15.09.2007 / Наш край

Растите, сосны!

Круглую дату Анатолий Смирнов отметит в следующем августе. Сорок лет работы лесничим! А на Север бывший волжанин подался, можно сказать, за мечтой. Хотел попасть сюда сразу по окончании техникума. Не удалось. На семь мест при распределении желающих среди выпускников оказалось гораздо больше. Но, отслужив в армии, все-таки своего добился. И как приехал, так за все годы не расставался с Тайбольским лесничеством.

- Дома, на родине, дядька мой в лесхозе работал. И сыновья его тоже - там. Ну и я по тем стопам пошел. Вырос-то в лесной местности. Пацанами постоянно по лесу бегали, - вспоминает Анатолий Леонидович.

Ему вообще есть о чем рассказать, есть с чем сравнить нынешнее житье-бытье лесников. Как-никак четыре десятка лет - и собственный трудовой путь немаленький, и для предприятия - целая история.

Припомнился ему и случай из далекого 72-го:

- Лето было жарким, лесные пожары тушить не успевали. Полетели как-то на один на гидросамолете. С воинской части в помощь нам дали десяток солдат. И прапорщик с ними, за старшего. На месте высадились, я людей расставил и пошел вдоль границы пожара -посмотреть...

А когда лесничий вернулся, предстали перед ним «пожарники» в чем есть. Было же на них негусто - трусы и сапоги. Со всем же остальным пришлось распрощаться.

Как выяснилось, чтобы не жарко было, бойцы разделись, сложили обмундирование и отправились исполнять задание. Пока тушили, где велено, тут пожар возобновился. От одежды их только пуговицы уцелели. И одетым остался один прапорщик. Поскольку не раздевался.

- С пожаром мы справились. Но комаров-то, мошки сколько? Тучи! - продолжает Анатолий Леонидович. - И вот залезут бедные солдатики в озеро по шею, постоят... А холодно в воде-то. Замерзнут - и обратно на берег. Потом опять в воду. Так и спасались, пока самолет за нами не прилетел.

Историю эту, конечно, без улыбки воспринимать невозможно. Прямо живая комедия получается. Но, признаюсь, припомнил ее собеседник вопреки своему настроению, я попросила. Уж больно невеселый разговор у нас получался, несмотря на преддверие праздника. И ради такого случая во второй раз пришлось просить лесничего, когда фотографировала, - улыбнуться.

Улыбка у Анатолия Леонидовича хорошая. Но, в общем-то, шибко радостного я больше ничего от него не услышала, и улыбаться он особо не старался. Не на тот лад человек настроен. И, честно говоря, не удивительно. Скорее, тут можно было бы удивиться оптимистичному взгляду в «светлое» будущее, которое работникам лесного хозяйства уже лет двадцать, как разглядеть не удается.

Отрасли этой, пожалуй, повезло не больше, чем рыбной. Реорганизации здесь следуют, как лесные пожары в особо опасный год - на местах справляться не успевают. И нынешний год не миновало.

Ну какое может быть праздничное настроение, если очередное сокращение на носу? В октябре из восьми работников Тайбольского лесничества (насчитывавшего когда-то пятьдесят человек) должно остаться всего трое.

- Меняются функции. Все лесохозяйственные вопросы от лесхоза отделяются. Останется за ним только контроль, - поясняет Смирнов. - Будем заниматься одними проверками соблюдения лесного законодательства. А уход за лесом, посадки, заготовка, отвод земель, тушение пожаров - этим займутся другие. И сокращение идет не только у нас, во всех лесхозах. По всей России.

- А оно вам надо - посадками заниматься, пожары тушить? Надзирайте себе, - встреваю я.

- Так-то да. Но ведь ничего не подготовлено для этого. Хотя с начала года реформирование началось, - замечает он в ответ. - Волей-неволей приходится продолжать и пожары тушить, и сажать, и уходом за лесом заниматься.

Словом, у одного дома стены начали разбирать, у другого их еще не построили, а жить надо. Жизнь не откладывается и требует своего. А потому контролеры, в принципе лишенные нынче всех прочих обязанностей, на деле с ними не расстались.

Тех же сосенок этим летом высадили 80 тысяч. Сейчас занимаются заготовкой вешек для дорожников. А по весне в теплице, предназначенной специально для выращивания саженцев, посеяли семена. Расти им предстоит два года. И рассказывает об этом лесничий так, будто все как прежде:

- Тысяч 120-130 выращиваем. Посеяли в этом году, в мае, сосну. Последнее время в основном ее выращиваем: исходим из того, какие семена есть. Лиственницу вот давно уже не сеяли.

Контролировать же тайбольским лесникам силой в три штатные единицы предстоит территорию в 362 тысячи гектаров. Без техники их не укараулишь, а машину того и гляди отнимут. Вот такие дела.

- Уже около десятка всяких реформ было. И после каждой все хуже и хуже, - не скрывает Смирнов. - Лесной кодекс меняют тоже не в лучшую сторону. Приняли один, года два просуществовал, а в этом году опять новый. Когда готовили его, специалистов лесного хозяйства вообще никто не спрашивал, как лучше сделать. Неувязок получилось много. И то, что меняется - в смысле охраны лесов, - выходит в ущерб лесу. Вот лесозаготовителей, промышленников - тех да, новый кодекс устраивает. А лесохозяйственников - нет.

Кто и какие интересы в законодательной базе лоббирует, работникам отрасли видится вполне прозрачно. И то, что сейчас творится с зеленым богатством страны, - тоже не спрячешь.

- Лесников все меньше, а по всей России пилят где хотят, как хотят и кто хочет, - замечает Анатолий Леонидович. - У нас, правда, в крае с этим проблем меньше. Промышленного-то леса почти нет. Леспромхозы, что были, позакрывались, потому что сырьевая база практически закончилась. Только на юге области еще немного заготавливают.

Однако и оставшееся живое убранство полуострова, хоть оно и «непромышленное», беречь надо. Жалко его не меньше. А при варварском отношении и вседозволенности без бдительного ока такого натворить можно! Одними только несанкционированными свалками леса уже будь здоров как обезобразили. К тому же не только древесиной можно поживиться в лесном фонде. Совсем недавно, к примеру, Тайбольскому лесничему пришлось разбираться с нарушителями.

- Карьер у нас есть на «ленинградке». Там раньше дорожная служба брала песок. Но участок сдан обратно в лесхоз, рекультивация проведена. Зарастать уже карьер начал. И вдруг гляжу - самосвалы оттуда выходят. Оказалось, частники пригнали технику и преспокойненько начали разработки. Накопали ям экскаватором. Пришлось вмешаться, дойти вплоть до областного уровня, - поделился лесничий.

Светло вспоминает он начало восьмидесятых. На 85-й, говорит, самый пик пришелся для лесного хозяйства. Мол, и внимания ему государство много уделяло, и финансировали хорошо, и техникой обеспечивали. А потом - покатилась отрасль под гору. Слушала я его, и вопрос сам собой вырвался:

- За двадцать лет сплошных «перестроек» желания все бросить не появлялось?

И неожиданно услышала:

- Уйти - никогда мыслей не возникало, - признался Анатолий Леонидович. - Может, все-таки пойдут навстречу, обратят внимание на лесное хозяйство? Так с надеждой и живем...

Татьяна РЯЗАНОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.09.2007

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,685172,532977,108271,5747
Афиша недели
Айболит, а не гангстер?
Гороскоп на сегодня