09.12.2005 / Наш край

КОГДА ЧЕЛОВЕК СТОИТ, У НЕГО РАСПРАВЛЯЮТСЯ ПЛЕЧИ

Скульптор и его герои

Случается, что одно доброе дело тянет за собой другое. Вот так вышло и с добровольным сбором средств на приобретение для Мурманска бронзового бюста Сергея Есенина. Газету "Арктическая звезда" с рассказом об этой акции руководитель мурманского есенинского музея Валентина Кузнецова передала московскому скульптору Николаю Селиванову. А в том номере была опубликована также подборка материалов, посвященных Виталию Маслову. Прочитав ее, Селиванов загорелся вылепить портрет нашего выдающегося земляка. Когда я узнал об этом, то захотел глубже понять, что движет московским скульптором в его творческих исканиях. Как будто специально подвернулась поездка в Москву. Мы встретились в мастерской заслуженного художника России Селиванова и проговорили не один час...

Побывать в мастерской признанного скульптора - все равно что посетить музей истории. Дело в том, что готовые произведения, как им и положено, уходят "в люди" (куда именно - определяет заказчик). Но скульптурный портрет начинается с глиняного слепка, который мастер чаще всего делает с позирующего ему человека. Потом многие из этих "первоисточников" так и остаются в мастерской, превращая ее в своеобразный музей творческих поисков и свершений. За более чем 50-летнюю творческую жизнь автора их накопилось здесь немало.

Не могу отвести взгляда от бронзового бюста Василия Шукшина. Тревожно-выразительно лицо академика-ядерщика Валерия Легасова, чей добровольный уход из жизни многие связывают с трагедией Чернобыля. Пристален взгляд подводника Александра Маринеско. Совсем не похожа на киношную монументальная, в чем-то театрально величественная танцовщица Айседора Дункан...

Встреча с художником состоялась в дни показа на телевидении фильма "Есенин", поэтому невольно обмениваемся первыми впечатлениями: киношная правда сиюминутна, тяготеет к сенсационности и интриге. Однако и Селиванов убежден в официально не признаваемой пока насильственности смерти Есенина. В подтверждение он показывает мне посмертную маску поэта с характерным наплывом над правой бровью. По мнению скульптора, след от удара или пули залепили пластилином, прежде чем снимать посмертную маску с лица. Немало у Николая Александровича и других доказательств, ведь многие люди, изучающие жизнь, творчество и обстоятельства смерти поэта, бывали в этой мастерской. Среди них Эдуард Хлысталов, писатель-есениновед, криминалист, чей портрет тоже сделал Селиванов. Хлысталов не только создал убедительную версию насильственной гибели поэта в повести "Тайна гостиницы "Англетер", но и реабилитировал в своих книгах невинно казненных крестьянских поэтов из окружения Есенина - Алексея Ганина, Петра Орешина, Сергея Клычкова, Николая Клюева, Ивана Приблудного и других. А скульптор "реабилитировал" этих незаурядных людей своим художественным дарованием, что тоже важно и дорого для восстановления всей правды о жизни и смерти Сергея Есенина, образ которого Селиванов воплотил около сорока раз.

Не менее интересны, чем портреты, размышления скульптора. Николай Александрович считает, что все беды нашей страны - следствие разрушения крестьянской культуры, определявшей уклад российской жизни. Ведь кто был русский крестьянин? Универсал, владеющий самыми разнообразными ремеслами и навыками. Он и пахарь, и животновод, и ветеринар, и зоотехник - да просто умелец на все руки. Это город породил узкую специализацию, сузившую творческий кругозор его жителей. По мнению Селиванова, и в городские рабочие уходили не лучшие из крестьян, а те, кто не мог прижиться на земле. Окончательно же добило богатую крестьянскую культуру раскулачивание самых способных и предприимчивых. С ее потерей и страна в целом утратила ориентиры развития. Сегодня, приводит пример в подтверждение своей мысли Селиванов, наши южные границы уязвимы, потому что уничтожили казаков - землепашцев и воинов, которые надежно охраняли пограничные рубежи.

Но отношение к прошлому у Николая Александровича неоднозначное. Кто знает, может, и не творить бы ему свои скульптуры и вообще не жить, если бы не статья Сталина "Головокружение от успехов", сбавившая обороты маховика репрессий против крестьян. Его родители уже были занесены в списки кулаков и ждали, что вот-вот за ними придут, и едва родившегося ребенка ожидала почти верная смерть на высылке или в лагерях... Так что он поднимает стопку за вождя в день его рождения, при этом создавая портреты жертв сталинской системы.

Рядом с Николаем Александровичем в мастерской работает сын Василий, чьи скульптурные работы соседствуют с живописными. И те, и другие подчеркнуто философичны. Кредо молодого Селиванова - создавать такие скульптурные портреты, чтобы зритель как бы становился соавтором и, глядя на работу, включал свое воображение. Похоже, в творческом плане отец и сын обогащают друг друга. Их работа, посвященная жертвам Чернобыля, - ангел, в левой руке держащий модель атома, а правой - предупреждающий людей об ответственности, которую они взваливают на свои плечи, - сочетает в себе символизм с суровой реальностью угрозы "мирного атома". У памятника непростая судьба: есть деньги на продолжение работы, но есть и противники монумента, создаваемого по заказу Курчатовского института. Оказывается, "безмолвная" скульптура, отражая противоречия времени, становится предметом споров и борьбы даже на первоначальной стадии создания.

С атомщиками у Селиванова давняя дружба. К 25-летию первого в мире атомного ледокола "Ленин" именно Николаю Александровичу доверили крупный заказ - 16 портретов создателей и эксплуатационников ледокола. Впервые выставка этих работ открылась на юбилейной конференции в Мурманске, а потом ее демонстрировали и в Москве. Часть бронзовых портретов уже много лет экспонируется в музее Мурманского морского пароходства. И к счастью, некоторые из создателей атомохода по сей день живы и здоровы.

Есть бюсты атомщиков и в мастерской Селиванова. Мы останавливаемся около них, и скульптуры, кажется, оживают, когда Николай Александрович начинает рассказывать о работе над ними. У него правило: позируя, люди должны стоять. Ведь тогда плечи расправляются, голова поднята высоко, и образ позирующего становится более открытым для творческого процесса. А вот стоять неподвижно своих героев он не заставляет, напротив, беседует с ними в раскованной манере, что позволяет схватить живую суть образа. В разговоре люди проникаются к скульптору доверием и позже, бывает, приезжают в мастерскую просто так, пообщаться. А уж интересных событий и историй в жизни тех, кто составляет золотой фонд нашей страны, предостаточно.

Селиванов мимоходом вспоминает, как академик Николай Хлопкин из Курчатовского института рассказывал ему о тотальной слежке органов за ним как носителем государственных секретов. НКВД докопался в его биографии до факта участия в штурме Берлина - по подписи, оставленной на руинах рейхстага. А вот выдающийся разработчик биологической защиты реактора атомохода "Ленин" Борис Георгиевич Пологих, казалось, дремал во время позирования, больше того, глядя на его бледное лицо, Селиванов даже забеспокоился, не стало ли ученому плохо. Оказалось все иначе: даже во время этого невольного перерыва в своей работе Пологих в уме делал математические расчеты, связанные со своей исследовательской деятельностью. Стоит сходить в музей пароходства после этого рассказа и внимательно поизучать лицо Бориса Георгиевича, воплощенное в бронзе.

В свое время Селиванов не раз приезжал в Мурманск, когда шел разговор о создании в городе памятника покорителям Арктики. Эскиз его он разрабатывал совместно с архитектором Г. Карибовым. Городские власти поддерживали этот проект, но потом вышло решение свыше, остановившее дело... А жаль, ведь где бы и стоять такому монументу, как не в городе, который является главными воротами России в Арктику.

Вот такой удивительный, по-моему, человек, истинный патриот, взялся создать скульптурный портрет нашего выдающегося земляка Виталия Маслова.

Художнику не всегда удается запечатлеть человека при его жизни. Но если этот человек достоин народной памяти, скульптору готовы помочь десятки людей. Так было и в этом случае. Сотрудники Мурманского морского пароходства и Валентина Устиновна Маслова, вдова писателя, подобрали десятки фотографий, библиотекари передали в дар Селиванову его художественные произведения, наше издательство представило сборники воспоминаний о нем,

Отец и сын Селивановы с огромным интересом, сказать больше - с творческой жадностью рассматривали небольшой мурманский архив, профессионально подмечая неожиданные детали в облике и характере Виталия Семеновича. Чувствовалось, творческий процесс уже начался. И продолжается доброе сотрудничество уважаемого московского скульптора с арктическим флотом, с пароходством, с заполярным городом-героем.

Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.12.2005

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,532773,332177,198071,4635
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня