02.11.2017 / Наш край

Острова притяжения

На каменных лбах - отпечатки мыслей и верований древних людей

Фото: Вадим Лихачев
Финские специалисты на научной экскурсии.

Канозерские петроглифы… Этот тихий голос прошлого хотят услышать все больше людей: минувшим летом здесь побывали полторы тысячи туристов. Кто и зачем едет на канозерские острова, какими путями добираются, что им открывается? «Морошковый край» затем и создан, чтобы отвечать на такие вопросы. Так что, вперед - за ответами!

Двадцать лет минуло

Наверное, мало кто в Мурманской области не слышал о петроглифах на Канозере. Двадцать лет назад, в июле 1997 года, экспедиция от Ревдинского музея сплавлялась по реке Умбе (а Канозеро - ее обширный плес длиной 25 и шириной 5 километров), и один из участников, Юрий Иванов, на острове Каменном случайно обнаружил наскальные рисунки. C тех пор и ведется история изучения петроглифов.

На сегодня задокументированы тысяча триста изображений. Однако находки следуют одна за другой - по результатам этого года их число, вероятно, возрастет примерно до полутора тысяч. А все потому, что исследователи применяют новые методы фиксации: усовершенствованную ночную съемку, 3D-сканирование. Подробнее об этом читатели «Вестника» смогут узнать несколько позднее из публикации Вадима Лихачева - главного хранителя музея наскального искусства (МНИ) «Канозерские петроглифы». А пока…

Как добраться?

Пока узнаем, как добраться до Канозерья. Итак, если вы «водный» турист и собираетесь путешествовать по Умбе-реке к Белому морю, то больших вопросов не возникнет. Маршруты здесь держат около десятка турфирм из разных регионов страны, так что сплавщиков хватает. На них приходится львиная доля от полутора тысяч гостей, о которых я упомянула в самом начале публикации. Музейные работники насчитали 263 катамарана, несколько рафтов, пореже - байдарки, каяки и моторки. Самостоятельный сплав тоже никто не отменял, конечно.

На Канозере водятся вот такие щуки!

Канозеро миновать по воде невозможно, ведь это, как уже было сказано, протяженный плес реки. Раньше остров Каменный (на картах он обозначен и как Скальный, и как Таль-остров) использовался в качестве туристической стоянки, поскольку это первое пригодное для отдыха место при пересечении озера. Теперь и здесь, и на Еловом и Горелом, которые также входят в группу «музейных» островов, стоянка запрещена. Ее приходится искать в южной части Канозера и, говорят, надо еще успеть занять.

Если же вы не любитель преодоления речных порогов на катамаранах и рафтах, то есть другой вариант. Можно позвонить в Умбу, в муниципальный музей «Петроглифы Канозера», созданный в 2008 году (до этого комплекс наскальных изображений находился в ведении Кировского краеведческого музея), и договориться о доставке и экскурсии. Это довольно протяженный (километров сорок) и не слишком легкий маршрут - сначала на машине, потом на лодке. Максимальное количество человек в группе - четверо. Поездка независимо от числа туристов обойдется в двадцать тысяч рублей. Контактный телефон (815 59) 506 57, есть информация и на сайте музея в разделе «Услуги».

Вершина у Каменного острова тоже особенная.

Директор музея Владимир Перевалов вынашивает план обустроить пешеходный 20-километровый маршрут от автодороги Кандалакша - Умба до кордона на западном берегу Канозера. Примерно пять километров из них проходят по болотистой местности, там нужны мосты, зато остальной участок сухой, укатанный, по бору. Найти бы инвестора - и дело в шляпе. Возможно, исполнение мечты приблизится с присвоением археологическому комплексу статуса объекта всемирного наследия ЮНЕСКО, на который он претендует. Но, как известно, не говори гоп.

Свято место

Вернемся ненадолго на маршрут. Сплав, конечно, дело веселое: красивые плесы, пороги (в основном они несложные), брызги. И вот шумная река остается позади, впереди озерная гладь. Берега у Канозера не слишком живописные, низкие и болотистые. Поселений богатых тут никогда не было: так, отдельные стоянки. Хотя нет, деревня Канозеро была (потом поселок лесорубов, до 1971 года), затем осталась метеостанция, теперь турбаза оборудована.

Директор контролирует состояние купола.

Народ проходит здесь транзитом, к Белому морю стремится. Как когда-то, видно, кочевые племена, оставившие петроглифы. Тогда, около пяти тысяч лет назад, на водной глади перед ними, как и перед нами сегодня, открывался скалистый остров. Сегодня на нем величественно возвышаются сосны, а в те времена… кто его знает. Но скалы уж точно были.

В качестве сакрального места остров подходил как нельзя лучше, ведь для саамов всегда особое значение имела вода, которая отделяла священную территорию от той, на которой шла обычная жизнь. Так что выбрали первобытные охотники эти острова, где можно было договориться с высшими силами о хорошем улове в Белом море или поблагодарить за удачную охоту. По мнению ученых, изображения выбивались на скалах во время переходов с весеннего промысла оленя, лося и медведя в центральной части полуострова на летний промысел морского зверя на побережье.

Под куполом

На острове Каменном - самом крупном и близком к устью Умбы - рисунков больше всего, начинаются они прямо у уреза воды. Именно этот остров центральный в музейном комплексе, причем издали заметен стеклянным куполом на северо-западной своей оконечности. 20-метровая в диаметре прозрачная чаша закрыла около шестисот наиболее ценных изображений. Здесь же, под куполом, нынешним летом поставлены информационные щиты обо всем комплексе наскальных рисунков.

Причал оборудован в северо-восточной части острова. Вас встретят волонтеры, а если повезет или есть предварительная договоренность, то экскурсовод или главный хранитель МНИ Вадим Лихачев.

Под куполом установлены информационные щиты.

Давайте познакомимся с этим человеком. Мне кажется, он наизусть знает все эти десятки групп изображений на трех островах (помимо Каменного, напомню, есть еще Еловый и Горелый, а также скала Одинокая, но туда самостоятельный доступ туристам запрещен, да и самые интересные рисунки все равно находятся на Каменном). Вадим Лихачев занимается изучением петроглифов с того самого 97 года, когда они были открыты, - сначала в качестве сотрудника Ревдинского музея, потом как эксперт Кольского центра охраны дикой природы, последние полгода является главным хранителем музея. Именно он придумал выявлять новые изображения методом ночной съемки и с помощью 3D-сканирования.

Конечно, лучше всего, если вам удастся побывать здесь утром или вечером, чтобы освещение сыграло на руку - под косыми лучами солнца рисунки заметнее. Смотреть вы будете на них со смотровой площадки, походить по скалам не удастся. Сохранность изображений - большая головная боль специалистов.

- Какое-то время петроглифы сохранялись благодаря естественной защите - под слоем дерна. А теперь, когда от дерна они освобождаются, под воздействием погодных факторов и лишайников верхний слой скальной породы размягчился, что губительно для изображений, - сетует Вадим Алексеевич. - Вот онежские петроглифы выбиты на гранитной породе, они, можно сказать, вечные. А наши рисунки гораздо капризнее: нужно исключить механическое воздействие, по возможности вывести лишайник (для этого его надо лишить света - под куполом это легче сделать). И документировать их как можно качественнее и быстрее!

Без суеты

Экскурсия длится около часа, среднее время пребывания тоже около того, ведь туристы, как правило, торопятся… Но разговор с прошлым не терпит суеты. Начинаешь разглядывать рисунки, которые столетие за столетием выбивали наши пращуры, и словно в воронку времени попадаешь. Вот шаман с воздетыми руками, вот охотник с добычей, вот бобр, вот лодка с гребцами… Беременная женщина… Лыжник с копьем… Рыба… Медведь… А вот шаман (или «бес»), подбрасывающий женскую фигурку. Это, кстати, одно из первых найденных изображений. Сегодня «бес» так и притягивает к себе внимание, даром, что небольшой по размеру, но, видно, есть в нем что-то мистическое. Говорят, нет-нет да кто-нибудь из туристов пытается ему жертву принести вроде горстки ягод.

Ночная съемка: изображение «бобр».

О чем думали, о чем переговаривались, о чем заклинали древние люди, держа в руках остро заточенные камни, которыми наносили свои «черты и резы»? Если прислушаться, то, может быть, услышишь. Люди ведь всегда просят об одном - и сейчас, и пять тысячелетий назад: для дома что добыть да чтобы семья жива-здорова была. Вода так же плескала у берега острова, солнце так же освещало скальный лоб…

Некоторые и сейчас ищут здесь место силы. Медитируют на вершинке острова. Она тоже особая: каменная расщелина интересной формы. Однако нынешним летом тут были открыты группы рисунков, и вершинная скала теперь для туристов неприкосновенна. Рядом постоять можно, а вот усесться в позе лотоса на камни - уже нет.

Несмотря на все музейные ограничения, каждый найдет то, за чем прибыл: кто услышит шепот вечности, кто сделает колоритные фотографии для пополнения альбома путешественника, кто удачное селфи в инстаграм запостит. Петроглифы пять тысяч лет на белом свете живут, они на нашу суету снисходительно смотрят. Нам самим надо думать, как бы достойно рядом выглядеть.

…Если вам жаль будет покидать это место так быстро, помните: зимой сюда добраться даже проще, по зимнику-то. И на снегоходах турфирмы возят, и музей на вездеходе доставит, пусть за те же немаленькие деньги, но зато более комфортно, чем летом. А в изморози петроглифы, говорят специалисты, еще эффектнее выглядят.

Опубликовано: Мурманский вестник от 02.11.2017

Назад к списку новостей

Еще по теме

Зеленый полуостров

Мы привыкли считать этот мир низшим, более простым

Средний и Рыбачий - заполярный экстрим

На полуострова Средний и Рыбачий - подальше от городской суеты, поближе к краю земли и истории

Заполярное зверье

 Этот выпуск цикла «Край морошковый» - о млекопитающих

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели
Хоррор в стиле «паэлья»
Гороскоп на сегодня