22.07.2010 / Наш край

Осиротевшие берега

Фото из архива Михаила ОРЕШЕТЫ.

Чтобы сердце не надорвать

Несколько дней пыталась встретиться с Михаилом Орешетой, писателем, руководителем Мурманского центра гражданского и патриотического воспитания молодежи. Только что вышла в свет его новая, уже третья, книга из серии «Осиротевшие берега» - «Лиинахамари». Хотелось поговорить о ней, а заодно и о предыдущей - «Порт-Владимир, мы верим в твое возрождение», о которой знают пока немногие (тираж-то каждой совсем маленький - тысяча экземпляров). Но застать на месте Михаила нелегко. Позавчера он был на Рыбачьем, вчера - в Титовке, сегодня выбивает доски и трубы для памятника, а завтра везет родственников погибших военнопленных на место бывшего фашистского концлагеря... Благо теперь есть мобильники, и почти не составляет труда проследить его маршрут. И вот наконец застаю его в центре. Времени на разговор совсем немного.

Рассказывает, что неделю назад отвез ребят на полуостров Рыбачий.

- Там сейчас пацаны из Мурманска, которым некуда на лето деться, и четверо мальчишек из Нарьян-Мара. Денег совсем нет - ни на транспорт, ни на питание. Средства, заложенные в бюджет, сократили, да и то, что было, - это крохи. В прошлом году на еду хотя бы по 25 рублей на человека в день набиралось, а сейчас вообще ничего. Спасибо нашим предпринимателям, понемногу помогают: Жаднов гречку дал, Алексеев из «Туломы» - сметану... Хоть у нарьян-марских детей проблем нет. Им оплатили дорогу, дали денег на питание.

- Сколько у тебя сейчас ребят на Рыбачьем, чем занимаются?

- Тридцать два человека. Благоустраивают кладбище на мысе Якорный, захоронение воинов 63-й отдельной морской стрелковой бригады, строят памятный знак в честь героев-североморцев, которые уходили из Пумманков, где был военный аэродром, на боевые операции - разведчики, морпехи, подводники. Среди них были Герои Советского Союза - Сафонов, Шабалин, Леонов, Лунин и другие.

- Год у нас вроде бы особый - 65 лет Победе. Неужели деньги на благоустройство воинских захоронений не были предусмотрены?

- Очень мало, и те урезали. Когда в областной общественной палате рассматривался вопрос о подготовке к празднованию, я сказал, что около 30 воинских захоронений находятся в плачевном состоянии, не говоря уже о некоторых памятниках. Полпред президента РФ в СЗФО Илья Клебанов, который присутствовал при этом разговоре, пообещал деньги найти. Меня попросили составить смету, что и было незамедлительно сделано. Цена вопроса по всем воинским захоронениям Кольского полуострова - около 4 миллионов рублей. В Череповце мы нашли фирму, которая изготавливает стеклопластиковые памятники, очень долговечные... А денег центр так и не получил, несмотря на все обращения.

Все что удалось сделать, это благодаря энтузиастам из общественных организаций, утверждает Михаил Орешета. Помогли ветераны ФСБ, УВД, сотрудники областной прокуратуры и депутат Госдумы Игорь Чернышенко.

А между тем родственники павших воинов пишут письма с просьбами свозить на места боев, где погибли их деды и отцы. А как это сделать, чтобы сердце людям не надорвать? Стыдно ведь.

Слушаю Орешету и думаю: какую же школу «патриотизма» проходят мальчишки, которые из года в год работают на Рыбачьем? Они же видят, что во многом только их детскими руками приводятся в порядок братские могилы. А что могут дети? Насколько долговечно то, что они делают? Через пять-десять лет опять ветшают обелиски, вода размывает холмики... Не временщики же мы, мурманчане, на родной земле!

Портвладимирцы

Еще в восьмидесятые годы Михаил Орешета задумал серию книг об умерших поселках Кольского полуострова. Как поисковику и руководителю центра ему довелось объездить и исходить наш край вдоль и поперек, много встречаться с людьми, которым не по своей воле пришлось покинуть родные места. Так в 1998 году родилась первая книга из задуманной серии «Осиротевшие берега». Она посвящалась тем, кто когда-то жил и служил на полуостровах Средний и Рыбачий.

Потом судьба свела с бывшими жителями поселка Порт-Владимир, которые сами, по собственной инициативе искали друг друга, переписывались, делали все возможное, чтобы побывать на острове Шалим, проведать родительские могилы. Сделать в одиночку это было практически невозможно. В конце шестидесятых остров стал военной базой, и гражданских лиц с него выселили, рыбокомбинат закрыли. В 1994-м расформирован и военный гарнизон. И с этого момента здесь стали хозяйничать «металлисты», которые разграбили все: подстанцию, портовое оборудование... И если мародеры умудрялись как-то добираться на остров Шалим, лежащий при входе в Ура-Губу, то бывшие жители попасть туда не могли. Тогда они создали движение «Портвладимирцы» и с помощью Михаила Орешеты и администрации ЗАТО Видяево, которая постаралась выделять им небольшой катерок, доплывали к родным берегам. И однажды прикрепили там на скале табличку: «Порт-Владимир! Мы верим в твое возрождение. Бывшие жители».

В небольшую книжку «Порт-Владимир, мы верим в твое возрождение» вошли воспоминания тех, кто когда-то жил в этом поселке, служил там. Вот что пишет бывший начальник штаба отряда спецназа КСФ Михаил Ген: «Вряд ли найдется на Мурмане населенный пункт, переживший такие потрясения, каким подвергся в наше время Порт-Владимир, в настоящее время стертый с лица Земли в полном смысле этого слова. Лишь покосившиеся кресты на местном кладбище... - безмолвные свидетели того, что еще в довоенные годы здесь находился передовой рыболовецкий колхоз, исправно поставлявший в столицу рыбные деликатесы... Когда рыбаков выселяли из обжитых домов... в отчаянии люди выбрасывали в окна вполне приличные вещи. Уезжали с тяжелым камнем на сердце».

Последовавшие после этого разруха и запустение производят тяжелое впечатление. Сейчас мало кто знает, что в 1980 году известный кинорежиссер Павел Чухрай снимал здесь отдельные эпизоды фильма «Люди в океане». А бывшая жительница Порт-Владимира Римма Мясникова (ее воспоминания есть в книге) пишет, как в поселке в начале 60-х была снята картина «Остров Колдун». «Много местных жителей можно увидеть в этом фильме, - рассказывает она. - Мы уже бабушки-дедушки, но временами такая ностальгия бывает. Хочется вновь и вновь посещать свою малую родину. Душа как-то отогревается там».

А вот строки из письма Лидии Никулиной: «Когда вновь приехала в родные места почти через 40 лет, то слезы навернулись. Зачем так надругались над нашей землей?».

Бывший мурманский журналист Вячеслав Ищенко, чье детство тоже прошло в тех местах, назвал свои воспоминания «Остров юности Шалим». Это очень добрый рассказ о школьных годах и друзьях. На одном дыхании читается «Повитуха» - о судьбе женщины, приехавшей работать на далекий Север и встретившей здесь любовь, которая перевернула всю ее жизнь.

Есть в книге и страницы истории, собранные автором из архивов, фотографии.

- Погиб прекрасный поселок, один из многих на Кольском полуострове, с которым связана жизнь сотен людей, - говорит Михаил Орешета. И, помолчав, добавляет: - Осталась боль. Люди сначала ездили на фундаменты, на могилы. Когда я первый раз их туда привез, они целовали бревнышки домов, откуда сделали первый шаг. Эти руины и заброшенность - олицетворение сегодняшней России.

Книга объединила очень многих людей, приезжают и звонят из разных городов бывшего СССР.

- Она подняла волну народной памяти, - продолжает Михаил Орешета. - В этом проявились тяга людей к корням своим, желание знать, кто мы есть на этой земле. В годы войны в поселке был лазарет, потом 72-й госпиталь. Когда в апреле - мае 42-го шла наступательная операция, на мысе Пикшуев высадилась 12-я морская бригада. Бои шли жестокие, было много обмороженных и раненых. Их вывозили оттуда на ботиках, ближайшие госпитали в Ура-Губе, Полярном были забиты. Первым пунктом был Порт-Владимир.

Во время посещений острова Орешета вместе с бывшими жителями, их детьми и внуками стали искать захоронения тех, кто умер в госпитале. Как-то заметили, что рядом с кладбищем в одном месте земля проседает. Предположили, что здесь может быть братская могила морпехов. Так оно и оказалось. Встала задача привести захоронение в порядок, поставить памятник. Обратились в ветеранский совет ФСБ. Там нашли специалистов, сделавших разборный металлический памятник. Изготовить мемориальную доску помогла областная прокуратура.

В позапрошлом году вновь поехали на Шалим бывшие островитяне с детьми, внуками, и каждый нес на плечах части памятника.

- К нам присоединился настоятель видяевской церкви отец Сергий, который захотел поставить в Порт-Владимире поклонный крест, - вспоминает Михаил. - Когда подошли к причалу, взял крест на плечи и пошел наверх, на сопку. Почему именно туда, и сейчас объяснить не могу. Как кто-то повел меня туда. Уже позже, когда более детально стали обследовать те места, подняли архивы, оказалось, что именно здесь и стояла церковь. Убедиться в этом помогла картина Константина Коровина «Церковь и кладбище в Еретиках», написанная в 1884 году.

Позже нашли и одиночные могилы. В одной из них, как говорит Орешета, похоронен начальник госпиталя Вайсберг, который погиб при артналете, ее восстановили, поставили мемориальную доску. Бывшие военнослужащие рассказали, что в конце восьмидесятых на Шалиме были обнаружены останки солдат, их захоронили в общей братской могиле. Она сохранялась, пока на острове стоял гарнизон, а последние годы находилась в забвении. Бывшие жители поселка нашли и эту могилу, привели в порядок.

После выхода книги в 2009 году появился в Интернете сайт портвладимирцев, люди общаются, строят планы возрождения поселка.

- Ты сам в это веришь?

- Хочу верить, иначе не задумывал бы эту серию «Осиротевшие берега». Только представь: с 1920 по 2008 годы на Кольском полуострове исчезло более 160 населенных пунктов, больших и маленьких! В их возрождение надо верить. Когда люди имеют благую цель и действуют сообща, они способны творить чудеса. Возвращение многих поселений из небытия помогло бы возрождению самосознания России - того, чего нам всем сегодня не хватает.

Портвладимирцам очень завидуют бывшие жители Цып-Наволока, Рынды, Поноя, Харловки, других вымерших поселков, об этом они пишут Орешете. Там остались их дома, земля, кладбища предков. Михаил считает: «Малые населенные пункты - это корешки, которые держат дерево, оно не будет крепко стоять на одном корне».

Лиинахамари - что же так грустно мне без него

Это строчки из известной песни Френкеля на слова Шаферана.

Третья книга из серии «Осиротевшие берега» - «Лиинахамари» вышла совсем недавно. При написании автор опирался на материалы из государственных и личных архивов, газетные публикации, воспоминания ветеранов.

- Почему на этот раз выбрал этот поселок? - задумчиво переспрашивает меня Михаил. - Его постигла такая же участь, как и многие другие, теперь уже заброшенные населенные пункты. Лиинахамари - свидетель расцвета и упадка нашей Родины, ее армии и флота. В 70-80-е годы там у причалов было тесно от подлодок и кораблей. Здесь находился большой гарнизон, работали школа и детсад, клуб и прекрасный музей.

«И вдруг словно споткнулся на бегу наш герой, - с болью пишет в своей книге Орешета. - Начало 90-х годов... Застонал поселок от боли, когда один за другим стали выдергивать у него корабли. Такой напасти не было в его истории. Даже в войну и то все было понятней, а тут: разруха, зияющие темными провалами глазницы окон, опустевшие склады, брошенные на произвол судьбы люди».

Он вспоминает, как в 1994 году приехал в Лиинахамари один из его освободителей, Евгений Макаренко. Ветеран поглядел на запустение и с горечью сказал: «Эх, за что мы кровь проливали?».

Мысль сделать сборник, собрав в него все, что известно об истории поселка, родилась у автора во время встречи с жителями, которые попросили сделать это, чтобы у людей остались память и, может быть, надежда, что в их родные места когда-нибудь придет новое дыхание.

Одну из глав книги Орешета назвал «Что в имени твоем?». В ней рассказывается о том, как автор пытался найти истоки слова Лиинахамари. В этом ему пытались помочь норвежцы, финны и саами, однако точка не поставлена - так много мнений. Любопытна родословная поселка, которая по одним документам ведется с восемнадцатого века, по другим - чуть ли не с четырнадцатого. Во всяком случае, русские побывали там еще в 1320 году.

История военных действий прослеживается по воспоминаниям Героя Советского Союза Старикова, начальника штаба объединенного разведывательного отряда Северного флота Синцова и других ветеранов. О быте военнослужащих и их семей вспоминает семья мурманчан Алексеевых.

Жителей в Лиинахамаре сегодня осталось совсем немного, в основном пенсионеры и те, кому податься некуда.

Заканчивает свою книгу Михаил Орешета такими словами:

«Лиинахамари 1 июня 2010 года. Шквальный ветер со снегом гоняет по заливу бревна рухнувшего причала... На мысе Крестовом хорошо виден памятник, отреставрированный ребятами из детдома № 5... Напротив, на взгорке, товарищи из Росимущества исследуют заброшенные дома на предмет восстановления. Начальник пограничного отделения Лиинахамари Шульгин Геннадий Николаевич, наблюдая за работой проектировщиков, говорит:

- Уже выделено более сорока миллионов на создание в поселке таможенного терминала, скоро вступит в строй рыбообрабатывающий завод, а это сто двадцать рабочих мест. Оживет Лиинахамари. Оживет...»

Как бы хотелось в это верить!

Харьковский котел

- Расскажи, что известно о фашистских концлагерях для военнопленных, которые находились на Кольском полуострове? В твоей книге «Лиинахамари» есть упоминания о них.

- Некоторое время назад была создана небольшая международная группа, в которую вошли представители Норвегии, Германии, Финляндии и нашего центра. На территории Печенгского района удалось отыскать следы 12 фашистских концлагерей. Захоронения там находятся в крайне плохом состоянии. В основном в них лежат красноармейцы, попавшие в плен в 42-м. Тогда под Харьковом наступление Красной армии завершилось окружением, потери были громадными. В том Харьковском котле погибли, были взяты в плен более 300 тысяч советских воинов. В прошлом году поисковикам удалось найти одно из захоронений военнопленных в Печенгском районе. Останки 309 человек были перенесены в братскую могилу к мемориалу защитникам Заполярья в Долине Славы.

18 июля в Мурманск приезжали родственники этих военнопленных. Они побывали на месте концлагеря, возложили цветы к братской могиле. А ведь все погибшие до сих пор считались без вести пропавшими. Наш долг - вернуть их из небытия.

- Значит, можно ждать новых книг?

- Да. Надо, чтобы эта страница истории войны в Заполярье тоже стала известной.

Фото:
Фото из архива Михаила ОРЕШЕТЫ.
Фото:
Михаил Орешета. Фото из архива Михаила ОРЕШЕТЫ.
Фото:
Фото из архива Михаила ОРЕШЕТЫ.
Фото:
Поклонный крест. Фото из архива Михаила ОРЕШЕТЫ.
Людмила ЛОПАТКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.07.2010

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,665972,118376,293770,8901
Афиша недели
Битва титанов
Гороскоп на сегодня