20.08.2005 / Наш край

Второй после Нестерова. Лучший русский ас Первой мировой воевал на Севере

Александр Козаков родился в 1889 году. Окончил Воронежский кадетский корпус, затем Елисаветградское кавалерийское училище, из которого был выпущен в уланский полк. Там бы ему и служить по примеру тысяч кавалерийских офицеров, если бы не время - второе десятилетие двадцатого века, века моторов.

Умы людей в ту далекую эпоху успехи авиации занимали, быть может, даже больше, чем в 60-х космическая гонка. На глазах потрясенного человечества сугубо сухопутное существо приобретало способность летать. Не очень высоко, не шибко быстро и совсем не безопасно, но - летать!

Способность эта (как, к сожалению, практически каждая новая возможность, которую получало в своей истории человечество) почти сразу была использована в военных целях. Правда, тогдашней "летающей этажерке" из деревянных реек и проклеенного полотна поднять ввысь что-то кроме пилота было трудно, но для эффективной разведки она оказалась незаменима. Это показала уже первая балканская война, в которой русские пилоты-добровольцы приняли активное участие. Считается, что и первое бомбометание было произведено тоже ими на той забытой войне - по турецкой батарее.

Тогдашнему летчику требовались смелость, хорошая реакция и небольшой вес. Всем этим данным соответствовали именно кавалеристы. Они и составили костяк первых летных школ - и в Англии, и в Германии, и в России. В грозовом 1914 году Козаков окончил Гатчинскую авиашколу. Кстати, любимым развлечением ее курсантов было пугать стрекотом мотора коней кирасиров 1-й лейб-гвардейской дивизии. Впоследствии эти шалости дадут идею воздушной штурмовки вражеских кавалерийских колонн...

В начале Первой мировой борьба в воздухе была относительной. Полеты сами по себе рассматривались чуть ли не как попытка самоубийства, атаковать же вражеский аппарат считалось бессмысленным. Из пистолета не попасть, пулеметов на аэропланах еще не было... Играла роль и корпоративная этика: летчиков-то наперечет, многие были знакомы - какая там стрельба! На первых порах пилоты нередко даже обменивались в воздухе приветствиями.

Однако джентльменство в воздухе оборачивалось большой кровью на земле, особенно от артиллерийского огня. Слишком уж эффективна оказалась воздушная разведка. Именно потери пехоты вынудили самого известного русского авиатора тех лет штабс-капитана Нестерова, первым в мире выполнившего "мертвую петлю", использовать в качестве оружия собственный "Моран". Он таранил австро-венгерский аэроплан, но при этом погиб и сам. Так был открыт боевой счет мировой авиации. Отныне главным врагом самолета становился другой самолет.

Подвиг Нестерова хорошо известен, о втором же пилоте, совершившем таран, не знают даже многие летчики. А им был летчик 4-го корпусного авиаотряда Александр Козаков. Он искал оружие для воздушного боя, пытался использовать для этого "кошку", которую дополнил пироксилиновой шашкой для подрыва вражеского аппарата. Но в реальном бою зацепить самолет противника "кошкой" не удалось. Тогда Козаков ударил вражеский "Альбатрос" сверху колесами своего "Морана". Германский аппарат был уничтожен. Шасси русского самолета от удара погнулись, и при посадке он перевернулся, но пилот отделался ушибами. За этот подвиг, освещавшийся в печати так же широко, как и нестеровский, Козакова наградили георгиевским оружием. Это был второй - и последний - таран Первой мировой войны.

Главным оружием войны в воздухе становится пулемет. И здесь при освоении нового оружия Козаков был одним из первых. На своем "Ньюпоре XI" он установил пулемет "Виккерс" и с его помощью сбил два германских аэроплана. (Для интересующихся подробностями замечу: пулемет стрелял под углом 24 градуса к оси винта. Механизм, синхронизирующий выстрелы с поворотами пропеллера и позволяющий вести огонь "прямо", появится в авиации чуть позже.)

В июле 1916-го в России создается своя истребительная авиация. При каждой армии - свой истребительный отряд. Один из них возглавил подполковник Козаков. За бои в составе 1-й боевой авиагруппы, прикрывавшей войска во время Луцкого прорыва, летчик получил орден Св. Владимира с мечами и бантом - почетную боевую награду.

Менялись марки машин, росла их скорость, улучшалось вооружение. Растет и число побед. Здесь Козакову равных не было - лично он одержал их 17, еще 12 германских самолетов сбил в группе. Таких летчиков на французский манер начали именовать асами - "тузами". Ас получал неофициальное право наносить на свою машину личный опознавательный знак, своего рода герб "рыцаря воздуха". Во Франции это были карточные масти, аисты и даже головы индейцев. Подполковник Козаков выбрал старинную православную эмблему смерти и воскресения - Адамову голову, то есть череп. Эту же эмблему стали помещать на своих самолетах и его подчиненные. Последнюю свою русскую награду за мировую войну - орден Св. Георгия прославленный ас получил за ожесточенные бои 17-го года.

А за этим последовала Октябрьская революция. Полковник Козаков, кадровый военный, не мог принять большевистскую власть, целенаправленно разрушавшую его родную армию. Значительной части русского офицерства тогда задача виделась простой: разбить большевиков, которых они считали пособниками Германии, а затем вместе с союзниками разобраться с немцами.

Союзники в конце 17-го решают оказать помощь России для продолжения войны. Если понадобится - и войсками (советская историческая наука назвала эту помощь интервенцией). На Севере, в Мурманске, силами местного Совдепа создается сплав русских и союзнических войск, противодействующих финско-германской агрессии. Многие русские офицеры, готовые воевать с большевиками, ехали не только на Дон, к Корнилову, но и на Север. Переброску русских летчиков на Мурман организовал легендарный английский шпион, лейтенант резерва королевских ВВС Сидней Рейли.

Путешествие было опасным. До Мурманска добрались далеко не все - в Повенце были расстреляны летчики братья Листратовы и поручик Таланов. Козаков добрался. Альтернативы у него уже не было - лучшего русского аса активно разыскивала ЧК.

Меж тем мурманский Краесовдеп разорвал отношения с большевиками. На Севере активно создавалась новая армия, официально - против немцев и финнов. Высадившихся союзников было немного, особенно не хватало военных специалистов высокой квалификации. И родилась идея создания совместных частей, так возникли пехотный Славяно-Британский легион и Славяно-Британский авиационный корпус (СБАК).

Поступая в корпус, русские летчики подписывали контракт (характерная деталь: русский капитан получал 350 рублей в месяц, английский - 1300). Чинами новоиспеченных "корпусников" тоже не баловали - полковник Козаков получил лишь чин лейтенанта СБАК, большинство же пилотов стали и вовсе сержантами (офицерские звания они получили через месяц, уже на фронте). Командирами обоих корпусов назначались англичане, начальником штаба СБАК должен был быть русский. Козаков от этой должности отказался: свое место он видел только в кабине истребителя.

Мурманск стал колыбелью белой авиации Северного фронта (до августа 1919 года союзные и русские белые войска в оперативном отношении составляли единую армию - Северно-Русский экспедиционный корпус).

После антибольшевистского переворота 2 августа 1918 года формирование СБАК было перенесено в Архангельск. С Архангельским стратегическим направлением и был связан последний год жизни русского аса Козакова, капитана, а затем майора Славяно-Британского авиационного корпуса.

Получив самолеты, найденные в архангельском порту, первый славяно-британский отряд под командованием Козакова 15 августа отбыл на фронт. Обосновавшись на станции Обозерская, пилоты начали с разведки расположения... собственных войск. Красные отходили так поспешно, что ни их местонахождения, ни рубежей, на которые вышли союзные и русские экспедиционные отряды, командование не знало. Затем началась обычная боевая работа - в основном разведка, штурмовка войск и судов противника. Последних подчас и бомбить не требовалось: самолет атаковал с одного борта, перепуганная команда бросалась на противоположный, и судно переворачивалось. Воздушных боев не вели - красные пилоты благоразумно от них уклонялись.

В сентябре сопротивление противника возросло, работы прибавилось. Силу Красная армия показала в октябре, когда ей удалось отбросить союзные войска к Кургомени, а группу полковника Хаггельтона, в которой был и Козаков со своими летчиками, отрезать от своих. Но белые пилоты оказались крепким орешком. Вооружились винтовками и пулеметами, снятыми с неисправных самолетов, и, укрепившись в Антониево-Сийском монастыре, отбили все попытки врага ворваться в обитель и дождались подмоги. Интересно, что боевые потери СБАК были ничтожны - два самолета были сбиты зенитным огнем. Для сравнения: аварии из-за погодных условий и неподготовленного аэродрома потерпели двадцать аэропланов.

Настала зима. По всем правилам летать было нельзя, но русские пилоты все-таки поднимались в воздух, вызывая восхищение британских коллег. Январь 19-го оказался несчастливым для Козакова: в разведке он получил тяжелое ранение в грудь, но сумел посадить машину. До марта не летал, потом снова сел в кабину самолета нового истребителя "Сопвич-кэмел". Отлеживаться было некогда - на фронте назревали события.

С мая - непрерывные бои. Во время июльского наступления "Сопвич" Козакова буквально висел над окопами противника, прикрывая атакующие пехотные цепи "Сил помощи Северной России" - австралийцев и новозеландцев. Но судьба СБАК была решена не в боях, а в тиши кабинета премьер-министра Великобритании Ллойда Джорджа. Он счел помощь белым вообще, и северянам в частности, излишней.

Пилоты СБАК сами выбирали новое место службы. Кто-то перебрался в Сибирь к Колчаку, кто-то на юг к Деникину. Большинство осталось в войсках Северного фронта. Майору СБАК Козакову, кавалеру трех британских орденов, которые он получил за один год, предложили продолжить службу в Королевских ВВС. Он отказался.

1 августа 1919 года Александр Александрович решил проводить своих товарищей, покидавших Север, поднявшись в воздух на только что отремонтированном истребителе. При наборе высоты заглох мотор, самолет сорвался в штопор...

Антон ТУЧКОВ, кандидат исторических наук

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.08.2005

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,594572,182675,815170,1764
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня