Семьдесят лет назад на Кольской земле гремели выстрелы. Ее западная окраина стала участком фронта советско-финляндской войны. В событиях той поры трудно искать правых и виноватых. Ни Финляндия, ни СССР не были безгрешными жертвами обстоятельств. Но для древней русской земли Печенги случившееся стало особой вехой истории. В 1918-м и 1920-м ленинский Совнарком последовательно отдавал эту окраину государства российского сперва красным, потом белым финнам, сделав разменной монетой в своей политической игре. К исходу второго десятилетия финского владычества Печенга уже прочно превратилась в Петсамо - главный опорный пункт Суоми на побережье Ледовитого океана. И вот пришло время, когда по его улочкам прошли строем колонны советских солдат.

1. Двадцать лет спустя

Я навсегда запомнил ваши лица,

Я ваш привет,

как счастье, сберегу,

Мне край земли -

скалистый Север снится

Со звездами,

с кострами на снегу…

По льду вершин,

по заснеженным скатам

Вы ночью шли

сквозь тусклый блеск планет,

Чтобы винтовки ваши и гранаты

Провозгласили

в Петсамо рассвет…

Так приветствовал поэт Александр Решетов бойцов, начавших в последний день осени 1939 года наступление на самом северном участке советско-финляндского фронта. Однако первым выстрелам предшествовала длительная подготовка, в том числе дипломатическая. Документы свидетельствуют, что к «финляндскому вопросу» советское руководство относилось исключительно серьезно.

Главной его целью, как известно, было отодвинуть границу от Ленинграда. За необходимую для этого территорию соседям предлагалась вдвое большая по площади - правда, на менее пригодных для сельского хозяйства землях. (Обо всем этом «Мурманский вестник» подробно рассказывал 30 ноября. - Ред.). Однако «подправить» рубежи предполагалось не только на Карельском перешейке. Значился в планах и Кольский полуостров. Здесь Советский Союз стремился вернуть в самом скромном варианте - западную часть стратегически важного полуострова Рыбачий, а по возможности - и весь район Печенги. Для обоснования необходимости его передачи советский полпред в Хельсинки Деревянский составил справку о значении Лапландской губернии, и особенно территории Петсамо.

Рассматривалась, кстати, и другая возможность. В Архиве внешней политики Российской Федерации сохранился проект договора о взаимопомощи между Финляндией и Советским Союзом, по которому вместо территориальных уступок страна должна была покрыться сетью советских военных баз. Отдельным пунктом предусматривались строительство базы ВМФ в Печенгском заливе, установка береговой артиллерии на финском побережье Баренцева моря, а также размещение сухопутных и воздушных сил в Лапландской губернии.

Однако дипломатам ни до чего договориться не удалось, поэтому одновременно готовились и военные. 16 сентября 1939 года в составе Ленинградского военного округа появилась Мурманская армейская группа войск, 29 ноября переименованная в 14-ю армию. В конце последнего осеннего месяца, когда в советской печати появились сообщения о вооруженных столкновениях на границе, имевших место не только на Карельском перешейке, но и у нас, в Заполярье, армейские части и корабли Северного флота находились в полной готовности к началу боевых действий. И они начались.

О конкретных обстоятельствах удара на Петсамо можно судить по материалам мурманской прессы того времени. Приведу выдержки из некоторых статей. «30 ноября в 8 часов утра части Красной Армии на всем направлении от Ленинграда до Баренцова (так тогда писали. - Д. Е.) моря перешли финскую границу… Бойцы… двигались по чрезвычайно пересеченной местности, порой перевалы достигали высоты 370 метров. Шли по бездорожью, по болотам и озерам, слегка задернутым льдом, по крутым подъемам и обрывистым спускам. Несли на себе трехдневный запас питания. А там, где невозможно пройти коням, артиллеристы тащили собственными силами и орудия, связисты - несли тяжелые катушки с проводом». «Перед Н-ским полком стояла задача - засветло занять приморский городок Петсамо, обследовать его. Шли форсированным маршем. Утром 1 декабря залегли в пяти километрах от городка и повели наступление. По тонкому и скользкому льду реки Петсамо-йоки, обходя осторожно полыньи, продвигались бойцы». «Смелым, решительным натиском пограничники подавили сопротивление белофиннов и вошли в город. С колокольни Нижне-Печенгского монастыря бил еще вражеский пулемет, но метким ответным огнем его быстро заставили замолчать. По шоссе на юг удирали последние белофинские части. За последней автомашиной с грохотом взлетел на воздух мост». «Отступая, финские войска… сожгли электростанцию, кожевенный завод и заложили в отдельных домах фугасы замедленного действия. Нашим частям пришлось ликвидировать пожарище и разыскивать очаги возможных возгораний. Отступление было весьма поспешное. На шоссе и на улицах оставлены легковые и грузовые автомобили, мотоциклы, велосипеды. Ряд учреждений, магазинов остался совершенно открытыми. Насильно выгоняемые… жители городка не успели закрыть свои дома, захватить с собой необходимые вещи». Столь же быстро и практически без сопротивления была захвачена финская часть полуостровов Рыбачий и Средний.

Не обошлось, однако, без инцидентов. Наступая, передовые отряды советских пограничников, забросали гранатами жилые дома в становище Вайтолахти - Вайда-губе. В результате пострадали мирные жители: взрывом гранаты был наповал убит мальчик, ранены двое подростков и старуха. Разбиравшийся в этом деле майор Авраменко из Артиллерийского управления Северного флота отметил: «Тут сбылась та басня, которую финны проповедовали среди населения о том, что «придет Вологодский батальон, будет резать ребят, убивать отцов и насиловать женщин». Случай единичный, но, тем не менее, поступок командира-пограничника, находящегося в Вайтолахти, является совершенно непростительным».

Стоит отметить, что достигнутый советскими войсками быстрый успех во многом объяснялся неравенством сил. Здесь, на Крайнем Севере, финны располагали двумя ротами Корпуса охраны границы, местным отрядом Корпуса охраны (шюцкора) и одной артиллерийской батареей. Им противостояла 14-я армия, численность которой, даже без учета 52-й дивизии, еще только перебрасывавшейся из Белорусского военного округа, и погранчастей, составляла 38822 человека. Ее поддерживал Северный флот, чьи корабли почти одновременно с сухопутными частями вошли в Лиинахамари.

Оказать в таких условиях серьезное сопротивление 300-400 солдат, конечно, не могли. Более того, командовавший финскими силами в районе Печенги капитан В. Салмело покончил жизнь самоубийством в первые же часы советского наступления, посчитав, что слишком поспешил с уничтожением местных портовых сооружений. Руководство обороной взял на себя капитан Анти Пеннанен. Сыграл свою роль и фактор внезапности. Финны ждали десанта с моря, но не думали, что советские войска отважатся пройти по зимнему тундровому бездорожью.

В итоге через 23 часа после начала боевых действий Печенга была взята.

Конечно, успехи нашего оружия подавались официальной пропагандой в первую очередь как достижения передового социалистического строя в борьбе с мировым капиталом, как помощь коммунистов «братскому финскому народу». Показательный момент: покидая этот район зимой 1921 года, мы оставляли финнам землю, обжитую многими поколениями россиян, где все было связано с Россией, вплоть до географических названий. Вступив на нее 20 лет спустя, Красная Армия занимала словно бы коренную финскую территорию. И никто не вспоминал, что Парккина - это прежнее русское Баркино, что Керванто - это Червяная, что Салмиярви раньше именовалось Чалм-озером. Но все же подспудно, на втором плане, чувствовалось - мы возвращаемся в свой родной, брошенный когда-то дом.

К примеру, 10 декабря 1939 года «Полярная правда» в рубрике «Фронтовые записи» опубликовала корреспонденцию под названием «Через 23 года». Героем ее стал старый полярный моряк, капитан Яков Алексеевич Богданов, участвовавший в тралении Петсамофьорда.

«Много морей и океанов повидал он на своем веку, - писал автор материала политрук Быстров. - За 48 лет плаванья побывал во всех странах света. Довелось ему заходить и в эти края. Только было это давно - 23 года тому назад. Еще молодой тогда капитан водил суда с пассажирами, посещавшими старинный Печенгский монастырь. Сколько лет прошло с тех пор! Но быстро восстанавливаются в крепкой памяти приметы, по которым лоцманы искусно проводят корабли среди отмелей и подводных камней.

- Здесь, у входа в губу, маячок должен быть, - говорит Богданов. - А за тем вон мыском надо взять левее.

Все встречает он как давно знакомое, узнает, вспоминает и радостно щурит глаза».

Между тем наступление катилось дальше - в сторону норвежской границы. Особенно драматичным получился бой за Луостари, с находившимся возле этого селения Верхне-Печенгским монастырем.

Вот как описывали его на страницах мурманских газет: «Завязалась перестрелка. Стремительным натиском красноармейцы отбросили противника к монастырю, где были сосредоточены главные вражеские силы. Из окон и мезонинов домов, с колокольни монастыря, из-за укрытий бандиты обрушились на наши части огненной лавой». «Шаг за шагом, пядь за пядью бойцы продвигались вперед. Командира роты лейтенанта Головина ранило в руку. Наскоро сделав перевязку, он ложится за пулемет и ведет бойцов вперед. Вторая вражья пуля обрывает славную жизнь замечательного командира… Командование ротой принял на себя младший лейтенант Сапрыкин». «Метко разил врага пулеметчик-хасановец (участник боев на озере Хасан. - Д. Е.) Поросенков… А когда тяжело раненый младший лейтенант Сапрыкин вышел из строя, пулеметчик принял на себя командование ротой. На правом фланге с группой в 12 человек, имея 171 патрон и 15 гранат, он сдерживал напор врага». «Последние патроны израсходовали… отважные герои и мужественно готовились в последней, отчаянной схватке расплатиться за жизни - свои и погибших товарищей. И вдруг дрогнули вражеские ряды, заметались белые тени бандитов, в смертельной панике бросились они отступать. Подоспевшее подкрепление ударило по ним жестоким, всесокрушающим огнем».

Общий итог боя оказался для нас тяжелым: 34 человека убиты, 32 ранены, погиб весь командный состав стрелковой роты. Павшему в штыковой атаке политруку Владимиру Капустину и выжившему пулеметчику Павлу Поросенкову присвоили звание Героя Советского Союза.

После того как прошел первый шок, финны стали все активнее «огрызаться», их сопротивление нарастало. Они применяли тактику «выжженной земли», уничтожая все, что могло достаться противнику. Корреспондент шведской газеты «Стокгольмс тиднинген» сообщал читателям о разрушении Салмиярви: «С утра финны начали поджигать жилые дома. Через некоторое время весь поселок представлял собой пылающее море огня. Я был свидетелем полного разрушения поселка». Советские войска вошли в Салмиярви 15 декабря. Командарм-14 Валериан Фролов вспоминал, что «во время наступления… противник упорно сопротивлялся, но как только были введены танки в действие, он поспешно отступил - полтора дня пехота их не видела. Салмиярви был взят без боя. Когда подошли, то оказалось, что все было сожжено, ни одного дома не осталось, только отдельные дома, которые находились вдали от дороги. И так противник жег все вплоть до Наутси». 17 декабря, перед приходом советских войск, были разрушены и взорваны рудники в районе нынешнего Никеля. Финны ухитрились перегнать в Швецию даже стада домашних оленей - по некоторым данным, десятки тысяч голов.

После быстрого успеха первых дней войны, продвинувшись за месяц на 150 километров, советские войска остановились у Хеюхенярви. Поначалу ставилась задача идти вперед, овладеть Рованиеми, а затем двигаться к Алапитке и Пелкосенниеми. Но большие расстояния затрудняли снабжение войск, требовали надежных коммуникаций. Дальнейшее наступление через Лапландскую пустошь не было должным образом обеспечено. Ведению активных боевых действий препятствовали суровые погодные условия и начавшаяся полярная ночь. К тому же Главный военный совет в Москве пришел к заключению, что судьба кампании будет решаться на Карельском перешейке и, следовательно, основная часть ресурсов и подкреплений должна направляться туда. На Мурманском направлении началось затишье.

(Продолжение следует.)

Публикации по этой теме:

С боями к Печенге - через Петсамо. 1. Двадцать лет спустя "Мурманский вестник" от 18.12.2009

С боями к Печенге - через Петсамо. 2. Две стороны медали "Мурманский вестник" от 22.12.2009

С боями к Печенге - через Петсамо. 3. Уйти, чтобы вернуться "Мурманский вестник" от 23.12.2009

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области