21.08.2008 / Наш край

Конец света? Только не у нас!

Фото: Попович Татьяна
Анатолий Гноевой на одной из «плантаций»: «Вот он, волосенец!»

После двух дней непроглядной хмари и проливного дождя ехать на хвостохранилище Оленегорского ГОКа не очень-то хотелось. Но люди же там, сказала я себе, работают! Словно в награду за проявленную принципиальность с утра слегка разъяснилось и в щелку между серыми облаками проглянуло солнышко.

ЗДЕСЬ ПТИЦЫ НЕ ПОЮТ, ДЕРЕВЬЯ НЕ РАСТУТ

Вспомнилось, как несколько лет назад довелось мне быть гидом иностранных журналистов и кинопродюсеров. На комбинатовском «уазике» мы гоняли к отвалам пустой породы и хвостохранилищу на Хариус-озере. Величественные пирамиды каменных отвалов, мертвые песчаные «пляжи» хвостохранилища - зрелище с непривычки, скажем прямо, шокирующее. Дивясь тому, какой ценой заплачено за добычу железной руды на потребу цивилизации, коллеги прагматично прикидывали, какую пользу можно извлечь из этого сюрреалистического пейзажа.

Допустим, организовать авторалли по песчаному бездорожью - это привлечет любителей экстрима, а развитие туризма принесет хороший доход муниципалитету. Киношники не скрывали, что приехали подыскивать «натуру» для Голливуда. Ведь тут и декорации не потребуются, знай снимай фантастику или фильмы о конце света.

Кстати, если не решать заблаговременно экологические проблемы, то всего лишь десятилетие спустя после завершения добычи руды на здешних месторождениях реальная, а не придуманная кинематографом картина будет такой: отработанные карьерные котлованы заполнятся грунтовыми водами, а тяжелые кварцитовые пески пойдут в наступление и на многие версты засыпят окрестности. Птицы отсюда улетят, уйдет зверье, и лишь через столетия, возможно, жизнь вновь зародится в мертвой воде техногенных водоемов…

Но пока еще не вечер, есть варианты. Вот и сейчас мы с начальником хвостового хозяйства ГОКа Анатолием Гноевым держим путь на Хариус-озеро, чтобы посмотреть, как приживается там волосенец песчаный. Это травка, с которой связывают большие надежды. Мурава обладает богатырской силой, при надлежащем уходе сможет со временем преобразить безжизненный ландшафт и затянуть раны, нанесенные природе.

Анатолий Васильевич, который на ГОКе ни много, ни мало38 лет, рассказывает, как лет пятнадцать назад приезжала ученая-эколог из Москвы - проводила эксперименты по засеванию опытного участка хвостохранилища семенами растений. Старательно ухаживала за своим «огородом», вносила удобрения, работники насосной станции ей помогали.

- Не поверите, трава выросла чуть ли не в пояс, все радовались, фотографировали! - глаза комбинатовского ветерана светлеют от воспоминаний.

Однако работа над диссертацией закончилась, а вместе с тем и внимание к зеленому островку остыло.

Честно говоря, размышляет Анатолий Васильевич, тогда для комбината главным было другое: даешь руду! Больше добывать, повышать объемы производства концентрата! Платить по счетам матушке-природе, казалось, еще не время. Конечно, хвостохранилище старались развивать в соответствии с нормативами, но это объяснялось производственной необходимостью: ведь стоит пустить работу на самотек, пульповоды тут же отреагируют аварийностью, дамбу смоет, в результате может остановиться дробильно-обогатительная фабрика.

- Но мне и коллегам-единомышленникам идея озеленения хвостов запала глубоко в душу. Стали понемногу экспериментировать, применяя разные семена, - вспоминает Гноевой. - Сажали вручную, ездили на АНОФ-1 комбината «Апатит». Там уже имелся опыт рекультивации нефелиновых песков. Интерес к этому делу то вспыхивал, и тогда начальство требовало, «чтобы трава росла», то угасал. У нас и опыта было маловато, технической базы и удобрений недоставало, равно как и людских ресурсов. Ведь хвостовое хозяйство - это сложное, многогранное производство.

Слушая профессионала, ничуть не удивляюсь, почему люди, чья работа изо дня в день проходит на фоне этого безжизненного ландшафта, проявляли инициативу, не дожидаясь директив свыше.

ВРЕМЯ СОБИРАТЬ КАМНИ

«Олкон» представляет собой крупный комплекс по добыче и обогащению железистых кварцитов и производству железорудного концентрата. Комбинат состоит из непосредственно горнодобывающего производства - это карьеры открытых горных работ (сейчас еще и подземка) плюс дробильно-обогатительная фабрика, где руду перемалывают и обогащают.

Хвостохранилище ДОФ, расположенное в бассейне Хариус-озера, предназначено для складирования отходов переработанной руды. Автомобильная дорога и железнодорожная магистраль Петербург - Мурманск проходят в непосредственной близости от дамбы, которая ограждает рукотворное детище ГОКа. Странная серая пустошь, открывающаяся взорам путешественников, - это и есть хвосты комбината. Хвостохранилище не просто их склад, но и продолжение фабрики с комплексом гидротехнических сооружений.

С ДОФ по гигантским трубам нескончаемым потоком несется сюда река из пульпы. К чести предприятия, в эту «реку» можно ступить и дважды, и многие тысячи раз: на фабрике введена система замкнутого водоснабжения. Сбросив хвосты, вода течет вспять, то есть снова на ДОФ. Благодаря 100-процентному водообороту в жертву принесено одно озеро - Хариусное.

Несколько лет назад вопросом рекультивации хвостов по заказу ГОКа занялся Кольский научный центр РАН. В 2006 году учеными Института проблем промышленной экологии Севера был разработан «Технологический регламент работ по закреплению пылящих поверхностей хвостохранилища ОАО «Олкон».

Специалисты изучили «анамнез» хвостов и поставили «диагноз». Он, в общем-то, неутешителен: в отличие от отвалов породы, склонных к самозарастанию, на хвостохранилище самостоятельно «рожать» природа не может. Бесплодие стопроцентное, поскольку входящие в состав хвостов кварц, магнетит и гематит «несъедобны» для растений. А такие важные биогенные элементы, как фосфор, калий и иже с ними, отсутствуют. В связи с этим по классификации, разработанной в ботаническом саду Кольского научного центра, хвосты «Олкона» относятся к малопродуктивному субстрату для выращивания растений.

Но! Обследуя хвостохранилище, особенно его боковины, специалисты не могли не заметить былинки разнотравья то здесь, то там. В научном отчете этому парадоксу посвящены целые страницы, а в двух словах их происхождение объясняется просто: ветром надуло. «Непорочное зачатие» становилось возможным, когда семечко падало на случайный комочек почвы с Большой земли.

А значит, пески оживут, если их обогатить органикой - навозца бы, компоста из соломы, опилочек, торфа! Всего-то на 4-6 сантиметров. Тогда же ученые-ботаники посоветовали отдавать предпочтение растениям, произрастающим на песчаных почвах, а это волосенец и всем знакомый иван-чай.

ТЕРПЕНИЕ И ТРУД ВСЕ ПЕРЕТРУТ

Мы едем по зыбучим пескам. Хвосты уходят к горизонту, огромной змеей по серой пустыне лениво изгибается пульпопровод. Замечаю, что серый цвет имеет массу полутонов: дымчатые гребни «барханов», сизый бархат ложбин, равнинная седина. И вся эта «роскошь» под свинцовым небом! Хотя бы в мираже зеленый островок померещился. Вот так люди с ума сходят, подумала я. И вдруг поняла и приняла казавшуюся блажью поначалу мечту Анатолия Васильевича про аллею из берез. Позже неподалеку от насосной мне показали уже подготовленные лунки с торфом для будущей аллеи.

Но вот наконец и цель почти полдневного странствия: «плантации», как называют их здешние работники, волосенца песчаного. С виду неказистая травка, шершавая на ощупь. Стебелек у сформировавшегося растения крепкий, а в метелке словно металлические волоски. Умница, волосенец, с тебя можно брать пример жизнестойкости.

Растение-миротворец между человеком и погубленной природой хотя и неприхотливо, но и ему чем-то жить надо. А потому горюет Анатолий Васильевич: где взять торф для подстилки под посев? Нужны специалисты для работы на приобретенной технике, она ведь с аграрным уклоном, особых навыков в эксплуатации требует.

Много еще труда, заботы и денег потребуется ГОКу, чтобы небольшие пока островки жизни на боку хвостохранилища набрали силу и начали карабкаться выше и ниже границ, отмеченных колышками. Кое-где уже пошел «разброд». Кстати, очень жаль, что участок с крепкими всходами-четырехлетками скоро будет задействован в разработке участка «Восточный» Южно-Кахозерского месторождения. Когда сеяли, планы были другими. Говорят, «рассаду» попробуют перенести в другое место.

В случае успешного хода биологической рекультивации хвостохранилища начнет постепенно решаться проблема пылеподавления. Нынешнее лето холодное и сырое, а обычно основной вклад в запыленность Оленегорска вносят здешние пылящие «пляжи». По данным предприятия, площадь пыления хвостохранилища в настоящее время составляет 645 гектаров. Чтобы достичь норматива предельно-допустимых выбросов, нужно «закрепостить» 180 гектаров.

Пока то, что удалось сделать, - капля в море. Так скажет пессимист. Но она все же есть! Комбинатом закуплена специальная техника, имеется запас семян волосенца, привезенного с Терского берега, накапливается опыт.

Ученым известны менее трудоемкие, но очень дорогие варианты закрепления пылящих поверхностей, как то: внесение в хвосты структурообразователей, например вермикулита. Он содержит многие элементы, необходимые растениям, и удерживает влагу. Однако применение вермикулита ограничено его стоимостью - более полутора тысяч рублей за кубометр.

Горным бюро США предпринимались попытки добавок в хвосты вместо удобрений шламов бытовых сточных вод или компоста. Предварительные испытания дали обнадеживающие результаты. Канадскими исследователями предложено использовать отходы лесопильных заводов и переработанные в компост бытовые отходы.

Может, стоит подумать о применении этих методов и у нас? Привозной торф хорошего качества недешев, между тем город выбрасывает на свалку тонны органики. Когда-то в Оленегорске ставили отдельные бачки для сбора пищевых отходов, кажется, их использовали в животноводстве. Почему бы не рискнуть подкормить таким компостом из картофельных очисток и яичной скорлупы хвосты?

Главное, что волосенец песчаный откликается на проявленную заботу. Если не лениться, не жадничать и не останавливаться на полпути, то эта травка и ее принесенные ветром подруги со временем хотя бы частично исправят человеческие грехи по отношению к природе. Кстати, это касается всех горнодобывающих предприятий Заполярья. И тогда фильмы о конце света у нас точно снимать не будут.

Фото: Попович Татьяна
Эта серая пустошь - бывшее озеро, где плескался хариус.
Фото: Попович Татьяна
Фото: Попович Татьяна
Фото:
А такую технологию предлагает Полярно-альпийский ботанический сад. Фото из архива ПАБСИ.
Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.08.2008

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня