06.02.2008 / Наш край

Поймать атом и не дать компьютеру "сойти с ума"

Фото: Федосеев Л. Г.
Спектромер излучения человека. Государственное предприятие "Атомфлот". Наш корреспондент в хорошем настроении после обследования на СИЧе.

Мой собеседник Сергей Ковзель умеет делить время на живое и мертвое. "Машина времени", которую изо дня в день он контролирует, поправляет, а то и помогает ей, называется СИЧ. Если расшифровать - спектрометр излучения человека. Чтобы было еще понятней, первое слово в обиходе заменяют на разговорное - счетчик. А вот измеряет он вовсе не время, но тончайшую, загадочную и для некоторых пугающую материю - радиоактивность. Время же мертвое образуется, когда технике не удается сразу пересчитать на языке цифр мощный поток радиоактивного излучения, но благодаря электронным "складам" компьютерной памяти информация не выпадает из анализа, просто автоматически увеличивается реальный период анализа.

СИЧи имеются на предприятиях, связанных с атомной энергией. На Кольском полуострове их достаточно на Кольской АЭС, СРЗ "Нерпа", "СевРАО"... Но такого СИЧа как на государственном предприятии "Атомфлот", обслуживающем ледоколы, нет ни у кого. Подобно своим электронным собратьям, он тоже фиксирует "свечение" человеческого организма, но только он один при этом расскажет, в каких частях и органах тела спрятались частички радиоактивного вещества. Эти атомы с отклонениями от своей классической структуры, что и породило их активное "возмущение", называются изотопами. А еще - радионуклидами.

Без вводной "лекции", в аппарат, который должен был "просветить" меня, соваться не хотелось. Чтобы не уподобляться болванчику, которым неизвестно как манипулируют. Впрочем, и после нее инженер-дозиметрист "Атомфлота" Сергей Ковзель не торопится взяться за меня. Сквозь бронированное жерло аппарата медленно двигается какая-то проба радиоактивного вещества, а по монитору компьютера ползет дрожащая "кардиограмма" из всплесков-пиков энергии.

- Где-то здесь должен кобальт прятаться, - задумчиво произносит Ковзель, разглядывая эти пики: их величина и энергия опытному взгляду подскажут многое. - Что и где ожидается, то и ищем, - размышляет мой собеседник.

Оказывается, неспроста размышляет. В таблице Менделеева сегодня 108 элементов. У каждого может быть по несколько изотопов. Это уже не одна сотня. Если в базу данных сразу ввести методики распознавания каждого из них, компьютер может "сойти с ума". Потому-то в процессе распознавания невидимых и неощутимых радионуклидов без человека никак не обойтись...

- Чувствуешь себя сыщиком, расследующим обстоятельства проникновения в воздух, в помещения, в человека радионуклидов. Иногда такие ситуации возникают, что приходится поломать голову,- подытоживает Ковзель.

Однажды у слесарей, работавших с облученным оборудованием атомоходов, было зарегистрировано поступление изотопов европия, хотя и на уровнях, значительно ниже допустимых. Но сам факт потребовал тщательного исследования. А тогда еще в лаборатории СИЧ не было подробной методики расчета активности этих изотопов и создаваемой ими дозы внутреннего облучения. Пришлось Ковзелю идти в областную научную библиотеку, запрашивать материалы по европию. Описанное в литературе поведение европия в организме полностью подтвердилось на практике, доза была рассчитана правильно. Когда же в цехе стали выяснять, где слесаря получили те самые радионуклиды, тоже не сразу ситуация прояснилась. Во время работы с обеспечением радиационной безопасности все было в норме! Но по иронии судьбы таинственные радионуклиды возникли позже, когда рабочие подняли пыль, убирая металлическую стружку...

После обследования на СИЧе опытный специалист может даже приблизительно определить время поступления радионуклидов в организм человека: об этом можно судить по тому, в каких органах они сконцентрированы. Вообще же на предприятии исключительно редки случаи сколько-нибудь значимых разовых проникновений изотопов в организм работников, и уж тем более не происходило превышения допустимых значений уровней радиоактивности, установленных федеральными нормами. Большинство людей здесь хорошо понимают, отчего так строги правила радиационной безопасности и неукоснительно соблюдают их. Но не без исключений.

Как-то один нерадивый работник с судна нарушил процесс, и техника ему отомстила - в лицо плеснуло струей высокоактивных жидких радиоактивных отходов. Огласки он не хотел, тщательно умылся чистой водой и отправился домой. Не тут-то было: на контрольной установке "Янтарь", что на выходе предприятия "Атомфлот", он "зазвенел". Через сутки это повторилось, и тогда пострадавшего-виноватого подвергли глубокой проверке на СИЧе. К счастью, даже в этой ситуации радиационное воздействие на работника оказалось намного ниже допустимых уровней. Бывали и полуанекдотические случаи: на проходной "звенели" люди, которым медики вкололи препарат, содержавший нуклиды. Но шутки в сторону - на них тоже составлялся протокол о нарушении, причем не больничного режима: о подобном лечении обязательно следует ставить в известность...

Впрочем, бывают в лаборатории ситуации, когда радионуклиды из потенциальных "врагов" превращаются в чутких помощников в производственном процессе. Появление, например, некоторых характерных изотопов в технологических водах сигнализирует о неисправности атомной паропроизводящей установки.

Пока инженер-дозиметрист просвещал меня на опыте прошлого, установка подкинула нам свежий пример. Только что проверенная на спектрометре канистра с пробой технологической воды "выдала" по изотопу сурьмы уровень активности 600 беккерелей, что превышает допустимые 560. Если написать такую активность в акте на слив исследованной жидкости, то компьютер автоматически поставит запрет на сброс - ее нужно продолжать чистить от избытка изотопа. "Можно и иначе, - комментирует Ковзель. - Выдерживать хотя бы месяц в изолированных емкостях. Исходя из периода полураспада изотопов сурьмы (потери ими наполовину своей активности) за это время вода очистится до приемлемого уровня".

Есть, оказывается, и третий путь - попросту растворить в большой жидкой массе, в море или в заливе. Кстати, англичане, не утруждая себя лишними заботами, именно так и поступают. Российское законодательство строже: если и сбрасывает "Атомфлот" в Кольский залив технологическую воду с атомных ледоколов, очищенную до нормативного уровня (по сути уже питьевую), то лишь в пределах квоты, которую выделяет предприятию областная администрация. Ну прямо "Киотский протокол", только не в отношении воздуха.

Впрочем, воздух в помещениях технологической базы атомного флота и вокруг нее контролируется не менее строго. При участии той же установки СИЧ. И не только. Недавно предприятие обзавелось еще одной, чрезвычайно полезной и удобной аппаратурой. Это система для полевых измерений фирмы Канберра. Она позволяет выяснить уровень радиационного загрязнения грунта, различных поверхностей, активности отходов в контейнерах, бочках, других емкостях без их вскрытия. С помощью ее оценивается содержание гамма-излучателей в организме людей при аварийных ситуациях и многое другое. А главное, все это делается непосредственно на месте в режиме реального времени.

Ну вот, пожалуй, столько у нас новых знаний появилось, что еще добавлять - уже будет во вред. Пора переходить к практике.

Ложусь на тележку-каталку, которая в течение десяти минут провезет меня сквозь проем в установке, начиненной чувствительными датчиками. Вся процедура напоминает исследование на компьютерном томографе, но разница принципиальная. Здесь тебя ничем не облучают, наоборот - фиксируют энергию, которая исходит из тебя. Немного романтики прошлого. Защитная камера аппарата изготовлена из металла доатомной эры, взятого с утилизируемых кораблей давней постройки, иначе бы на чистоту измерений повлияли сторонние радионуклиды искусственного происхождения, появившиеся на планете после сороковых годов прошлого века.

...Все позади. Как и ожидалось, я абсолютно "чист" - содержание радионуклидов ниже чувствительности установки. Это лишний раз подтверждает, что в городе, где мы живем, радиационная обстановка нормальная. Как и на предприятии "Атомфлот", обеспечивающем безопасную эксплуатацию атомных ледоколов.

Фото: Федосеев Л. Г.
Спектромер излучения человека. Государственное предприятие "Атомфлот". Свою увлеченность работой Сергей Ковзель передал и дочери Маше.
Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.02.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,293472,465976,340969,7942
Афиша недели
Призраки российского проката
Гороскоп на сегодня