22.10.2011 / Наш край

«По бровям меня узнали?»

30 мая в Северодвинске Брежнев со свитой посетил только что спущенную на воду и стоявшую у достроечной стенки «Севмашпредприятия» новейшую атомную подводную лодку К-137 - головную крейсерскую субмарину проекта 667А, оснащенную шестнадцатью баллистическими ракетами. Ее командир, капитан I ранга Вадим Березовский, будущий контр-адмирал, вспоминал, что незадолго до приезда генсека на лодке побывали главком ВМФ Сергей Горшков и секретарь ЦК КПСС, «куратор» ВПК Дмитрий Устинов. Горшков «прошел в центральный пост, огляделся и спросил: «А где же командирское место?» Я говорю: «Везде». Обвел вокруг себя рукой. Он говорит: «Нет, это не годится. Надо, чтобы командир имел определенное место… Вот здесь вот установите авиационное кресло для командира… И буквально через неделю появилось кресло - впервые на наших лодках». Возможно, посидел в нем и Леонид Ильич, который, кстати, вовсе не был в ту пору дряхлым и немощным, каким стал в последние годы жизни.

Здесь спирт дают!

Напротив, все, кто сталкивался с Брежневым во время его поездки на СФ, отмечают его хорошую физическую форму. Березовский, к примеру, рассказывал о том, что 60-летний партийный лидер легко спускался и поднимался по вертикальным трапам, проходил через переборочные и межпалубные люки. «Помню, - делился он впечатлениями о том давнем событии, - как, преодолев очередной проход, Брежнев крикнул мне: «Эй, командир, я уже научился прыгать, как ты…» Мои объяснения он слушал, не скажу, что с глубоким вниманием, и вопросов почти не задавал. А вот Косыгин старался вникнуть в различные нюансы, интересовался техникой, условиями жизни экипажа».

С легкой руки Березовского стала популярной шутка Леонида Ильича про корабельный спирт. «При выходе полагалось вытереть руки спиртом, - пояснял Вадим Леонидович. - Для этого с большой кружкой у трапа стоял наш старшина-дозиметрист. После всяких рукояток, комингсов и поручней на ладонях оставалась обычная техническая грязь. И вот, вытирая руки, Брежнев увидел, что из люка поднимается Косыгин, и громко крикнул ему: «Алексей, иди сюда, здесь спирт дают!» Все это происходило на глазах сотен людей, свесившихся через ограждение дебаркадера, и их хохот сопровождал Алексея Николаевича, пока он шел к трапу. Он и сам улыбался, хотя по натуре человек суровый и неулыбчивый».

Побывав у подводников, высокие гости поднялись на борт крейсера «Мурманск» и, сопровождаемые другими кораблями, отправились в путь вдоль берегов Кольского полуострова. 31 мая прибыли в Североморск.

В областной центр Брежнев заехал по пути, перемещаясь с одной флотской базы на другую. Не было ни торжественных встреч, ни приемов, ни традиционных собраний партийно-хозяйственного актива и митинга трудящихся.

- Он был проездом на Северный флот, - сообщал впоследствии Владимир Птицын, бывший в ту пору секретарем обкома КПСС, - и не хотел останавливаться в Мурманске, считал, что на час-два - это не очень правильно. Косыгин высказал мнение, что это будет выглядеть некрасиво и надо встретиться с руководством. У здания облисполкома к Брежневу подошел народ. «Как вы меня узнали? - спросил Леонид Ильич. - Наверное, по моим бровям».

Несмотря на то, что посещение города было кратким, генсек успел побывать в гостях у жителей столицы Заполярья - «навестил» семью мурманчан Лановых, глава которой, Владимир Иванович, в ту пору капитанил на рефрижераторе «Маточкин шар».

Встреча с руководством города и области состоялась в актовом зале обкома партии. Кроме представителей городской и областной власти присутствовали начальники главка «Севрыба» Анатолий Филиппов и «Главмурманскстроя» Алексей Чернов.

Пепельницу принес глава области

«Собравшись к назначенному часу, - вспоминал Виктор Сотников, руководивший тогда мурманским горисполкомом, - мы ждали дорогих гостей минут 25-30. Наконец в актовый зал друг за другом вошли Брежнев, Косыгин и Денисов (первый секретарь обкома партии. - Д. Е.). Мы обменялись с ними приветствиями. Молодой, энергичный, раскованный, улыбающийся Леонид Ильич разместился во главе стола и вынул из кармана пиджака пачку сигарет «Новость». Рядом с ним сел Денисов. Косыгин сел на стул в стороне и сзади генсека. Перед тем как закурить, Брежнев спросил Денисова: «А пепельница есть?»

Денисов за пепельницей никого из заведующих отделами обкома не послал, а молча встал и покорно пошел сам. В воздухе повисла неловкая тишина ожидания. Появившийся Денисов поставил пепельницу на стол перед Брежневым и сел. Брежнев закурил, с удовольствием затянулся ароматным дымом сигареты и, не поворачивая головы, как-то неловко через плечо сказал: «Алексей Николаевич, давай ты». На лице Косыгина вспыхнула и мгновенно погасла искра неудовольствия. Предложение выступить для него было неожиданным. Он знал цену каждому своему слову и терпеть не мог экспромтов. Но мудрость и многолетний опыт государственной и общественной деятельности помогли ему быстро превозмочь неловкость. Косыгин блестяще справился с поручением Брежнева. Соблюдая такт и уважение, он рассказал о своих впечатлениях о Мурманске, городской застройке, уровне благоустройства, обратил внимание на недостатки и упущения, высказал ряд советов и рекомендаций.

Он, в частности, сказал, что первое впечатление обычно бывает самым сильным и запоминающимся. «Въезжая в ваш город с юга, мы долго ехали от городского знака, и я спросил Георгия Яковлевича (Денисова. - Д. Е.), а где же город. И, не желая того, поставил его в неловкое положение. Города не было, был пустырь. Вам необходимо приступить к застройке южной части Мурманска и решать ее не спеша, вдумчиво, на высоком архитектурном и эстетическом уровне».

Косыгин рекомендовал не увлекаться высотным строительством, бережно сохранять старую застройку, достопримечательности и местный колорит. Он говорил минут 15-20, и мы слушали его с наслаждением и благодарностью за критику, советы и пожелания.

Для обмена мнениями не было времени, и Брежнев нетерпеливо спросил: «А главный рыбак здесь? Давайте его послушаем и на этом закончим нашу встречу». Анатолий Иванович Филиппов встал, подошел к трибуне и начал свой доклад. И по тому, как обстоятельно, со знанием дела он говорил, Брежнев почувствовал, что доклад «главного рыбака» может затянуться. Не выдержав, он сказал, обращаясь к докладчику: «Только, пожалуйста, покороче, о самом главном».

Одним из итогов этого совещания можно считать предпринятую в русле указаний Косыгина застройку южных кварталов Мурманска, начавшуюся в первой половине 70-х и продолжавшуюся до середины 80-х годов. 9 февраля 1968 года появилось постановление Совмина СССР «О мерах по дальнейшему развитию городов Архангельска и Мурманска» - программа развития областного центра на десятилетия вперед.

Телевидение - к 7 Ноября

Но главным все-таки было знакомство с флотом: высокие гости объезжали базы, расположенные на побережье Кольского полуострова. Генсек посетил одно из учебных подразделений, побывал в кубриках личного состава, в учебных кабинетах. На крейсере «Мурманск» высокие гости выходили в море, где им показали ряд боевых упражнений и подводный пуск баллистической ракеты с атомной субмарины. Рассказывают, что во время одного из морских переходов Леонид Ильич пригласил командира крейсера, капитана I ранга, к столу, а тот ответил ему, что место командира на мостике. И - через некоторое время получил адмиральское звание.

Характерно, что в литературе о том визите Брежнева в наш край нет каких-либо цитат из его выступлений здесь, зато все время цитируется Косыгин. Видимо, Алексею Николаевичу приходилось «отдуваться» за лидера страны не только на совещании в Мурманске. Возможно, это было своеобразным применением принципа коллегиального руководства, под знаменем которого Брежнев пришел к власти, возможно, главный партиец просто уступал Косыгину как оратор. Так или иначе, при очном сопоставлении с генсеком предсовмина смотрелся явно выигрышнее.

Еще одним важным пунктом поездки стала Гремиха, куда правительственная делегация прибыла 1 июня. Ветераны вспоминали, что перед визитом красилось буквально все. В/ч 90190 - лимит по краске выбрала, как утверждали, на 5 лет вперед. Замполитами были назначены специальные люди на кричание «Да здравствует…» Офицерский состав был «окрылен» указаниями запретить своим женам, желавшим поделиться с руководством страны бытовыми проблемами, не только приставать к высоким гостям, но и вообще выходить на улицу.

Но женщин это не остановило - рассказали вождям все как есть. Что газеты приходят раз в неделю, что обещали телевидение, но его нет, что в квартирах одна комната проходная и отдохнуть офицеру в семье, где есть дети, практически негде, что трехмиллиметровые стекла не выдерживают здешних ветров, а двойные оконные рамы продуваются насквозь - и прочее в том же духе.

Согласно легенде, Леонид Ильич повернулся к свите и произнес историческую фразу: «Товарищи, надо ж сделать...» - и после небольшой паузы добавил: «...чтобы празднование пятидесятилетия советской власти люди смогли посмотреть». Так это было или иначе, но телевидение - станцию «Орбита» - запустили в Гремихе 7 ноября 1967 года. Чуть позже началось и строительство домов новой планировки - с тройными рамами. К концу 60-х в поселке были сданы Дом офицеров, школа и госпиталь.

4 июня Брежнев и Косыгин вернулись в Москву, а 5-го началась знаменитая «Шестидневная война» между Израилем и коалицией арабских государств. Тем не менее международные проблемы и внутренние дела не ослабили у генсека позитивных эмоций от поездки на Кольский полуостров. Выступая в Кремле на приеме выпускников военных академий 5 июля 1967-го, он рассказал и о визите на Кольский Север, высоко оценив и Северный флот, и в целом Мурманскую область и ее жителей.

Также см. материал: Память очевидца подвела

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ, сотрудник Государственного архива Мурманской области

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.10.2011

Назад к списку новостей

Еще по теме

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,940873,176976,249870,8753
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня