28.10.2008 / Наш край

Вырастут ли новые деревья...

Фото: Рязанова Татьяна
Лерий Казаков.

У всех, кто этим летом побывал на Терском побережье и увидел массовое покраснение хвои на соснах, произрастающих в непосредственной близости от моря, невольно возникал вопрос, что же случилось с деревьями? Особенно заметны были признаки гибели охвоения на лесных культурах, выращенных на кузоменском песчаном массиве. Крайние группы сосен, открытые ветрам, дующим с моря, стали абсолютно красными, и это производило жуткое впечатление. Деревья казались обожженными, как обычно бывает в сосновых молодняках после низового пожара, когда огонь повреждает нижнюю часть стволов и хвоя после этого начинает отмирать.

Люди задумывались: «А не погибнут ли деревья?» Естественно, такие вопросы задавались и специалистам лесного хозяйства. Но те и сами были поражены бедственным зрелищем. Особенно сильно потрясло оно тех, кто непосредственно создавал искусственные насаждения на оголенных песках, боролся с ветровой эрозией почв. Немалую часть своей жизни вложил в это благородное дело Геннадий Вишняков, еще недавно лесничий Варзугского лесничества. И именно он одним из первых увидел массовые повреждения хвои и забил тревогу по поводу явной гибели посадок. Еще в начале мая прибрежные сосновые культуры были совершенно зелеными, но к концу месяца картина начала резко меняться.

Столь интенсивное поражение хвои стало предметом детального обследования, проведенного в июле этого года группой специалистов Санкт-Петербургской лесной академии, Полярно-альпийского сада-института, Московского лесопатологического центра и Терского лесничества. Были обследованы деревья разных возрастов, расположенные на различном расстоянии от моря, выросшие как из саженцев, так и из дичков, взятых из соседних сосняков. Учтены масштабы поражений не только в искусственных посадках, но и в естественных древостоях, произрастающих в той же зоне.

Основной вывод, который был сделан, - повреждения хвои не связаны с какими-либо болезнями сосны, причина иная. Подобные явления случались и раньше, в большей или меньшей степени, но столь массовое отмечено впервые. Причем оно наблюдается только на деревьях, кроны которых обращены к открытому пространству. Южная часть крон, получающая наибольшее количество солнечной радиации и подверженная влиянию ветра, страдает больше всего. Чем гуще древостой, тем меньше повреждений. У деревьев, растущих не с краю, а внутри плотной группы, признаков гибели хвои нет. В то же время разреженные сосняки, а тем более отдельные деревья, повреждаются значительно больше.

Поражение хвои связано с так называемым физиологическим иссушением тканей растений. Оно наблюдается в последнее время все больше, и это - следствие потепления климата. Причем теплей становится не летний период, а зима, сильных морозов не стало вовсе. В районе Кузомени температура воздуха в прошедшую зиму лишь один раз опускалась ниже 20 градусов. В то время как морозы, даже очень сильные, не страшны северным деревьям. Гораздо опаснее для них резкие и продолжительные оттепели. Особенно те, что случаются в конце зимы и сопровождаются сильными ветрами.

Как раз в этом году в конце апреля и начале мая температура воздуха на Терском побережье поднялась до плюс пяти градусов. При такой погоде устьица хвоинок полностью раскрываются, а сильный ветер выдувает из них всю влагу. Корневая система в эту пору еще находится под снегом в замороженном состоянии и не способна компенсировать кроне потери воды. Происходит полное обезвоживание хвои, в результате чего она погибает.

При обследовании было выявлено, что повреждение культур в возрасте до 20 лет, созданных двухлетними сеянцами сосны, выращенными в теплицах, достигает восьмидесяти процентов. Культуры же, созданные местными дичками, значительно лучше противостоят физиологическому иссушению. Повреждения хвои у них незначительны и не влияют на общее состояние деревьев. Это можно объяснить тем, что местный экотип сосны на протяжении тысячелетий адаптировался к жестким климатическим условиям и слабо реагирует на первое тепло, имея более высокий температурный барьер начала фотосинтеза.

Для облесения кузоменских песков необходимо использовать посадочный материал только местного происхождения - такой вывод был сделан еще раньше, в самом начале опытных работ. И сейчас он подтверждается. Нужны хорошо адаптированные к неблагоприятной среде саженцы. Наиболее оптимальный вариант - выращивание их из семян, собранных с деревьев, произрастающих вблизи кузоменских песков или с уцелевших на песках единичных сосен.

Так поначалу и было. Для опытных посадок использовался в основном местный материал. Но потом - с началом производственных работ по облесению - посевной материал в теплицах Варзугского лесничества стал выращиваться из привозных семян неизвестного происхождения, хотя и под общим названием «мурманские». А наша область отличается очень большим разнообразием природных условий. Климатические характеристики значительно изменяются не только при продвижении с юга на север, но в гораздо большей степени - по направлению с запада на восток. В Кузомени среднегодовая температура по сравнению, например, с Кандалакшей на два градуса ниже, а это для растений очень существенная разница. Значительно жестче здесь и ветровой режим, который играет, как правило, негативную роль в жизни растений. Чтобы быть уверенными в будущем посадок, надо точно знать происхождение посадочного материала и применять именно кузоменский.

Сейчас накоплен большой опыт создания лесных культур - как во всей стране, так и в нашей области. Есть и реальная возможность учитывать особенности северного лесоводства и те изменения, которые происходят в природе в последнее время. И очень важно не принимать поспешных решений. Тем более что в большинстве случаев ошибки в закладке древесных посадок проявляются не сразу, а по истечении многих лет, когда исправить их много сложнее.

Однако факты поспешных действий, к сожалению, наблюдаются. Возобновившиеся этой осенью работы на кузоменских песках опять проведены с применением посадочного материала неизвестного происхождения. Что явно обрекает будущий лес на подобные нынешнему повреждения хвои, а вполне возможно, и на полную гибель деревьев, поскольку климатические условия ухудшаются. А ведь это не какие-то опытные работы, а производственные посадки, и погубленными могут оказаться несколько сотен тысяч растений.

С посадками на песках необходимо было немного повременить. В этом году стоило собрать шишки местных сосен, получить из них семена и начать выращивание двухлетних саженцев. Кроме того, осенние посадки разработанной ранее технологией вообще не рекомендовались, поскольку они дают очень низкую приживаемость. Это проверено в течение нескольких лет при проведении как опытных, так и производственных работ. Есть и еще один важный момент. Посадку саженцев необходимо производить только после того, как на участках вырастет и разовьется предварительно высаженный колосняк песчаный (местный экотип) - то почвопокровное растение, которое способствует закреплению песков. Он же надежно защищает саженцы от всех невзгод в период их приживания и начального роста. Обычно густая заросль колосняка при правильной технологии его посадки образуется через два года. Вот тогда и следует под его полог размещать маленькие саженцы сосны. А высаженные нынешней осенью окажутся один на один с ураганным ветром, снежной поземкой и морозами.

Посадочный материал, который используется сейчас, вполне подходит для облесения вырубок в лесной зоне с более благоприятными условиями для роста деревьев, чем кузоменская пустыня. А здесь игнорировать факты, проверенные в течение 20 лет, никак нельзя. И последствия предсказать нетрудно. Погибнет не только большая часть растений, но окажется бесполезным и весь вложенный труд. Но самое главное: не будет достигнута цель, ради которой выделены большие средства, - защиты таких уникальных мест, как река Варзуга и село Кузомень, от песчаных заносов мы не добьемся. Под сомнение может быть поставлена и сама идея создания защитной лесной полосы.

Фото:
Сосны с пораженной хвоей. Фото из архива Лерия Казакова.
Фото:
Посадки колосняка. Фото из архива комитета по природным ресурсам и охране окружающей среды.
Лерий КАЗАКОВ, старший научный сотрудник Полярно-альпийского ботанического сада-института КНЦ РАН.

Опубликовано: Мурманский вестник от 28.10.2008

Назад к списку новостей

Еще по теме

Пески наступают
В Кузомени с одной стороны речные пресноводные берега, с другой - море. А где воды нет - пески и пески. Эта приарктическая пустыня - уникальное явление. Ученые гадают - понять не могут, откуда она появилась

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,824477,383280,901174,8890
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня