29.11.2005 / Наш край

МУРМАНСКИЙ ОТЗВУК "ЖДИ МЕНЯ"

Мало кто знает об этом, но мама его - урожденная княжна Александра Леонидовна Оболенская. Отец - Михаил Агафангелович - полковник Генерального штаба еще той, царской России. Офицером Генштаба был и отчим - подполковник Иванишев. А он стал поэтом. Внешне совершенно советским, но при этом, безусловно, большим, настоящим. 28 ноября замечательному русскому писателю Константину Симонову исполнилось бы 90 лет.

Армейскую косточку, что была так ощутима и в его характере, и в творчестве, сам он объяснял просто: "Родился я в Петрограде, а детство провел в Рязани и Саратове. Моя мать большую часть времени служила то машинисткой, то делопроизводителем. Отчим, в прошлом участник японской и германской войн, преподавал тактику в военном училище. Наша семья жила в командирских общежитиях, кругом тоже жили военные. Военный быт окружал меня в детстве и юности. За окнами на плацу проходили утренние и вечерние поверки. Мать участвовала вместе с другими командирскими женами в разных комиссиях содействия. Приходившие к родителям гости чаще всего вели разговоры о службе, об армии. Атмосфера нашего дома и военной части, существовавшей вокруг, навсегда породили во мне привязанность к армии и вообще ко всему военному, привязанность, соединенную с уважением. Это детское, не вполне осознанное чувство, как потом оказалось, вошло в плоть и в кровь..."

Впервые на Кольский Север Симонов приехал осенью 41-го. Приехал как раз таки как военный корреспондент, командированный к нам "Красной звездой". Цель - написать об английских летчиках, что вместе с нашими пилотами бились тогда за Мурманск.

С редакционным заданием писатель справился, при этом не забывал и о поэзии.

В написанных на Севере стихах он говорит не о том, что видит вокруг, но о собственных мыслях и переживаниях. Эти стихотворения почти начисто лишены подробностей окопного быта. Они, как правило, рассказывают читателю о взаимоотношениях лирического героя и его любимой (не случайно сборник стихов, в который вошли многие произведения, написанные на Мурмане, он назвал "С тобой и без тебя"). Все думы героя о том, что оставил он далеко - в иной, мирной жизни, о той, с которой разлучила его война. Таковы "Словно смотришь в бинокль перевернутый", "Над черным носом нашей субмарины", "Я, перебрав весь год, не вижу..." Война в них присутствует, но лишь как пограничное пространство (а граница там - смертный рубеж!), в котором вынуждены жить любящие друг друга люди. Война - тяжкое испытание и для этих героев, и для их любви.

Среди таких произведений выделю стихотворение "Мне хочется назвать тебя женой..." В нем все - и боль, и тревога за оставленного в тылу любимого человека, и то, что довелось пережить за короткие несколько месяцев с начала войны - "с тобой и без тебя". И, несмотря на разлуку, мучительные испытания, все-таки:

Мне хочется назвать тебя женой

За то, что бесконечны дни разлуки,

Что слишком многим, кто сейчас со мной,

Должны глаза закрыть чужие руки.

За то, что ты правдивою была,

Любить мне не давала обещанья

И в первый раз, что любишь, - солгала

В последний час солдатского прощанья.

Эти стихи похожи на исповедь. Автор (здесь, пожалуй, его трудно отличить от лирического героя: они - одно целое) предельно открыт читателю - не утаивая ничего, рассказывает о самых глубоких, порой интимных своих переживаниях. Такая откровенность естественна для человека, который не знает, будет ли завтра жив. Он говорит так по праву солдата - перед лицом смерти, "по праву тех, кто может не вернуться".

Та поездка Симонова на Кольский Север сыграла значимую роль и в судьбе самого известного его стихотворения - "Жди меня". Что и говорить, вещь знаковая, принесшая автору не просто популярность, но подлинную славу. "Жди меня", тогда без преувеличения, знали все. И не только читали - переписывали, заучивали наизусть.

Мурманчане имели серьезные основания считать, что стихотворение это написано во время северной командировки поэта - либо непосредственно у нас на Севере, либо по дороге. Единственный сохранившийся симоновский автограф легендарного текста подписан автором так: "13.10.1941, Мурманск". Он не раз воспроизводился в печати.

И все же "Жди меня" Симонов написал раньше, когда в конце июля 41-го вернулся в Москву с Западного фронта и неделю ждал новой поездки на фронт. Об этом он упоминает в своем дневнике: "За эти семь дней, кроме фронтовых баллад для газеты, я вдруг за один присест написал "Жди меня", "Майор привез мальчишку на лафете" и "Не сердитесь, к лучшему". Я ночевал на даче у Льва Кассиля в Переделкине и утром остался там, никуда не поехал. Сидел на даче один и писал стихи. Кругом были высокие сосны, много земляники, зеленая трава. Был жаркий летний день. И тишина..."

Позднее в одном из интервью Константин Михайлович рассказывал:

- В самом начале войны это было. На Западном фронте. Дело было в том, что не очень любил я писать письма. Но иногда, когда бывало тяжело и одиноко, писал стихи, которые, в сущности, были не чем иным, как неотправленными письмами к женщине, которая была очень далеко от меня. Когда я попал на несколько дней в Москву, подарил ей эти стихи, взамен писем, которые она от меня не получила. Считал, что эти стихи - мое личное дело, касающееся только меня и ее. Но потом, несколько месяцев спустя, когда мне пришлось быть на далеком Севере и когда метели и непогоды иногда заставляли просиживать сутками где-нибудь в землянке или бревенчатом домике, в эти часы, чтобы скоротать время, мне пришлось самым разным людям читать стихи. И самые разные люди десятки раз при свете керосиновой коптилки или ручного фонаря переписывали на клочке бумаги стихотворение "Жди меня", которое, как мне раньше казалось, я написал только для одного человека. Этот неожиданный отзвук, который получило стихотворение, и заставили меня между фронтовыми поездками выбрать пару недель, написать пьесу и сценарий "Жди меня" - о силе любви и о силе веры, о женщине, которая своей огромной верой превозмогает все и все побеждает...

А как же мурманский автограф ставшего потом легендарным стихотворения? Его Константин Симонов написал по просьбе североморца Л. Добротина. Автограф, надо признать, любопытнейший. В нем нет привычного читателям посвящения "В. С." Поэт ведь еще не думал отдавать стихотворение в печать. А актриса Валентина Серова, которая тогда была его женой, и без посвящения прекрасно знала, кому оно адресовано. Кроме того, в восьмой строке встречаем слово "изменив". Уже в первой публикации, которая состоялась на страницах "Правды" в январе 42-го, автор заменил его на "позабыв". Строчка приобрела несколько иной оттенок, но и к лучшему. Все-таки первое обозначает некий эпизод, краткий по своей временной протяженности, а "позабыв" в контексте стихотворения звучит гораздо драматичнее, безысходнее, точнее.

Что ж, хоть написаны классические строки были не у нас, но именно на Кольском Севере стихотворение "Жди меня" впервые обрело признание, перестало быть для поэта чем-то сугубо личным - частным письмом к любимой женщине. И ушло от него в мир, чтобы стать своим для каждого на фронте и в тылу, чтобы стать символом той эпохи.

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.11.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,009878,361382,198475,5219
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня