21.10.2011 / Наш край

Жизнь переплелась с тропою партизанской

Фото: Ещенко С. П.
Михаил Орешета.

- Меня вон возле того камня ранило. Если бы не он, спаситель, не ходил бы тут с вами.

- Вот здесь моя землянка была, а здесь командир жил...

- Эх, как бы баньку нашу поставить! Да попариться, как тогда, после походов... Помнишь?

- А ты Михаилу наказ дай, он сделает. Деловой парень, даром что молодой.

- Сделает, не сомневаюсь. Только смогу ли еще раз приехать, доживу ли?..

Я тихо шагаю по мягкому мху, по лесным тропкам вслед за седовласыми ветеранами, приехавшими на Партизанскую базу кто в первый, кто в последний раз. Они вспоминают, как уходили в многодневные походы в тыл врага, как теряли товарищей, а я стараюсь не мешать и боюсь пропустить хотя бы слово. Тогда диктофонов у журналистов еще не было, что успевали - сразу в блокнот записывали, особенно фамилии, даты, цифры, а что-то в памяти оставалось.

Сейчас жалею, что не все в блокнотах сохранила, а память - вещь хрупкая.

С Орешетой мы познакомились три с лишним десятка лет назад. Невозможно было даже и представить, что этот скромный парень станет видным краеведом, писателем, автором многих документальных книг. Михаил работал электриком на теплоходе «Индигирка» и заходил к нам в редакцию переполненный впечатлениями о полуостровах Рыбачьем и Среднем, где впервые побывал. А потом наш общий друг Юра Смирнов предложил мне поехать с ними на слет партизан, который проходил на Партизанской базе.

Находится она на острове, омываемом водами Вернетуломского водохранилища. Переплавлялись на небольшом катере, который как-то умудрился вместить уйму людей. Седовласые партизаны с уже взрослыми детьми, женщины, молодежь - все толпились на палубе вокруг Михаила Орешеты, а он, вглядываясь в утреннюю дымку, что-то им увлеченно рассказывал. На острове Михаил познакомил меня с энергичной моложавой женщиной, с которой сам разговаривал с подчеркнутым уважением. Оказалось, это была знаменитая единственная в Заполярье женщина-разведчица Евстолия Павловна Дорофеева. Она долгое время занималась поисковой работой, очень много выступала перед школьниками.

- Поговори с партизанами, это потрясающие люди, они тебе такое расскажут! Здесь для них будто дом родной, каждая тропка знакома, - посоветовал Михаил. Я и пошла за ними, ни о чем не расспрашивая, боясь нарушить их беседу.

Прошло несколько лет, и на Партизанской базе восстановили землянки, в том числе и командирскую, и баньку отстроили. Сдержал Орешета слово, данное ветеранам. Но прежде всего памятник поставили - всем погибшим на Кольской земле партизанам. Помню, как Иван Кириллович Иванов обхватил его руками, прижался к нему и тихо так говорит: «Простите, ребята, что не сберегли вас». Орешета его за плечи приобнял и повел ухи партизанской отведать. Ее приготовили из пойманной рыбы ребята во главе с главным поваром - Валентиной, женой Михаила. Она всегда была рядом с ним, в походах, радостях, невзгодах. Светловолосая, глаза лучистые, а характер твердый. Троих детей родила, все уже взрослые. Они подарили родителям внуков, а отцу стали опорой в его поисковой работе.

Особенно запомнилась мне дорога на Партизанскую базу, когда как-то зимой в Мурманск приехал командир отряда «Большевик Заполярья» Александр Сергеевич Смирнов. Высокий, статный, с большими заиндевелыми усами, он шел на лыжах через замерзшее водохранилище наравне с нами. Прокладывал лыжню Михаил. Когда добрались до места, он вместе с Юрой Смирновым, сыном командира, принялся разжигать печку, а Александр Сергеевич рассказывал нам о ледовом походе партизан в тыл врага в декабре 42-го.

- Мороз тогда стоял градусов сорок, как сейчас. А ребята шли на лыжах по сопкам, с боеприпасом, запасом продуктов на пять дней. Задача перед разведчиками стояла сложная: незаметно проникнуть в район Салмиярви, нанести удар по аэродрому противника, расположенному южнее Никеля, и по зенитным батареям... Отряд был обнаружен. Бой шел около двух часов. Уходили от врага через болото.

«Шли не люди - страшные привидения, взлохмаченные тени людей», - так напишет Александр Сергеевич о том случае в своей книге «Партизаны Заполярья».

Сколько уж лет прошло с того похода с командиром партизан на базу, а до сих пор помню, с каким волнением он входил в свою восстановленную землянку:

- Вот здесь ординарец мой спал, а я здесь... Спасибо вам, ребята, спасибо, Миша, за память. Только постарайтесь сберечь нашу базу от лихих людишек.

Сберегли, как бы трудно порой это ни было. Каждый год на протяжении многих лет приезжают сюда на каникулы юные мурманчане, чаще всего - из мурманского пятого детдома. Ремонтируют, печурки в землянках разжигают, чтобы спасти их от сырости. Только чтобы отправить сюда пацанов, всякий раз много трудностей надо преодолеть Орешете. И продукты добыть, и о катере договориться, мальчишек морально подготовить, чтобы понимали, в каком важном деле участвуют.

И на полуострова Рыбачий и Средний Михаил каждое лето десанты высаживает. Снабжает тушенкой и чаем, хлебом и печеньем, палатками и спальниками. Спасибо, воинские части помогают.

Как-то и я, получив редакционное задание, отправилась с таким вот десантом на Рыбачий. Конец августа выдался прохладным, каникулы у ребят заканчивались, надо было спешить. Искали мы братские могилы, обозначали их камнями, подкрашивали деревянные полусгнившие памятники со звездами, чтобы потом было легче найти.

Во время одного из переходов немного отстала от группы и, решив сократить расстояние, пошла не по тропинке, а по высокой траве и... вдруг провалилась, сразу по колено. Трясина засасывала так быстро, что я и охнуть не успела, но поняла: еще немного - и конец моему путешествия. Пришлось кричать. Михаил примчался моментально, схватил за руку, дернул изо всех сил. Потом вытащил из рюкзака сухие треники, носки, заставил переодеться. Не успела вылить из сапог воду, вижу - кружку с жидкостью протягивает.

- Что это?

- Нашла о чем спрашивать! Пей быстро - и бегом за мной, согреться надо. И чего это тебя в болото понесло?

С тех пор Михаил знакомым рассказывает, что одно из болот на Рыбачьем названо моим именем и в доказательство тычет пальцем в потертую, видавшие виды карту.

Пожалуй, вряд ли бы я в том болоте утонула. Но и как бы сама выбралась, не знаю: уж без сапог - это точно. Орешета человек опытный и надежный: вперед идет, да постоянно назад оборачивается - вдруг кто притомился, отстал.

Знаю, сейчас тяжело бывает с чиновничьей рутиной ему бороться. Другого она бы, как та трясина, засосала, но только не Орешету. По характеру он боец, потому и сражается за нашу с вами память, в том числе и о войне, такой, какой она была на самом деле, а не той плакатной, какой предстает в иных сочинениях. А когда человек не подличает и всегда говорит правду, люди ему верят - и пишут, и звонят, и делятся сокровенным.

За тридцать с лишним лет, что Орешета занимается поисковой работой, у него скопился громадный архив. В нем много воспоминаний фронтовиков, подчас похожих на исповедь, когда человек всего себя изнутри выворачивает, рассказывая, как спасал товарища на поле боя, но вдруг испугался за себя и чуть не повернул назад. Или как влюбился в молодую санитарочку, долго обхаживал девчонку, обещал на ней жениться, хотя дома ждали любимая жена и ребенок. Жизнь прошла, пора, как говорится, о душе подумать, а он все вспоминает ту девчонку, которую обманул... Отдельными стопками лежат письма с просьбами отыскать могилки родных, погибших при защите Заполярья. Отвечать на них Михаилу помогают добровольные помощники, поисковики. А те исповеди Орешета хранит от посторонних глаз. Им уготована другая судьба - войти рассказами в его будущие книги, одна из которых скоро выйдет в Мурманском книжном издательстве.

Поздравляя Михаила со званием «Почетный гражданин города-героя Мурманска», я спросила:

- А дома-то как к этому событию отнеслись?

- Порадовались, конечно. Только у Валентины глаза еще больше стали - поняла, что меня дома теперь вообще не увидит.

- И как ты все успеваешь: походы, экспедиции, переписка, книги, их ведь у тебя уже больше двадцати вышло?

- Так мне же люди помогают - поисковики, энтузиасты, школьники. Это же такая сила!

И это правда, сподвижников у Орешеты действительно много. У него дар притягивать хороших людей, заражать идеями, которыми сам переполнен, как тот сосуд с живой водой: сделаешь глоток - и почувствуешь силы, о которых раньше и не подозревал.

Людмила ЛОПАТКО.

Опубликовано: Мурманский вестник от 21.10.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,180776,720479,533073,2334
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня