04.03.2005 / Наш край

СОЦИАЛЬНОЕ ПРОИСХОЖДЕНИЕ - РЫБАК

"Что заставило взяться за перо?" - задает себе вопрос автор новой книги под названием "Рассказы и воспоминания рыбака". И сам же на него отвечает. Причина проста: желание передать неповторимые особенности жизни и работы многочисленных предприятий, входивших во Всесоюзное рыбопромышленное объединение " Севрыба", - от отдельных рыбных заводов и до таких гигантов, как Мурманский траловый флот. Повествование охватывает последнюю четверть двадцатого столетия. На этот период пришелся и пик развития Северного бассейна. Ведь в восьмидесятых годах наши рыбаки не промышляли разве что в Индийском океане. И то потому, что не имели тогда сведений о тамошних рыбных запасах...

Автор книги - Михаил Иванович Каргин, хорошо известный в Мурманске и в рыбной отрасли страны флотоводец. Настолько известный, что в свое время, в конце восьмидесятых, чуть не стал министром (от должности зама он отказался).

Читая его книгу, невольно ловишь себя на мысли, что перед тобой страницы уже полузабытой жизни, хотя отделяют от нее каких-то десять-пятнадцать лет. С чувством мучительной утраты понимаешь: повернуть время вспять нельзя. Вспоминать, анализировать, что и делает автор, - да. Погружаться в прошлое с ностальгией, какую испытываешь по дальнему родному берегу, - да. А изменить ничего нельзя, как бы ни хотелось.

Достоинства такой работы определяются прежде всего личностью автора, его памятью, литературной одаренностью. Книга Каргина вызывает много воспоминаний у тех, кто был причастен к рыбацкому труду, - будит чувства, будоражит мысли. По силе эмоционального воздействия она, пожалуй, ближе к художественной литературе, чем к документальной, хотя все события и факты автор излагает в русле собственной биографии.

Михаил Каргин родился в 1936 году в степном поселке Ростовской области недалеко от знаменитой шолоховской станицы Вешенской. "Когда вспоминаешь о том времени, - пишет он, - невольно думаешь, как могло так случиться, кто помог выросшему без родителей под присмотром престарелой бабки мальчишке получить высшее морское образование, без всякого блата и протеже, в тридцать лет стать капитаном одной из крупнейших плавбаз, потом быть начальником флота и всей "Севрыбы"?"

Время, когда он начал осознавать окружающий мир, пришлось на годы войны, в том числе и на полугодичный период оккупации, насыщенный грозными, трагическими событиями - расстрел немцами невинных людей, голод, сиротство... В первый раз наелся досыта в пятидесятом году, начав зарабатывать в колхозе прицепщиком. Но сильна была тяга к учебе. Помощи ждать было не от кого, потому мечтал о военном училище, считая поступление в него единственной возможностью продолжить образование. Тем более что свежи были воспоминания о войне, и многочисленные фильмы подпитывали мечту. Но сразу не сложилось, возрастом не вышел. А через год уже, обидевшись, отказался от предложения военкомата и махнул в Мурманск, поступать в высшую мореходку. Характером с детства обладал сильным, отчего впоследствии получал не только поощрения по службе.

Не избалованному жизнью, способному юноше учеба давалась легко. Но встреча с морем оказалась непростой. Шаг за шагом преодолевал он трудности и осваивал работу промысловика, подчас казавшуюся невыносимой. Работа зимой в шторм, под сбивающим накатом волн, на селедке, на подвахте, изматывающей до такой степени, что ложку в руке не удержать... Правда жизни рыбака обрела в тексте выразительное художественное воплощение. Густая, насыщенная проза временами напоминает знаменитую в свое время повесть Георгия Владимова о мурманских рыбаках "Три минуты молчания". Только тогда эта правда была нежеланна, и Владимова терзали со всех сторон за "искажение советского образа жизни", потом вообще перестали публиковать... Теперь донести ее до читателя значительно проще.

Промысловый труд автор усвоил, как говорится, на своей шкуре. В тридцать лет стать капитаном громадной плавбазы - случай без малого уникальный. Что же касается литературной стороны дела, то, прочитав "апофеоз Тюва-губе", мастерски написанные куски о судьбах женщин в море, иногда удачных, но чаще драматичных, встретив портреты людей, с которыми Каргина сводила жизнь, многочисленные лирические отступления, описания природы, птиц, зверей и их повадок или рассказ об обледенении судна, настолько сильном, что выбраться на палубу можно только через верхний кап, люк машинного отделения, которое всегда прогрето работающими механизмами, - прочитав все это, можно с полной уверенностью сказать о литературной одаренности автора. Живет он сейчас в Костроме, работает директором ассоциации "Кострома-рыбхоз". По телефону я поздравил Михаила Ивановича с книгой и пожалел, что он поздно взялся за перо, иначе в Мурманске было бы на одного прозаика больше. "А я знаю, - сказал он с некоторым стеснением. - Мне говорили".

Проза его свежа, наполнена крепким, подчас солоноватым юмором, непосредственным взглядом на вещи, временами восходит до афористичности, до конца понятной и близкой, может быть, только морякам: "Корабль живой. Знать его следует лучше, чем собственную жену. Знать и уважать. Он нас оберегает в рейсах, и кормит, и живет вместе с нами. Корабль и экипаж составляют единое целое". Или вот выношенное заключение: "Пока ходишь в эти сумасшедшие рейсы, непроизвольно возникает очень неудобный и нервотрепетный жизненный треугольник: море, моряк и его жена". А вот не очень серьезное из высказываний капитана Николая Александровича Гаврилова, светлая ему память: "Корабль без постоянного капитана напоминает гулящую женщину".

Автор, прошедший все ступени служебной лестницы - от матроса до адмирала, делится своими впечатлениями, выстраданным опытом. Любовью к морю пронизаны строки о его капитанской жизни. Но связь с ним, естественно, слабеет, и на страницах книги тоже, когда он сходит с палубы корабля.

Михаил Каргин легко перешагнул капитанскую ступень, которая для многих остается верхней, а для еще большего числа недостижимой. Замначальника "Севрыбы", начальник "Севрыбхолодфлота", наконец начальник "Севрыбы". В 1979 году он оказался на самом верху местной элиты. Первый рыбак Мурмана, депутат Верховного Совета... Другая жизнь, другие среда и интересы. Человек, верный партии, он пользовался у нее особым доверием. Первый секретарь обкома Владимир Птицын предпринимал шаги, чтобы именно он возглавил Министерство рыбного хозяйства СССР. Не случилось, не срослось...

Самая объемная глава - "Трудная жизнь "Севрыбы". Она вместила девять с лишним лет: большие дела, ответственные решения, визит в Мурманск Горбачева, сложные отношения с начальником областной милиции генералом Данковым, с замминистра Быстровым - жизнь на новом витке идет напряженно, она интересна, но той сцепки с морем, окружающими людьми, той кровной сцепки, какая была вначале, уже нет.

А затем глава о том, что было после "Севрыбы". Была работа в Перу - представителем Минрыбхоза. Кстати, тоже примета ушедшего времени: молодым, пожалуй, и неизвестно, что всего полтора десятка лет назад там, на другом конце земного шара, базировались многие мурманские суда. Впрочем, место экзотичное, название должности звучит солидно, но по сути - почетная отставка, синекура, которая даруется большому руководителю за прежнюю верную службу. Для полноты отчета о жизненном пути такая глава имеет право на существование, но добавить читателю интереса может вряд ли. Наведение контактов с перуанцами, интриги чиновников торгпредства, былые обиды... Материала много, но привкус соли жизни на страницах все слабеет, и этот материал не кажется необходимым.

Да и то сказать, таких объемных мемуаров в Мурманске, наверное, не издавалось. Ведь кроме "Рассказов и воспоминаний рыбака" есть еще томик потоньше - под названием "Кольский лес", в котором Каргин описал свое увлечение рыбалкой и охотой. Тома одинаково оформлены, их общий объем - 800 страниц. Пожалуй, многовато. Жаль, что не нашлось опытного редактора, который смог бы как-то ограничить творческую активность автора, подсказать ему, какие куски, подробности лучше оставить в черновиках, чтобы не провисала местами нить читательского внимания. Грешным делом даже мелькнула мысль, что книга, как было в старые времена, издана за государственный счет. Впрочем, это не так: вот автор благодарит спонсоров, которые помогли ее выпустить...

А мы поблагодарим самого автора. Не все в его воспоминаниях равноценно. Но в целом можно сказать, что в Мурманске появилась серьезная и интересная работа о рыбном флоте. Не должна бы она у нас пройти незамеченной. Ведь слова "Социальное происхождение - рыбак", сказанные Михаилом Каргиным о себе, могут повторить вслед за ним многие тысячи мурманчан.

Борис БЛИНОВ, писатель

Опубликовано: Мурманский вестник от 04.03.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,615975,535878,654873,5746
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня