06.03.2008 / Наш край

Витус Беринг - шпион?

Подобного масштаба исследований не знает история.

В течение 10 лет тысячи людей работали в составе морских и сухопутных отрядов экспедиции на пространстве моря и суши от Белого моря до Камчатки. На небольших судах и шлюпках, рискуя жизнью, они преодолевали ледовитые моря, на собачьих, оленьих упряжках, пешком двигались по пустынным тундрам вдоль морских берегов Арктики. Они составляли карты, определяя астрономические координаты приметных мест, измеряя глубины моря, изучали быт и нравы обитателей Крайнего Севера.

Экспедицию возглавлял капитан-командор Витус Беринг. Его ближайшими помощниками были Алексей Чириков и Мартын Шпанберг.

Отряды экспедиции работали под покровом строгой секретности. Дело в том, что ее результаты очень интересовали Запад, особенно Францию и Нидерланды. Францию волновал практический торговый вопрос: есть ли морской пролив к северу от ее владений в Канаде? (Аляска не была еще открыта). Она и сама организовывала экспедиции по отысканию сообщений Канады с "южным морем, отделяющим континент от Китая". Франция боялась и утверждения России на американских территориях, которые считала своими. Поэтому французская академия наук, выражая интересы влиятельных колониальных групп, предложила Петру I организовать французскую экспедицию по отысканию пролива (будущего пролива Дежнева). Петр решил силами своих, российских военных моряков выяснить, есть ли там пролив.

В январе 1725 года император вручил Витусу Берингу собственноручно написанную секретную инструкцию, которая предписывала плыть с Камчатки на север вдоль берега чтобы найти, где он сходится с Америкой, либо разделяется с ней проливом. Это была Первая Камчатская экспедиция, ставшая предтечей Великой Северной. Задачу, поставленную императором, Беринг, датчанин на русской службе, учившийся в морской офицерской школе в Голландии, не выполнил, хотя, как убеждены исследователи, мог бы. Дойдя 16 августа 1728 года до северной широты 67 градусов 18 мин, капитан-командор отдал приказ о возвращении на Камчатку вопреки протестам Алексея Чирикова, призывавшего Беринга продолжать выполнять предписание Петра I-го. Тем более, что условия плавания были благоприятными: ни льдов, ни опасных ветров. Ломоносов, более всех других ратовавший за исследование Северного морского пути, осуждал этот шаг Беринга. Он писал: "Одного жаль, что идучи обратно, следовал тою же дорогой и не отошел далее к востоку, которым ходом, конечно, мог бы приметить берега северо-западной Америки".

Почему Беринг так поступил? Историк М.И.Белов писал: "Возможно, какую-то роль сыграли связи Беринга с некоторыми иностранными дипломатами в Петербурге. Достижение русской экспедицией Аляски, на территорию которой могла претендовать Франция, союзница Голландии, позволило бы закрепить эту землю за Россией. Это хорошо понимали офицеры, и прежде всего Алексей Чириков. Поэтому они и не соглашались с Берингом". Далее Белов отмечает, что Беринга связывали родственные узы с представителями голландской торговой буржуазии, а также он был близок к голландской дипломатической миссии в Петербурге. Неудивительно поэтому, что голландский посол раньше и подробнее других узнал о снаряжении Камчатской (секретной) экспедиции. И результаты ее также стали известны голландской миссии: перед вторичным отправлением на Камчатку в апреле 1733 года Беринг нанес визит голландскому послу барону Зварту и передал ему копию русской карты Северо-Востока империи.

"Приведенные выше данные расходятся с обычными характеристиками Беринга как человека добросовестного",- пишет М. И. Белов в своем труде "Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины ХIХ века".

Известно, что назначить Беринга командовать Камчатской экспедицией рекомендовал Петру I адмирал Крюйс, голландец шведского происхождения, также находившийся на службе России. Вот аргумент адмирала: "Бывал в Вест-Индии и обхождение знает". В Вест-Индии Беринг бывал, но в чине матроса, а обхождение знали, а также могли проявлять мореходное искусство и организаторские способности многие российские морские офицеры наподобие того же Чирикова. Что и доказали они в ходе Великой северной экспедиции. Однако император-западник продолжал с большим предпочтением относиться к иноземным морякам, чем к своим, все еще не доверяя их умению.

Словом, недостаточно, как выясняется, знали у нас капитан-командора и в его время и позднее. Даже внешность Витуса Беринга, знакомая нам по учебникам и популярным книжкам, где он изображен полноватым добродушным бюргером, оказалась принадлежащей его дяде, тоже Витусу Берингу, известному датскому историку и поэту. Прилагаемый здесь портрет капитан-командора воссоздан специалистами-антропологами по его останкам, которые были отысканы в 1991 году энтузиастами на острове Беринга, где Витус был захоронен.

После неудачной Первой Камчатской экспедиции, в ходе которой, правда, на карту была нанесена значительная часть восточного российского побережья, родилась идея организовать грандиозную комплексную морскую географическую экспедицию, какой не бывало прежде ни в одной стране. В ходе ее в намерения Беринга входило нанести на карту все арктические и дальневосточные берега России, изучить их природу, а также омывающие их моря.

Об этой десятилетней эпопее написано немало книг и исследований. Великая Северная экспедиция была предприятием сугубо военным, то есть, тоже, разумеется, секретным. Однако, как-то загадочно исчезли без следа важнейшие результаты экспедиционных наблюдений. Уцелели лишь морские карты, да и то - их дубликаты.

Здесь уместно вспомнить о том, что наш Северный морской путь, его описание, его карты издревле интересовали политиков и купцов в западных державах. Великая Северная экспедиция имела одной из главных задач выяснить, возможен ли морской путь в Китай севером, Ведь он занимал бы несколько месяцев, в то время как плавание из Европы в Китай югом протекало не менее полутора лет. Европейские картографы время от времени выпускали все новые карты, в том числе - северных и восточных побережий России.

Где добывали они сведения для своих карт?..

Агентурные, шпионские сведения о Северном морском пути всегда были лакомой добычей для многих иноземцев. Известен эпизод: наш лоцман, проводивший перед началом Второй Мировой войны германский пароход в Мурманский порт, увидел в штурманской рубке немецкую морскую карту Кольского залива. Она оказалась более подробной, чем собственная советская морская карта. И во время Великой Отечественной войны германские корабли и субмарины действовали в советском секторе Арктики так же уверенно, как в родном Балтийском море.

Игорь ЧЕСНОКОВ.

Опубликовано: Мурманский вестник от 06.03.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня