22.11.2011 / Наш край

Южане тянутся на Север

Фото: Кабыш Зоя

Мурман - край во многом особенный. По-особому здесь выглядит и проблема этнической миграции. Как? Ответ на этот вопрос можно найти в исследовании кандидата исторических наук, социолога Ольги ЗМЕЕВОЙ. Недавно Кольский научный центр выпустил ее монографию «Новый дом» вдали от родины: этнические мигранты на Кольском Севере». Сотрудница Центра гуманитарных проблем Баренц-региона проанализировала современную этническую ситуацию в малых городах нашего края.

- Ольга Васильевна, объектом вашего научного интереса стала определенная этническая группа. Исследовательский интерес понятен: раньше этнографов, историков и социологов привлекали на Севере прежде всего коренные народы…

- Да, я решила изучить то, что приобрело актуальность в последние десятилетия: миграцию на Север жителей южных районов - в частности тех, кого называют кавказцами. Это понятие не является однородным. В сознании многих россиян сформировалось представление о «кавказцах» как о группе, в которую объединяются не только народы Кавказа и Закавказья, но и уроженцы других территорий. Например, жители Средней Азии (таджики, узбеки) часто приравниваются к выходцам с Кавказа.

Представители этих этнических групп сегодня известны как новые мигранты, основной приток которых в нашу область пришелся на 1990-е годы.

Вместе с тем нельзя говорить о них только применительно к современной ситуации. Так, число приезжих из Средней Азии и с Кавказа существенно увеличилось во время строительства Мурманской железной дороги. Именно они были набраны в качестве охраны. В дальнейшем упоминания о кавказских этнических группах - осетинах, армянах и грузинах - мы обнаруживаем в «Сведениях по учету населения Мурманского округа на 01.01.1931 г.». Представители народов Кавказа встречаются в реестрах героев Великой Отечественной войны. Наконец, они постоянно регистрируются в Кольском крае по итогам Всесоюзных переписей населения начиная с 1926 года.

То есть на протяжении всего советского периода они являются частью многонационального народа нашей страны и никак не выделяются из него в качестве особого социального объекта. «Заметны» выходцы с Кавказа становятся только в ходе национально-государственных преобразований, когда кардинально меняются социально-политическая и этническая ситуации.

- Что означали эти кардинальные изменения для нашего края?

- Кризис спровоцировал демографические потери, миграционная убыль была весьма существенной. Результаты Всероссийской переписи населения 2002 года зафиксировали сокращение числа жителей Мурманской области более чем на 254 тысячи по сравнению с 1989-м. Наибольшего размаха выезд достиг в 1992 году, когда регион потерял сразу 31,1 тысячи человек. Встречная волна хлынула с юга на север. При постоянном снижении количества населения разнообразнее оказался этнический состав.

Многочисленнее стали некоторые этнические группы, наблюдается новый приток особой категории мигрантов - беженцев. Появились так называемые диаспоры. На европейском Севере, в том числе в Кольском крае, заметно увеличилось число представителей закавказских и среднеазиатских народов. По всей вероятности, главными «поставщиками» жителей на Кольский Север стали Кавказский и Закавказский регионы. По данным Всероссийской переписи 2002 года, представителей этих этнических групп у нас насчитывалось в общей сложности 10894. Данные прошлогодней переписи, как известно, еще не опубликованы.

- Как принял Север своих новых жителей?

- Интервью с респондентами - старожилами, а также исследования И. А. Разумовой (ЦГП КНЦ РАН), Н. Н. Измоденовой (КФ ПетрГУ) показали, что Мурманская область и сейчас воспринимается как пространство социальной солидарности. Да это и не удивительно: все мы фактически приезжие, а заполярные города молоды в отличие от провинциальных городов средней России.

Если же говорить о том, как адаптировались мигранты, то здесь вроде бы можно было опасаться, что они не найдут своего места в узкоспециализированной экономике Кольского края. Тем не менее все устроилось. Переселенцы из южных регионов в начале постперестроечного периода заняли малоразвитую экономическую нишу - торговлю. Именно в последнее десятилетие появляется новый для наших городов социальный тип - рыночный торговец. Многие северяне и поныне уверены, что разнообразие фруктов, овощей, зелени целиком зависит от «кавказцев»-предпринимателей.

- А как они воспринимают Кольский край? Ведь, если я правильно понимаю, вы исследовали взгляд и самих переселенцев на Север, и местных жителей?

- Да, конечно, интересен и важен взгляд с обеих сторон. Миграция 1990-х годов для «кавказцев» оказалась в основном вынужденной, и все же обстоятельства и обстановка на Севере представляются им значительно более комфортными, чем в таком месте, куда едут просто спасать свою жизнь. Здесь можно устроиться на работу, здесь относительно стабильна этническая ситуация, и это несомненные плюсы.

Между группами переселенцев не обнаруживается видимых противоречий, существует поддержка на уровне родственных связей, сильны и дружеские, партнерские отношения. Особо важны родственные связи для азербайджанцев. Это может быть связано как с большей традиционностью данной этнической группы, так и с большей культурной дистанцией между ними и русскими, в отличие, например, от армян или грузин.

Если говорить о проблемах мигрантов, то главной стало привыкание к новым природно-климатическим условиям. «Холодно», «полгода зима», «солнце постоянно», «летом снег может идти», «фрукты не растут» - вот лишь небольшой перечень характеристик Заполярья. Трудности в общении, как правило, отступают на второй план, поскольку здесь уже много земляков, свободно говорящих на обоих языках.

- Особенно важно получить от экспертов ответ на вопрос: возможны ли у нас межнациональные конфликты?

- Я уже говорила, что в общем можно говорить об открытости и относительной доброжелательности северян. Однако если вспомнить Кондопогу, то станет ясно, что это еще не безоговорочная гарантия стабильности.

Конечно, некое скрытое напряжение в отношениях можно засвидетельствовать, используя полученные данные о стереотипном восприятии «кавказца»: небритый человек в кепке или спортивном костюме, который говорит на своем языке и ведет себя как хозяин. Также массовое сознание наделяет выходца с Кавказа чаще низким социальным статусом (как правило, рыночного торговца) и высоким сексуальным. Кстати, повторные опросы, проведенные через несколько лет, позволяют сделать вывод: приезжих хотя и не стали оценивать позитивно (допустим, устойчивым остается представление о неуважительном отношении «кавказцев» к русским), однако прекратили считать чужими. Скорее - другими, не похожими на большинство.

- Вы будете продолжать исследования в этом направлении?

- Работа, можно сказать, в самом начале. Мы проследили контакты мигрантов и принимающего сообщества лишь на определенном историческом этапе, обратившись к отдельным сторонам взаимодействия. Безусловно, эти процессы требуют более детального изучения. Например, серьезную проблему составляет религиозная идентификация приезжих, она заслуживает углубленного анализа. Необходимы исследования, связанные с изучением различных аспектов религиозных предпочтений, представлений и практик мигрантов. Так, по-прежнему актуален вопрос о строительстве мечетей в малых городах Мурманской области. Без решения этих проблем невозможно общественное спокойствие.

Зоя КАБЫШ, Апатиты

Опубликовано: Мурманский вестник от 22.11.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,993174,902277,971972,9697
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня