05.04.2008 / Наш край

Пионеры арктического шельфа

Фото: Ещенко С. П.
Генеральный директор Геннадий Казанин.

Меккой геологоразведки на Кольском полуострове традиционно считаются Кировск и Апатиты, где начинал исследования еще в 20-х годах прошлого столетия знаменитый академик Александр Ферсман, где и сегодня на геологию Севера работает сеть мощных институтов Кольского научного центра. Но ничего раз и навсегда данного в этой жизни нет. Медленно, но неумолимо молодая морская геологоразведка, расквартированная в Мурманске, теснит именитого сухопутного соседа. Конечно, это соперничество довольно-таки условно, и скорее всего сами геологи мало, а то и совсем им не озабочены, но мировой прогресс диктует свои коррективы. Если Хибинская геология, в основном, занята изучением природных богатств Кольского полуострова, то мурманчанам досталась колоссальная по размерам, сложности и необычности освоения акватория Северного ледовитого океана, а еще точнее - зона северо-западного морского шельфа России, которую по праву называют последней природной кладовой планеты. Правда, чтобы добыть эти самые запасы нефти и газа, скрытые не только слоями осадочных пород Земли, но и морской толщей, нередко измеряемой километрами глубины, предстоит решать задачи, с которыми не сталкивался никто в мире. По молодости мурманской геологоразведки, а еще из-за отсутствия пока конечных результатов ее деятельности - масштабной добычи жаждуемых всем миром миллионов кубометров нефти и миллиардов - газа - мы не в состоянии наглядно и полно оценить проделанное мурманчанами. Но определенные достижения, а нередко и открытия, сделанные, что называется с чистого листа, говорят сами за себя.

Мало кто из непричастных к геологии знает, что пионером геологоразведки арктического шельфа стала организация с короткой, но емкой аббревиатурой КМАГЭ - Комплексная морская арктическая геолого-геофизическая экспедиция. Судьба ее была непростой, если не сказать, драматичной. Но сейчас, 36 лет спустя, эта организация сумела доказать всем, что именно она заложила фундамент геостратегических по масштабам исследований шельфа Арктики, при том продемонстрировав всем - скептикам, конкурентам, соперникам блестящий пример выживания в меняющихся социально-экономических условиях.

В 1972 году они начинали в подвале одного из мурманских домов на улице Карла Маркса. Работали на арендованных судах, либо на переоборудованных ветеранах рыбацкого флота, таких как знаменитый в свое время НИС "Сазан", память о котором сохранилась лишь на старых снимках. Впрочем, производственно-бытовая неустроенность далеко не исчерпывала трудностей, которые выпали на долю молодого коллектива. Отцом или матерью-прародительницей КМАГЭ (это уж кому как нравится) был институт геологии Арктики. Но при том морской геологии в советских институтах тогда не обучали - по причине ее неразвитости, как таковой. Хотя и существовали на Каспии знаменитые Нефтяные камни, но это уже другая, уходящая эпоха со своими масштабами и методами освоения недр. Арктика требовала иных, неизведанных еще подходов.

Поначалу первый руководитель арктической геологоразведки Николай Трубятчинский не хотел принимать предложение о руководстве экспедицией. Еле уговорили его поработать в Мурманске хотя бы один сезон. А вышло - 20 лет, во многом определивших достижения российских геологов на арктическом шельфе. Только за первые пять лет существования КМАГЭ, когда она была единственной геологоразведочной организацией в Мурманске, было обнаружено на морском шельфе 27 перспективных на нефть и газ структур.

Но даже очевидные достижения не всегда оборачиваются благополучием и процветанием самой организации. В 1981 году КМАГЭ стала МАГЭ, не утратив, однако, вместе с первой буквой в названии комплексный характер своих исследований морского шельфа. Хотя некоторые направления вкупе с методикой изысканий перешли к новым геологическим организациям, создававшимся в Мурманске. Время еще было советское, а потому и способы такой реорганизации экспедиции, сужавшей спектр ее исследований, имели выраженный командно-волевой характер. Но, может, это была логика времени, потребовавшего резко расширить число организаций арктической геологоразведки и интенсифицировать работы. Страна, несмотря на наличие крупнейших разведанных и освоенных запасов углеродов, не желала жить лишь сегодняшним днем и беспокоилась об их приросте. И слава богу, если взять в расчет последнее десятилетие XX века, когда российская власть не только с будущим, но и с потенциалом прошлого не могла справиться, проедая или просто разрушая его. Геологи же, по определению, работают на завтрашний, а то и послезавтрашний день государства. Только вот государства-то прежнего, могучего, уже не было... Потому геологоразведка стремительнее многих других отраслей неслась в тупик 90-х годов. А там по закону рыночных джунглей выжить и выстоять могли только сильнейшие.

Многие организации, в том числе и МАГЭ, были вынуждены из-за многократного уменьшения государственного финансирования искать работу за рубежами России. География работ экспедиции резко изменилась, как и их заказчики. Собственное государство заменили мощнейшие в мире нефтегазовые компании Мобил, Эссо, Норск-Гидро, Статойл и другие. Для того, чтобы работать с ними на равных партнерских отношениях, в 1994 году МАГЭ прошла процедуру приватизации. Заметную роль в этой реорганизации экспедиции сыграл сменивший Трубятчинского на посту начальника экспедиции Ринат Мурзин. И начались не менее плодотворные, чем в советское время, работы на шельфах и континентальных окраинах Северного, Средиземного морей, вблизи Северной Америки, побережья Африки, в Тихом океане. Успешно освоенные специалистами МАГЭ методы магнито- и гравиметрических исследований, сейсморазведки и другие позволили новому акционерному обществу продемонстрировать и свою открытость миру, и квалификацию в выполнении сложных и разнообразных заказов. Конечно, обидно, что страна наша в эти годы все больше отставала в геологоразведке не только от ведущих мировых держав, но даже от небольшой соседки - Норвегии. Но с другой стороны, не обрети МАГЭ и ей подобные опыта работы по международным стандартам, бизнес-планам, разве смогла бы она выйти на уровень новых задач в своей арктической зоне, когда у страны появились амбиции и средства для прорыва в исследованиях морского шельфа.

Примерно с 2002 года возврат на Север для МАГЭ стал неизбежен. К этому моменту коллектив располагал модернизированными по западным стандартам научно-исследовательскими судами "Геолог Дмитрий Наливкин" и "Профессор Куренцов". Возобновились работы по поиску перспективных нефтегазоносных структур в Баренцевом, Карском морях, в районе архипелага Шпицберген, имеющего для России геополитическое значение, протянулись маршруты рейсов даже в море Лаптевых. А впереди, в планах до 2015 года, предстоит бросок на восток - в почти неисследованное Восточно-Сибирское, и вероятно, далее - Чукотское море. Это все уже реальные планы, возможности экспедиции сегодня таковы, что в среднем ежегодно ее специалисты на судах исследуют строение морского дна на маршрутах длиной до тридцати тысяч километров. Причем, не только ищут потенциально нефтегазоносные структуры, но и ведут геологическую съемку для решения важнейшей государственной задачи - подготовки цифровой карты шельфа Российской Федерации.

Когда видишь с помощью компьютера фрагменты этого описания морей Севера, сразу становится ясно, что перед тобой документ, мало чего общего имеющий с нашими привычными представлениями. Электронная карта Западно-Арктического шельфа России подобна многослойному пирогу, состоящему из отдельных компьютерных листов и тематических слоев, которые показывают геологическое строение от глубинных горизонтов земной толщи до поверхности дна моря, распределение прогнозных ресурсов нефти и газа, закономерности размещения месторождений полезных ископаемых. Есть даже экологическая карта, свидетельствующая, что наши Баренцево и Карское моря пока еще чисты, не считая части акваторий вблизи Новой Земли и у побережья Кольского полуострова, а также самого Кольского залива. Так что информации к размышлениям, как осваивать арктический шельф, накоплено уже немало.

Обо всем этом рассказывал на заседании мурманской Ассоциации исследователей Арктики главный геолог МАГЭ лауреат Премии правительства России в области науки и техники Сергей Шкарубо. Вместе с ним знакомили собравшихся с деятельностью первой на Мурмане экспедиции по разведке шельфа Арктики главный геофизик производственного отдела Игорь Французов и начальник отряда Владислав Васильев. Фильм, который они показали во время встречи, назывался весьма символично - "Мы здесь навсегда". И этой формулой, подкрепленной многолетними усилиями совсем небольшого коллектива - около 350 человек - Морская Арктическая геологоразведочная экспедиция весомо подтверждает свое участие в важнейшем на сегодня деле - укреплении российской государственности на просторах Арктики.

Фото:
Генеральный директор Геннадий Казанин и главный геолог Сергей Шкарубо. Фото из архива МАГЭ.
Фото:
НИС «Геолог Дмитрий Наливкин» у берегов Гренландии. Фото из архива МАГЭ.
Фото:
Главный геолог Сергей Шкарубо. Фото из архива МАГЭ.
Владимир БЛИНОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.04.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня