31.03.2007 / Наш край

Науку о глубинах - на новые высоты. Над этим работают специалисты мурманской Морской арктической геологоразведочной экспедиции

Казалось бы, нас уже убедили, что отечественная наука погружается глубже в кризис, выбраться из которого ей если и удастся, то весьма не скоро и с большими потерями. Нередко приходится слышать угрожающую информацию о том, что фундаментальные исследования сейчас не ведутся, финансирование из федерального центра больше напоминает подачки, а научные сотрудники или переквалифицировались, или сидят без работы.

Но, как говорится, о проблеме лучше услышать из первых уст. Сами ученые говорят о сегодняшней ситуации... прямо противоположное. Во всяком случае, в мурманской Морской арктической геологоразведочной экспедиции на отсутствие дел и невнимание государства не жалуются. По словам главного геолога МАГЭ Сергея Шкарубо, с 2003 года пошло финансирование ряда крупных программ, стали поступать серьезные государственные заказы, и в целом Россия понемногу восстанавливает свои позиции в Мировом океане, изучение которого до перестройки было одним из приоритетных направлений политики страны. В частности, сотрудники экспедиции успешно продолжают масштабные работы на шельфе северных морей, который представляет огромный интерес как для российских, так и для зарубежных научных институтов и промышленных компаний.

На карту - годы жизни

С географическими картами имели дело все из нас - в школе-то точно Отображение на бумаге ландшафта, тем более в наш век авиации и космонавтики, выглядит делом не столь сложным. Карты, где разноцветными пятнами показаны залежи полезных ископаемых, словно срезанные волшебным исполинским мечом слои земной коры и другие особенности «внутренностей» планеты, нередко вызывают вопросы. Откуда становится известным, какие породы залегают на глубине десятков километров и сколько им лет - особенно если речь идет о территориях, лежащих под океанским дном?

Собственно, составление подобных карт и есть специализация сотрудников Морской арктической геологоразведочной экспедиции. Это одно из основных направлений работы, которым они занимаются вот уже без малого 35 лет - а именно такую дату отметит МАГЭ осенью нынешнего года.

- Для изучения морского шельфа мы используем целый ряд методов, - рассказывает о технологии работы морских геологов Сергей Шкарубо. - Это сейсморазведка и сейсмоакустика, когда с помощью отраженных волн мы получаем сведения о предполагаемом составе и формах слоев земной коры, гравиметрические и магнитные съемки, изучение проб грунта, поднятых с морского дна. Причем первые из них самые точные, они позволяют насквозь «увидеть» толщу Земли - понять, как в глубине расположены различные структуры, каков их размер, возраст. Затем данные различных исследований анализируют, обобщают и сводят в виде карт и таблиц. Так, в последние годы мы приступили к созданию геологических карт нового поколения. Это очень большой и серьезный государственный заказ, который чрезвычайно важен для отечественной науки и экономики. На создание современной карты уходит около трех лет: сначала проводятся исследования непосредственно на изучаемой территории, затем, уже дома, начинается обработка результатов, редактирование материалов. Все это тщательно воплощают в картографические образы наши прекрасные во всех отношениях сотрудницы: Наталия Маркина, Екатерина Кравченко, Марина Проконина, Марина Парамонова, Нина Глушко.

Секрет желания

Строго говоря, речь идет не о картах в привычном понимании слова, а об объемных базах данных, где содержится масса информации о земной коре. В минувшем году один такой комплект, посвященный северной части Карского моря в районе места с интригующим названием мыс Желания, уже был издан. Сергей Иванович продемонстрировал увесистую картонную коробку размером с солидную энциклопедию, внутри которой помимо непосредственно бумажных карт находится пухлая брошюра с подробными данными о местном шельфе и его геологических особенностях, а также диск с многочисленными электронными картами, рисунками и таблицами.

К слову, получаемые морскими геологами результаты имеют огромное практическое значение. Опубликованные в научной литературе сведения становились базой для дальнейших исследований, и в некоторых районах, где в свое время трудились морские геологи МАГЭ, впоследствии были пробурены скважины и открыты нефтяные и газовые месторождения.

- Конечно, на геологической карте миллионного масштаба нельзя указать точку заложения скважины, - пояснил главный геолог МАГЭ. - Это обзорные карты, нужные для общих целей - оценки перспектив и планирования дальнейших работ. Но они являются необходимой базой для более конкретных исследований. Последний год мы работаем над созданием карт шельфа, прилегающего к Кольскому полуострову и полуострову Канин, на юге Карского моря и моря Лаптевых.

Что касается конкретно запасов углеводородов, то их изучение - это уже другое направление работы МАГЭ. Она проводится по заказу Федерального агентства по недропользованию с 2003 года. Отчеты по исследованиям в Карском и Баренцевом морях и в море Лаптевых уже отправлены заказчику, здесь выявлено свыше десятка новых перспективных структур.

«Океан одинаков повсюду...»

Мой визит в Морскую арктическую геологоразведочную экспедицию состоялся накануне профессионального праздника геологов, который они отмечают в первое воскресенье апреля. У традиции есть вполне объективная основа: это время начала сезона полевых работ. То есть ученые после общего празднования обычно разъезжаются в разных направлениях.

Правда, к мурманским морским геологам это правило не вполне применимо. Дело в том, что их вотчиной является не только Северный Ледовитый, но и другие океаны, где исследования длятся круглый год. В арктических же морях все зависит от погодных условий. Но и здесь в нынешнем году ученые МАГЭ установили своеобразный рекорд, выйдя в первое плавание еще в феврале: как ожидается, летом предстоит большой объем работ, поэтому и открыли сезон намного раньше обычного.

Что ж, океан - неотъемлемая часть не только их работы, но и жизни. Практически все геологи экспедиции - настоящие моряки, поскольку проводят вдали от суши довольно много времени. Отсидеться в кабинетах не удалось никому - в море ходили и генеральный директор ОАО «МАГЭ» Геннадий Казанин, и главный инженер Игорь Заяц, и даже... сотрудницы экспедиции. Хотя, конечно, женщина на корабле - скорее исключение, поскольку дело это очень нелегкое, в том числе и чисто физически, - управляться с массивным оборудованием, опускать и вытаскивать его из воды под силу лишь крепким закаленным мужчинам.

У экспедиции три собственных научно-исследовательских судна - «Профессор Куренцов», недавно вернувшийся из теплого Индийского океана, «Геофизик», регулярно бороздящий студеные воды Арктики, а также «Геолог Дмитрий Наливкин», работающий по заказам зарубежных компаний. Так что геологам покой на суше только снится. Например, один из ветеранов МАГЭ. начальник партии информационных технологий Николай Федухин, работающий здесь со дня основания, жил морской жизнью полтора десятка лет.

- Трудности в море, бури, шторма меня не сильно беспокоили, - делится Николай Владимирович. – Но что действительно тяжело на корабле - это когда нет контакта между людьми в команде, когда коллектив плохо подобран. Среди наших сотрудников такого не было, но однажды я оказался на чужом судне, где отношения между моряками и учеными были напряженные, - так за рейс измотался!

Трудности перевода

Но в целом Николай Федухин о море говорит с удовольствием. С увлечением рассказывает о походах в Индийский, Тихий, Атлантический океаны - раньше МАГЭвцы работали практически по всему миру. Вспоминает, как в крошечном, но независимом островном государстве Барбадос (именно здесь писатель Рафаэль Сабатини «прописал» знаменитого пирата капитана Блада) они с товарищем забрели на окраину города и оказались в тисках между сворой голодных собак и вооруженными палками местными чернокожими жителями, от которых чудом ретировались без потерь. Как бродили по улицам и площадям Рио-де-Жанейро, тем самым, на которых разворачивается известный на весь мир карнавал. Правда, на само зрелище тогда еще советские моряки попасть не смогли, поскольку покидать судно им разрешалось лишь в светлое время суток. Зато в зарубежных кинотеатрах уже тогда они знакомились с фильмами, которые на отечественный экран попали только в последние годы. Еще одна яркая морская история, рассказанная Николаем Владимировичем, связана с появлением на судах первых компьютеров.

- Это были вычислительные машины ЕС 1010. Их установили на нашем «Куренцове», быстро показали, как обращаться с ними, и отправили в поход в Атлантику, к Канарам. От нас требовалось освоить и использовать технику. Однако делать это приходилось по документации, которая с французского языка была сначала переведена на венгерский, а лишь потом на русский. Поэтому, когда мы ее читали, буквы и слова выглядели вполне родными и знакомыми, а вот во фразы они складывались совершенно нерусские. В общем, рейс тогда получился очень напряженным и творческим, хотя в итоге мы с заданием справились.

Впрочем, подобных историй в МАГЭ можно услышать немало. Костяк коллектива сохранился здесь еще с 70-х годов, и даже тяжелые перестроечные годы не смогли этому помешать. До сих пор в строю многие из первых работников экспедиции - главный геофизик Игорь Французов, начальники геологических и геофизических партий и отрядов Сергей Чуранов, Александр Матюшев, Михаил Гришин, Александр Макеенко, Александр Васильев, Виталий Журавлев.

Всего сегодня в МАГЭ трудятся свыше 300 специалистов. И очередным приятным откровением для меня стало то, что среди них есть и совсем молодые люди, лишь недавно связавшие жизнь с наукой. В том числе и представительницы прекрасного пола - как, например, геофизик Анастасия Погудина. А вот выпускник Александр Зайцев пришел в экспедицию и вовсе чуть более полугода назад. Однако уже успел дважды побывать в море.

- Это вообще были мои первые в жизни походы в море, - признается молодой геолог. - Ходили в Белое море, брали там пробы грунта. Понравилось, что труд у ученых довольно разнообразный - меняются задачи, методы исследований. Хотя в море довольно тяжело, особенно в шторма, когда приходится привязывать все вещи - даже кружки и сахарницы. Но сама работа очень интересная, менять ее не планирую. Вот летом снова собираюсь в рейс.

Действительно, поле деятельности у морских геологов огромное - есть заказы, есть неизученные темы. К слову, за минувший год сразу двое сотрудников МАГЭ, Екатерина Васильева и Валентина Шлыкова, подготовили диссертации. Екатерина уже получила степень кандидата технических наук, а Валентине предстоит защитить свою работу на ученом совете 2 апреля.

В последнее время в экспедиции активно обновляется оборудование, что позволяет повышать качество и расширять спектр работ. Так что потенциал у морских геологов внушительный, поэтому есть основания верить, что белых пятен на картах с каждым годом будет оставаться все меньше.

Илья ЛЕОНИДОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 31.03.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,787373,687178,454371,7865
Афиша недели
Да здравствует копипастинг?
Гороскоп на сегодня