19.04.2005 / Наш край

НЕ СЫЩЕШЬ В РОССИИ ТАКОГО В Ковде возобновлена реставрация храма, которому исполняется 300 лет

Машину трясет по застеленной снегом грунтовке. Сердце томится в ожидании - вот уже сейчас... Внезапно лес расступается, открывая почти сказочную картину: рассыпаны по заснеженному берегу приземистые избы Старой Ковды, возвышается над ними шатровая колокольня, за ней - чешуйчатая луковка церкви. По-весеннему весело клокочущая стремнина вскрывшейся речки рассекает ослепительно белое безмолвие.

В Ковде нынче оживленно. Обычно дремлющее в это время года село разбудил стук топоров. Разбудил еще в середине января, когда сюда приехала бригада мастеров "Поморской плотницкой школы" из Архангельска. Приостановленные около десяти лет назад работы по реставрации Свято-Никольской церкви возобновились.

Впервые к ним приступили в 1991 году. Была снята тесовая обшивка стен, отчего бревна и угловые соединения стали быстро гнить, колокольня разобрана и построена новая - не вполне соответствующая прежней. Затем из-за разногласий между архитекторами-реставраторами работы были приостановлены. Дело завязло в академической дискуссии московской и питерской реставрационных школ. Рассматривались варианты спасения ветшающего храма. Провести консервацию, пропитав особым раствором подгнившие бревна стен, деревянные кружева маковок, чтобы обойтись без разборки самого строения? Либо раскатать все по бревнышку и собрать вновь, заменив гнилые венцы и крышу с куполом? Либо просто построить заново, максимально сохранив архитектурный облик храма? Споры продолжаются по сей день.

Однако споры спорятся, а дело делается.

- Храм-то у вас редкий. Нигде в России такой архитектуры сегодня не сыщешь, - говорит бригадир плотников Александр Закотырин. - Один он такой.

В бригаде у Александра Георгиевича все мастера - большие любители русской старины. Работают в дедовских традициях. Всего инструмента - топор да пила.

- Те-то, прежние, выпивали частенько, - доверительно сообщает мне местный житель Николай Катаев. - А эти - молодцы, ладно работают. Не пьют!

За плечами у плотников добрый десяток отреставрированных объектов деревянного зодчества - и в вологодских землях, и в архангельских. В Московской области не один храм воздвигли. Теперь вот и на Кольский Север пришли.

- Как же вы впятером такую махину поднимаете? - спрашиваю мастеров, дружно перетаскивающих толстенное бревно.

- А через силу и поднимаем! - весело отвечают плотники. - В былые времена плотницкие артели тоже небольшие были.

Чтобы заменить нижние прогнившие бревна под алтарем и трапезной, пришлось разобрать среднюю часть и сени. Затем, приподняв домкратами оставшуюся часть, поставили ее на новые венцы. Теперь приступили к монтажу разобранной конструкции. Некоторые полностью негодные бревна меняют целиком, частично подгнившие - фрагментами. В основном же все остается прежнее. Обещают даже, что цвет новых бревен не будет отличаться от старых.

Терпеливо наблюдает старушка-церковь, как латают ее трехсотлетнюю одежку. А чтобы она сохранила самобытность, руководит работами опытный "портной" - петрозаводский архитектор Татьяна Вахромеева, возглавляющая архитектурно-реставрационное предприятие "ЛАД".

Немало загадок хранит Никольская церковь. До сих пор, к примеру, исследователи не пришли к единому мнению, когда в Ковде была поставлена первая церковь с этим названием. Даты постройки указываются разные - 1651, 1631. Местный краевед Анатолий Патраков, житель поселка Лесозаводский, обнаружил лет десять назад под нынешним зданием обуглившиеся, почти ушедшие в землю венцы с выбитой на одном из бревен датой - 1611. Но есть и более ранние упоминания, относящиеся к середине XVI века... Достоверно известно лишь, что нынешнее здание воздвигнуто в 1705 году.

К прежним загадкам добавилась еще одна. При разборке срединной части под зданием обнаружили 19 слегка припорошенных землей выдолбленных в цельных колодах домовинок с мумифицированными останками младенцев. Как выяснилось, печальная эта находка впервые явилась на свет еще в начале 90-х, когда начиналась первая реконструкция. Только захоронений тогда было 24. Пять из них увезли в Санкт-Петербург антропологи, доныне ломающие голову над этой загадкой. Одни полагают: навалился мор на детей. Иные возражают: младенцев, умерших до крещения, хоронили иногда и под храмом, как бы оставляя Богу под особое попечение. Архангельский епископ, по словам бригадира Александра Закотырина, утверждает, что в Поморье среди старообрядцев, особенно беспоповского толка, это практиковалось широко. На Севере немало встречается подобных случаев. Однако Ковда, по свидетельству источников, никогда не была старообрядческой.

Никто пока не знает точных причин, побудивших древних поморов похоронить младенцев таким образом. И покуда не прольется свет на эту тайну, останки найденных ныне младенцев после сборки здания будут покоиться на прежнем месте.

Мастера обещают закончить основной объем работ к сентябрю нынешнего года, воздвигнуть храм в прежнем виде. Тонкая работа у строителя. Не обойтись в ней без удачи, без помощи свыше, как и в любом другом деле. Особенно реставратору, подступающемуся к ветхой церквушке с надеждой, что лет через сто о нем самом вспомнят реставраторы грядущего и выдадут настоящую, временем проверенную характеристику - каким мастером был.

В июле в Ковде будут праздновать 300-летний юбилей Никольского храма. Тогда разольется над Беломорьем благовест позеленевшего от времени колокола старого оловянишниковского литья. А рука и сейчас тянется раскачать тяжелый язык. Но страшновато ударить в колокол. Кажется, будто вздрогнет от твоего фальшивого набата вся деревня, прильнут к окнам последние двадцать ее жителей и горько улыбнутся. Ведь известно им, что и ты не принес ничего нового, способного изменить их жизнь. Ибо кто ты таков, проезжий человек?

Для Ковды Никольская церковь не просто памятник деревянного зодчества. Рядом с ней прошла вся деревенская жизнь. Рождались люди и умирали, писалась летопись этой прекрасной, некогда известной на все Русское Поморье деревни. Вихрь рыночных перемен разметал все пуще лихолетья.

Поднимется ли ковдский Никола? Если поднимется, то, Бог даст, вслед за ним и жизнь села возродится. Ведь свято место пусто не бывает.

...День клонится к закату. Уязвим, беззащитен полуразобранный храм. Но тем сильнее подчеркивается его пропорциональность, неповторимость форм. И видится в свете угасающего дня в очертаниях храма прообраз чего-то таинственного, вечного. Словно намоленная в течение столетий икона хранит он в себе чей-то искренний шепот и тепло давно уже потухшего лампадного огня. Пусть не самый богатый, не самый красивый, но такой милый всем приходящим к нему людям. Три века стоит на пригорке, возвышаясь над морем и миром. И Ковда спокойна, ибо есть в ней чему можно поклониться напоследок, есть на что перекреститься при возвращении.

Андрей КОНЮШАНЕЦ, директор просветительского центра "Доброхот"

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.04.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,178377,349179,826973,6911
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня