о пограничном водопаде, дабы… надлежащим образом выполнить взятую на себя обязанность защиты интересов… монастыря и, следовательно, России против притязаний норвежцев».

В ходе разразившегося вскоре мирового конфликта норвежское правительство подняло вопрос о совместной эксплуатации гидроресурсов реки Паз, однако мнения по этому поводу российских властей разделились. Появившееся в 1917-м Временное правительство планировало продолжить обсуждение этого вопроса, но не успело.

Тем не менее накануне Октябрьской революции управление внутренних водных путей министерства путей сообщения направило на границу с Норвегией специальную партию по исследованию водных сил Севера России. Возглавлял ее инженер Вовкушевский, а изыскательским отрядом руководил А. Ф. Шереметьев.

Партия провела изыскательские работы на участке реки Паз в районе Борисоглебского падуна. Была сделана также полуинструментальная съемка реки в нижнем течении, организованы водомерные посты и произведены гидрометрические работы. Однако практического применения результаты этой работы в ту пору не получили.

Уже после прихода к власти в России большевиков - 12 февраля 1918 года руководство «Сюдварангера» в Христиании (нынешнем Осло) направило в министерство торговли Норвегии письмо, в котором отмечало необходимость строительства на реке Паз гидроэлектростанции совместно с российской стороной.

Известные виды Норвегии

Однако мурманские власти не горели желанием пускать северных соседей на свою территорию. «Норвежцами среди лопарей, населяющих Борисоглебский погост, ведется усиленная агитация об отделении этого края к Норвегии со всеми промысловыми местами, - информировал региональное начальство 22 апреля 1918 года Николай Черногоров, занимавшийся проверкой пограничных постов. - Главное внимание обращается норвежцами на Пазрецкий водопад, имеющий до 350 000 лошадиных сил, который они хотят использовать в случае удачной агитации для предполагаемой постройки лесопильного завода и разработки руды, каковой в окрестностях Борисоглебского погоста в изобилии».

«Известные виды на край имеет и Норвегия, мечтающая о захвате Пазрецкого водопада», - отмечал возглавлявший тогда мурманских пограничников Анатолий Петров.

Но горнозаводчиков, добывавших железную руду в норвежском приграничье, это не останавливало. 15 января 1920 года в письме, адресованном в МИД Страны фьордов, представители «Сюдварангера» выразили желание получить согласие РСФСР на перемещение границы к востоку, с тем чтобы река Паз, равно как и права на строительство ГЭС, перешли к Норвегии.

Начиная с февраля 1921 года в Пазреке хозяйничали финны. Норвежцы пытались договориться и с ними. И опять неудачно. Все старания киркенесских рудодобытчиков воспользоваться энергией столь желанного водопада снова ни к чему не привели.

Подданные Суоми действовали исключительно в своих интересах. Они провели на пограничной реке целый ряд исследований. В 1936-1937 годах появился предварительный проект ГЭС Колтакенгас, которую планировалось соорудить на Борисоглебском падуне. Предусматривалось два возможных варианта мощности электростанции: первый 14,5 - 16,7 тысячи лошадиных сил, второй - 27,5 тысячи лошадиных сил.

Несколько лет спустя от этого проекта решили отказаться в пользу другого, гораздо более масштабного. В 1943 году по заказу Суоми шведские гидроэнергетики создали новый проект ГЭС Колтакенгас - мощностью 40 тысяч лошадиных сил. Осуществить его не успели - финское владычество в этих краях закончилось.

Партийный лидер на границе

Советский Союз вернулся к изучению водопада и сумел завершить работы, начатые еще Российской империей. Строительство Борисоглебской ГЭС планировали еще в 1945-м, но лишь в мае 58-го в Осло было подписано советско-норвежское соглашение о совместном использовании гидроресурсов реки Паз. По нему СССР получил право на использование энергии трех ступеней речного каскада (Борисоглебский падун, порог Хевоскоски, порог Турнукоски). Одну ступень каскада - порог Скугфосс - решила использовать Норвегия.

В 1959 году был разработан проект Борисоглебской ГЭС в подземном и наземном вариантах. Интересно, что, хотя в его основу легли изыскания советских гидростроителей, трудились над ним норвежцы. В итоге именно подземная версия станции воплотилась в жизнь.

23 марта 1960 года между всесоюзным объединением «Технопромэкспорт» и норвежской фирмой «Норэлектро» был заключен контракт о совместном строительстве. В сооружении электростанции принимали участие до 250 норвежских рабочих и инженеров.

Интересно, что «Норэлектро» поставила для ГЭС почти все оборудование. Исключение составили вертикальные поворотно-лопастные водяные турбины, изготовленные на Ленинградском металлическом заводе, и гидрогенераторы производства свердловского завода «Уралэлектроаппарат».

17 августа 1962 года Борисоглебск посетил лидер партии и правительства тех лет Никита Хрущев - единственный из руководителей страны, добравшийся до этой ее окраины.

Никита Хрущев с одним из норвежских строителей ГЭС Туром Хьонносом.

Утром того памятного дня на станции Ждановская (ныне - Заполярная, находится неподалеку от города Заполярного) остановился поезд. Хрущев и сопровождавшие его лица, в числе которых был первый секретарь Мурманского обкома Георгий Денисов, пересев в машины, отправились к самой российско-норвежской границе, где строители медленно, но верно укрощали энергию Борисоглебского падуна.

«ГЭС мощностью 56 000 киловатт, - сообщал ТАСС, - строится норвежской фирмой «Норэлектро». Никиту Сергеевича тепло приветствовали норвежские рабочие, строители, а также коллектив советских специалистов и члены их семей. Н. С. Хрущев интересовался ходом сооружения станции. Затем ...познакомился со строительством новых домов для советских специалистов-эксплуатационников будущей ГЭС и посетил подразделение пограничников».

От визита партийного лидера остались фотографии, на которых руководитель государства общается с норвежцами - рабочим Туром Хьонносом и девочкой Лиз Нурби, встречается с пограничниками. В тот же день он побывал в Заполярном и на строительстве Ждановского рудника местного горнообогатительного комбината.

К взаимному удовольствию

В конце 1963 года электростанция вошла в строй. В день ее пуска премьер-министр Норвегии Эйнар Герхардсен в интервью корреспонденту «Известий» сказал, что приветствует «передачу Борисоглебской электростанции как удачный итог норвежско-советского сотрудничества. Норвежская промышленность считала своей честью сделать все, что в ее силах. Норвежские рабочие и инженеры гордятся тем, что смогли передать электростанцию на 45 дней раньше установленного срока. Мы в Норвегии надеемся, что строительство Борисоглебской ГЭС означает начало расширяющегося экономического сотрудничества с Советским Союзом в северных районах».

Часть электричества, производимого новой станцией, пошла на экспорт.

- Когда мы строили Борисоглебскую гидростанцию, - вспоминал управляющий АО «Колэнерго» Виталий Мешков, - электроэнергия на стройплощадку шла из Норвегии. Потом, после сдачи ГЭС в эксплуатацию, уже Россия стала передавать энергию в Норвегию.

С тех пор обузданный людьми бывший водопад раздора исправно служит людям. Вода, прежде чем попасть на лопасти турбин, проходит 700-метровый путь в тоннеле, прорубленном в скале. Его высота 14 метров, а ширина - 10.

Машинный зал с двумя генераторами находится под землей. Плотина длиной 115 метров одним концом лежит на территории России, другим - на территории Норвегии. На правом берегу реки Паз расположен поселок Борисоглебский для персонала и специалистов, обслуживающих и обеспечивающих работу станции.