05.07.2008 / Наш край

Печенгский узел

Такой в представлении финляндских экстремистов должна была стать Страна Суоми.

3. После обмена пулями обмен нотами

Утопающий, говорят, хватается за соломинку. Реткикунта, тонувшая в расплывшихся под майским солнцем снегах, с упорством обреченного вцепилась в Борисоглебск. Земля вокруг этого невеликого селеньица - российский анклав на норвежском берегу реки Паз, представляла собой естественную крепость. Надежнее любых стен с трех сторон защищала ее граница с Норвегией - нейтральным государством. Статус нейтрала Страна фьордов оберегала, как зеницу ока, а потому переброски русско-английских войск через ее территорию можно было не опасаться. С четвертой же стороны река. Попробуй ее переплыть и сразу попадешь под встречный пулеметный огонь. И в тоже время - это транспортная артерия, по течению которой из Финляндии в Борисоглебск можно перебросить любой необходимый груз. В общем, отступавшие от Печенги финны решили удержать за собой хотя бы краешек русского приграничья. Мол, будет плацдарм - будет, откуда начать новый натиск. Уходя за рубеж, Ренвалл приказал коменданту Борисоглебска Юнгеллу и его команде из пяти человек защищать селение до последней возможности.

Феликс Юнгелл, бывший телеграфист, поневоле вспомнил о прежней профессии. Одну за другой слал он пазрецким лопарям в Эльвенес телеграммы, призывая вернуться домой, обещая свободу, безопасность и уважение частной собственности. Лопари, тем не менее, не спешили обратно. Ну а пока суд да дело, финны, разместившиеся в здании местной церковно-приходской школы, привычно занялись конфискацией государственного имущества и всего, что хотя бы немного на него походило. Даже храмовая утварь, даже школьные бумаги изымались, как военный трофей. Тем временем, подошло к концу продовольствие. Отчаянные попытки договориться с норвежцами о покупке продуктов питания не увенчались успехом - у медали нейтралитета, как оказалось, есть и другая, весьма неприглядная сторона. 19 мая 1918 года Борисоглебска достигло преувеличенно громкое эхо минувших событий - слух о том, что русские разбили реткикунту в упорном сражении под Салмиярви и помощи больше ждать неоткуда. Ситуация казалась безвыходной, нападение грозного врага неминуемым и на следующий день Юнгелл со своими людьми сдался норвежским властям.

Вот уж действительно - у страха глаза велики. Ни русские, ни англичане и не думали преследовать разбитых у Печенги финнов. Даже когда 22 мая из Мурманска поступил приказ "Поднимите Борисе Глебе вместо финского красный флаг" никто не тронулся с места - распутица. Белофиннам было проще. 19 мая из Виртаниеми на лодках вниз по реке Паз на помощь Юнгеллу отправился новый отряд, чуть больше десятка человек, все, что смог наскрести Ренвалл в тех условиях. Несмотря на ледоход реткикунта номер два 25 мая успешно достигла опустевшего, всеми покинутого Борисоглебска. Спустя еще 4 дня, туда прибыл добиравшийся отдельно командир первой роты лапландских егерей капитан Марти Элерс, назначенный комендантом. Уяснив обстановку и наметив план обороны на случай нападения с другой стороны реки, он стал ждать. Ожидание, впрочем, было недолгим. Разбушевавшаяся, полая вода не позволила лодке с припасами пробиться к Борисоглебску и 2 июня Элерс отправил свою реткикунту обратно в Виртаниеми. В прямом и переносном смысле слова не солоно хлебавши. Сам он еще с одним бойцом решил держаться пока хватит сил, но через несколько дней повторил путь Юнгелла - пересек норвежскую границу и был интернирован.

Неудача следовала за неудачей. Казалось бы, можно и образумиться. Тем более, что донельзя раздраженные действиями финнов державы Антанты начали выражать недовольство на дипломатическом уровне. 12 июня 1918 года Франция, укомплектовавшая незадолго до того береговую батарею в Цып-Наволоке своими артиллеристами, устами генерального консула в Хельсинки заявила, что "выступления, угрожающие безопасности французских граждан на Мурманском побережье" будут рассматриваться, как нарушение принятых Финляндией обязательств. Но Ренвалл, с маниакальным упрямством стремившийся оставить за собой хотя бы пядь русской земли, уже на следующий день снарядил третий отряд. 16 человек на трех лодках, полных оружия и провианта, поплыли вниз по реке к Борисоглебску. Возглавлял отряд Хельге Аспелунд, во время похода на Печенгу командовавший разведвзводом.

Судьба этой, уже третьей по счету, реткикунты оказалась столь же печальной, что и у первых двух. Заняв, в очередной раз, Салмиярви белофинны получили сообщение о подходе соединенных русско-британских сил и поспешили оставить селение. Ночь они провели, укрывшись на острове Меникка. Утром 14 июня отправились дальше. Русские пограничники вместе с англичанами уже поджидали их, рассредоточившись вдоль берега по пути следования реткикунты. Лодки подпустили поближе, а затем ударили по ним с прибрежной сопки. Отряд Аспелюнда был разбит, а сам он ранен. Одна лодка затонула, двум другим удалось пристать к норвежскому берегу, где их уже поджидали норвежские солдаты, с чисто скандинавской аккуратностью разоружившие уцелевших финнов и препроводившие в лагерь для интернированных лиц. Руководивший боем агент русского Военно-регистрационного бюро (контрразведки) Парман телеграфировал в Мурманск: "Встречал белогвардейцев, угостил хорошо, как следует...". В официальном сообщении Мурманского военного комиссариата значилось: "...Наш пограничный отряд под командой Пармана встретил отряд финских белогвардейцев. Произошло столкновение, в результате которого нашими взят пулемет, четыре винтовки и один пленный. 4 белогвардейца убито. С нашей стороны потерь нет".

Подобно вцепившемуся в горло жертвы бойцовому псу, который потом не в состоянии самостоятельно разжать челюсти, Финляндия уже не могла отказаться от претензий на Печенгу без давления извне. Ее лидеры, не доверявшие больше неудачнику Ренваллу, перешли от военных действий к дипломатическим. 27 июня финляндский посланник в Стокгольме Гриппенберг вручил своему английскому коллеге Говарду, а затем и французскому - Тьебо, ноту протеста против действий британцев в Печенге с требованием вывести оттуда войска. Суоми была не в силах ослабить "мертвую" печенгскую хватку, а потому нота небольшого, даже мало кем еще признанного государства двум великим державам напоминала по форме ультиматум. Англия и Франция посчитали, что на этот шаг финны могли решиться только по указке немцев, стоявших за их спиной и подталкивавших к тому, чтобы, в ходе продолжавшейся Первой мировой войны, одним махом разрубить Печенгский узел. Угроза "потерять лицо" заставила союзников действовать быстро и максимально жестко. Практически сразу английское правительство уведомило британских подданных, чтобы они в течение двух недель закончили свои дела и покинули Финляндию, так как между ней и странами Антанты начнется война. Норвежские власти тут же ликвидировали все лицензии на экспорт в Финляндию, из-за большой вероятности вооруженного конфликта. Английский посланник в Швеции запросил шведского министра иностранных дел, какую позицию займет Швеция в случае войны между Великобританией и Финляндией. Не ожидавшие столь резкого ответа финны пошли на попятный. 2 июля Суоми направила английскому правительству депешу, в которой пыталась загладить впечатление от своей предыдущей ноты. Открывать новый фронт на Севере Европы союзникам, и без того напрягавшим все силы в развязанной четырьмя годами ранее кровавой бойне, вовсе не хотелось, и они любезно согласились считать инцидент исчерпанным. Полномасштабная "печенгская война" так и не состоялась.

Пазрецкие лопари уже давно вернулись к родным очагам, в Борисоглебске вновь находился русский пограничный пост, но пик противостояния в районе Печенги еще не был пройден. Он пришелся на август-сентябрь 1918 года и связан с подготовкой германским генштабом операции "Шлюсштайн" - "Ключевой камень". В ее ходе предполагалось осуществить, в том числе, совместные действия немецких войск и Красной армии против Антанты на Мурмане. 7 августа советский представитель в Берлине Иоффе известил наркоминдела Чичерина, что "в тайном обмене нотами по вопросу о Мурмане" Германия согласилась завершить подготовку к началу совместных действий в ближайшее время. Не оставалась в стороне и Финляндия, спешно строившая на севере страны дороги и осуществлявшая военные приготовления. В середине августа Германия потребовала, чтобы финская армия была через две недели готова к наступлению на Мурманское побережье. Что касается союзников, они, опасаясь за многострадальную Печенгу, наращивали там свои силы. К сентябрю печенгский гарнизон составлял уже несколько тысяч человек, а командующий союзными силами Мурманского района генерал Мейнард требовал новых и новых подкреплений. Впрочем, они не понадобились: в связи с поражениями Германии на других фронтах подготовка операции "Шлюсштайн" была свернута, а вскоре немецкие войска стали покидать Финляндию. Интернированные норвежцами бойцы трех реткикунт были отпущены по домам в середине сентября. Гарнизон в Печенге сократили до необходимого минимума. Узел, петлей затянутый прежде на горле Мурманского края, ослаб. И только Ренвалл, состояние которого некоторые исследователи называют "печенгским помешательством", продолжал бомбардировать правительство телеграммами, требуя организации все новых и новых походов. Но финнам, переориентировавшимся на победившую в Первой мировой Антанту, волей-неволей пришлось отложить решение Печенгского вопроса до лучших времен.

О Печенга - затерянный, исчезнувший мир! Невероятно, но факт - о том, что происходило там в годы революции и Гражданской войны мы знаем подчас меньше, чем о событиях XVI-го столетия. Часть документов погибла при передаче этой территории в 1921 году добившимся-таки своего финнам, часть, вероятно, до сих пор пылится на полках архивов Суоми. Немало могли бы рассказать люди, но они в 1944-м были эвакуированы в Финляндию. Те, кто пришел на их место, начали жить с чистого листа, почти не зная истории. Настало время, пусть по крупицам, восстанавливать утраченное...

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 05.07.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,587175,182577,528072,9524
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня