20.11.2010 / Наш край

Канцлер цветного фото

Подпись под снимком: «Я с двумя. Мурман. 1916 г.».

Личным повелением государя Николая II этому человеку выдали документ, который мы бы сейчас назвали «вездеходом», - указанная бумага давала доступ всюду, во все далекие и близкие места Российской империи. Мало того, чиновникам надлежало всячески содействовать, помогать подателю сего документа. Полная государственная поддержка, включая техническое обеспечение с использованием тогдашних «ноу-хау» - автомобиля и парохода. Для чего? Фотографировать! Всю страну! В цвете! Сергей Михайлович Прокудин-Горский был одним из пионеров цветной фотографии… И хотел рассказать о той дореволюционной царской России с помощью своего искусства. Не исключена возможность, что бывал он и у нас, на Кольском Севере.

Прокудин-Горский - личность чрезвычайно интересная, легендарная. Один из пионеров цветной фотографии, химик, ученик Менделеева, автор первой цветной фотографии Льва Толстого. Когда-то последнему государю о своем методе рассказывал... Итог - полная государственная поддержка.

Для съемок на воде Горскому выделили небольшой пароход, способный идти по мелководью, с командой, а для реки Чусовой - моторную лодку. Для съемок Урала и Уральского хребта в Екатеринбург был прислан автомобиль «Форд». Прокудину-Горскому были выданы царской канцелярией документы, дававшие доступ во все места империи, а чиновникам было предписано помогать Прокудину-Горскому в его путешествиях.

Снимал по всей Российской империи, включая Среднюю Азию, Прибалтику и Финляндию, в том числе и на Русском Севере (дореволюционные Соловки в цвете - представляете?!), в Карелии и Архангельске. Возможно, бывал и у нас.

О проекте по изучению творчества русского фотографа Сергея Михайловича Прокудина-Горского - http://www.temples.ru/pg/image.php?ID=307 - я узнал от куратора этого важного дела Елены Филипповой. Елена обратилась через мой Живой Журнал - попросила найти поэта и краеведа Владимира Сорокажердьева. «В числе многих задач - идентификация фотографий, - писала Елена. - Очень часто это превращается в детективную историю. Один из альбомов Сергея Михайловича посвящен строительству Мурманской железной дороги. У нас есть предположение, что свою поездку он совершал совместно с комиссией под руководством архангельского губернатора С. Д. Бибикова. Владимир Васильевич как краевед наверняка занимался изучением этой стройки. Мне попалась его статья и о Бибикове. Нам бы хотелось задать ему несколько вопросов по этой теме. В Мурманском альбоме есть ряд загадок, которые мы не можем разрешить без специалиста…»

Вопросы, с которыми обратилась к нам, мурманским писателям и краеведам, Елена, очень интересные. Скажем, под фотографией, которую мы публикуем: «С. М. Прокудин-Горский. Группа (Я с двумя, Мурман) 1916 год».

Любопытно, не правда ли? Казак такой живописный в черкеске, надпись на погонах - «Мур.ж.д». Да и второй спутник интересный, тоже на горца смахивает. А объясняется все довольно просто. Дело в том, что при строительстве Мурманской железной дороги использовали военнопленных - австрийцев в первую очередь. А охраняли их представители кавказских народов - черкесы - лезгины и ингуши. Интересно, что многие из них даже не знали русского языка…

Еще одна загадка связана с упоминанием Кандалакши: в контрольном альбоме под одним из снимков стоит карандашная подпись «Кандалакша». Поверх нее чернилами написано «Село Каннесемга». Поэтому слова «Кандалакша» в списке снимков нет.

«Но оно ведь было! - восклицает Елена. - И не дает нам покоя...»

По снимку видно, что это не Кандалакша. «Это точно не Кандалакша, - пишет Елена. - Мы по церкви определили, что это за место, - село Лижма (около ста километров к северо-востоку от Петрозаводска. - Д. К.). Но! Если человек не был в Кандалакше, он вряд ли будет так надписывать фотографию. А раз такая пометка есть в альбоме, с большой степенью вероятности Сергей Михайлович был в Кандалакше! Это ж не на соседнюю улицу зайти, а потом думать, мол, заходил я туда или нет? Вот мы и думаем, что он мог там быть и снимать…»

Между тем в Государственном архиве Мурманской области уверены, что Прокудин-Горский у нас никогда не бывал. Дорогу тогда дотянули лишь до Кеми, а добраться до Мурмана без «железки» было в ту пору сложновато. Сами понимаете, до удобных в далеких командировках - маленьких и изящных фотоаппаратов нового времени - только предстояло дожить. А сложные механизмы для цветной съемки, которыми пользовался Горский в работе, на телеге не повезешь.

Вообще, главное, что испытываешь, когда альбом за альбомом просматриваешь снимки Прокудина-Горского, - потрясение. Удивительные Соловки - храмы, галереи, Святое озеро - еще до разрухи и поругания, что придут на эту землю в 20-30-е. Могила Авраамия Палицына - знаменитого келаря Троице-Сергиевой лавры и первого Кольского воеводы (вы ее видите на снимке). А Екатеринбург, а Нижний Тагил, а Пермь - город в котором я родился лет так шестьдесят спустя прокудинской экспедиции по Уралу! Нижний Тагил с памятниками Николаю Демидову и Карамзину, с женщинами на плоту (посередине реки!), стирающими белье, с собаками, охраняющими динамит. Я, выросший в этих местах, смотрел и не узнавал своей малой родины.

«Документальность лежит в основе подсознательного шока, который испытываешь при просмотре коллекции Сергея Михайловича, - отмечает Филиппова. - Смотришь на чистые белые стены домов, на ухоженные маленькие города, на спокойные лица людей и понимаешь, что ничего толком не знаешь об истории своей страны. А еще, оказывается, сто лет назад нередко бывала радуга…» Да, вот это абсолютно точно - той, царской, России мы не знаем.

В 1913 году Прокудин-Горский патентует способ изготовления дешевых цветных пленочных диапозитивов, вместе с Максимовичем берет патенты по цветной синематографии в Германии, Англии, Франции, Италии, России. В его коллекции 3350 негативов, 1000 позитивов для проекции. С началом Первой мировая Сергей Михайлович делает фотографии военных объектов по заданию правительства, занимается цензурой иностранных кинофильмов, проводит обучение русских летчиков съемкам с аэропланов. Мурманскую железную дорогу он, к тому времени уже статский советник (к слову сказать, в деле своем он, безусловно, был достоин высшего чина российской Табели о рангах - действительный тайный советник 1-го класса, канцлер), фотографирует в 1916-м. В начале следующего, переломного для страны года, в Петрограде состоялось освящение и открытие новой лаборатории Прокудина-Горского для изготовления светочувствительных фотографических пластинок, для снабжения таковыми лазаретов и фронта действующей армии. Предполагалось на основе лаборатории создание фабрики светочувствительных материалов - пластин и бумаг. Но этим планам не суждено было сбыться - в августе восемнадцатого мастер навсегда покинул Россию.

За границей работал в Норвегии, Англии и Франции, где в 1921-м снял один из первых цветных кинофильмов. Через год - запатентовал камеру, в которой световой поток при помощи системы призм разделялся на три части, каждая из которых представляла собой одну из цветовых составляющих снимка - синюю, красную либо зеленую. В результате достаточно было одного срабатывания затвора для получения полноцветного изображения.

Умер Сергей Михайлович в 1944 году. Его наследники продали уцелевшую часть коллекции Прокудина-Горского Библиотеке Конгресса США, где она и хранится по сей день.

Интересных случаев, связанных с идентификацией снимков, у Елены Филипповой в достатке. Бывало, снимок сам нес в себе ответ, надо было только поинтересоваться. Например, некий домик оказался совсем без подписи - http://www.temples.ru/pg/image.php?ID=37. Что за место? Где оно? Но при внимательном прочтении вывесок на этом строении, разгадка нашлась сама собой. На фото - некогда знаменитая на всю Россию гостиница Пожарского в Торжке. В ней останавливались Тургенев, Островский, Лев Толстой. И - Пушкин! Уж он-то любил знаменитые здешние пожарские котлеты, как же, писал о них! Помните вот это - «Из письма Соболевскому»:

На досуге отобедай

У Пожарского в Торжке,

Жареных котлет отведай

И отправься налегке.

Или другой снимок - из Дагестанской серии, посвященной победе над Шамилем, - http://www.temples.ru/pg/image.php?ID=499. Он подписан как «Аул Шамиля». «Сам по себе снимок не вызывал у нас никакого внутреннего противоречия, - пишет куратор проекта. - Развалины аула, никакой загадки. Но после очень пристального рассмотрения снимка в большом разрешении один из наших участников увидел на фотографии … сидящего мужчину у двери и даже группу куриц на площадке перед домом! На снимке оказались никакие не развалины, а самый настоящий жилой аул! А развалины того самого легендарного аула запечатлены здесь: http://www.temples.ru/pg/image.php?ID=508.

Кое в чем и мы Елене помогли. С помощью сотрудников областного архива и Архангельской областной библиотеки удалось найти фотографию архангельского губернатора С. Д. Бибикова. Она позволила установить, что на одном из групповых снимков альбома «Мурманская железная дорога», на котором изображены то ли участники стройки, то ли проверяющей комиссии, архангельского губернатора нет.

Жаль, конечно, что не доехал Сергей Михайлович до нас. Хотя бы до Терского берега добрался! Представьте себе - Успенская церковь в Варзуге, Умба, та же Кандалакша - в цвете… Но, видно, не судьба.

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.11.2010

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,533668,580172,985372,0079
Афиша недели (16+)
Так по-разному средние фильмы
Гороскоп на сегодня