24.11.2007 / Наш край

ГОЛОСА ВОЙНЫ

Все, что вы прочтете сейчас, сообщил мне нынешним летом, во время историко-поисковой экспедиции на полуостров Рыбачий, Михаил Орешета, руководитель областного Центра гражданского и патриотического воспитания молодежи. Специально представлять этого человека мурманчанам не надо. И только имя, безупречный авторитет Михаила Григорьевича в нашем крае - гарантия достоверности рассказанного и произошедшего. Больше подтвердить нечем. Но и промолчать нельзя...

- Первая история произошла в моей жизни в 1978 году, - начинает рассказ Орешета. - До этого мы искали отряд Александра Рудыкина уже года два. Была некоторая загадка. Рудыкин, известный разведчик на Северном флоте, воевал на полуострове Рыбачий. В марте 1943 года его группу послали в очередную разведку. Предстояло обнаружить штаб немецкого полка, который пропал. Ушел с одного места и нигде больше не обнаружил себя.

Рудыкину и его бойцам после высадки на берег с катеров повезло довольно быстро. Штаб они обнаружили за хребтом Муста-Тунтури. Можно было возвращаться, но внезапно разыгралась непогода и командир разведчиков решил воспользоваться этим, взять "языка". Легко отыскали замерзшего, бросившего от холода винтовку немца на посту у зенитной батареи. Без шума взяли его.

А дальше все решил случай. Немцы в расположении штаба обычно ходили по тропинкам, проложенным в снегу. Одного такого разведчики увидели, когда он спускался за кашей к полевой кухне. А не заметили того, как этот немец возвращался. Он же почему-то решил идти напрямую, через сопку и попал прямо на место, где лежал связанный "язык"...

Отряд был обнаружен. Начался бой. Окружение. Прорыв. Опять бой, окружение. И короткая передышка. Рудыкин и комиссар Чебанко собрали бойцов и честно сказали: все не выйдем, а разведданные надо обязательно доставить. Прорывающихся к катерам надо прикрыть. Чебанко произнес вслед за командиром: остаются коммунисты и комсомольцы...

Их было одиннадцать. Они приняли бой, а остальная часть группы сумела просочиться на берег...

Поначалу оставшимся снова повезло. Вырвались из окружения. Чтобы ввести противника в заблуждение, закрепили по склону свои полушубки. Но не помогло, разыгралась трагедия. Погибли почти все. Через три дня вернувшиеся наши разведчики смогли подобрать живыми только комиссара Чебанко и одного краснофлотца.

Располагая этой информацией, - продолжает Михаил Орешета, - мы поставили задачу найти останки девяти погибших бойцов. Но точно не знали, куда перебазировался немецкий штаб. В архиве сохранилась только запись-почасовка примерного хода операции. Года три ходили мы по сопкам вслепую. Наконец решили сосредоточиться на поисках самого штаба, чтобы от его расположения попытаться восстановить картину событий. И повезло. Штаб сохранился в целости, не вскрытый "черными" копателями. Стояли минометы, пулеметы. Много бутылочной тары встретилось, даже несколько целых бутылок шнапса...

На следующий день искали отряд, но толку никакого. Сидим у костра вечером и перебираем в разговоре факты. Рядом прикорнул у огня Слава Солопов, ледокольщик из пароходства, которого взяли в поход впервые: откровенно говоря, тяжелый рюкзак таскать. Проснулся он в час или два ночи. Протер глаза спросонья и неожиданно произнес: там они лежат, в распадке за горой, озером... Мы ошалели не от сказанного, а от уверенности в его голосе...

Решили сразу же идти. Дорога оказалась тяжелой, непростой, пока вышли к расщелинке, мимо которой ходили раньше десятки раз. Прямо на поверхности земли лежала разбитая рация, фляжка, кружка, сгнившие полушубки и кости... Но бойцов было явно меньше девяти. И снова Солопов поднял нас с уверенностью в голосе. Метрах в трехстах обнаружили второе место гибели разведчиков... Мы были потрясены.

Он ничего не мог связно объяснить, лишь заметил, что голоса погибших звали его. Неожиданно вспомнил фамилию и имя одного бойца. Потом архивные документы подтвердили: наш проводник не ошибался, хотя знать имя никак не мог.

- Другая история, - продолжает Михаил Орешета, - произошла в 1998 году. На Муста-Тунтури мы забросили смешанную группу молодых поисковиков из разных мест. Вернулись за ними через неделю и сразу почувствовали нервозную обстановку в лагере. На куске парусины были разложены останки человека, его ботинки, планшетка...

Совсем недавно нашла бойца девушка, впервые участвовавшая в поисковой экспедиции. Рассказ ее был коротким. Когда спускались с горы, она ненадолго присела отдохнуть. И вдруг за спиной раздался голос: "Иди ко мне". Обернувшись вокруг, девчонка никого не обнаружила. Но тут опять настойчиво прозвучали те же слова. Ей стало не по себе. Торопливо поднялась, начала спускаться вниз. И снова голос, настолько явственный, что можно было определить направление, откуда он шел, повторил: "Иди ко мне". Преодолев накативший страх, девушка двинулась на неведомый зов. В двух десятках метров ей встретились позеленевшие от времени кости...

Забыл имя, но хорошо помню ее - взволнованную, не способную отойти от потрясения. Мне показалось, что она смотрела на останки человека как на новорожденное дитя, - заканчивает свой рассказ Михаил Григорьевич.

Мы молчим. И для нас очевидно только одно. Еще долго та, самая страшная война не будет отпускать нас.

Записал Владимир БЛИНОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.11.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,893276,057679,300672,7685
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня