До юбилея столицы Заполярья осталось четыре года. И все согласны с идеей: неплохо было бы установить памятник, символизирующий начало города, его истоки. В городскую администрацию уже поступили предложения об увековечении премьер-министра Российской империи Сергея Витте и императора Николая II. И тот и другой - известные в российской истории деятели, имеющие отношение к рождению Мурманска. Речь идет о мемориале, которому суждено стать визитной карточкой Мурманска, художественным воплощением идеи причастности города к истории нашего Отечества и его служения верой и правдой российским государственным интересам. Проектирование и изготовление крупногабаритной, в полный человеческий рост фигуры с воссозданием реалистичного облика исторического деятеля потребует привлечения скульптора высокого класса. Такого в самом Мурманске скорее всего не найти. Поэтому придется объявлять всероссийский конкурс. А еще на территории города нужно подыскать достойное место, где будет установлен памятник, и благоустроить его. Понятно, что Мурманску не потянуть два подобных памятника сразу. Да и нужно ли? Поэтому придется делать выбор.

Итак, кому же отдать предпочтение - Сергею Витте или Николаю II?

Витте и Мурман

России не повезло с местоположением в Мировом океане. Колыбели российского флота - Балтийское и Черное моря - связаны с океанским пространством через узкие проливы, и поэтому были уязвимы во время любого военного конфликта. В последней четверти ХIХ века стали появляться предложения об основании военно-морской базы на Мурманском побережье, бухты которого не замерзают круглый год и имеют открытый выход в океан. Для того чтобы убедиться в этом, в 1894 году Александр III направил министра финансов России Витте на Север.

К тому времени у Сергея Юльевича Витте был карьерный взлет: он пришел в правительство с твердыми намерениями проведения целого ряда реформ, нацеленных на укрепление государственного бюджета. И вошел в историю как инициатор винной монополии и денежной реформы. Кроме того, с именем Витте связывается разработка знаменитого Манифеста 17 октября и учреждение Первой Государственной думы в России. Кульминация политической карьеры Сергея Юльевича пришлась на годы Первой российской революции, когда он возглавил Совет министров (1905-1906 гг.).

Приехав в 1894 году на Мурман, С. Ю. Витте внимательно ознакомился с местной природой и условиями жизни. Как писал сопровождавший его в поездке Е. Кочетов (Львов), министр - «замечательный ходок по горам»: высадившись на берег Екатерининской гавани, он «поднялся на почти отвесные бездорожные высоты, усеянные выступами, болотами, торфяными тундрами, ручьями, впадинами, изобилующими подъемами и головоломными скользкими скатами».

Вернувшись в столицу, Витте с воодушевлением подал Александру III доклад, в котором привел неоспоримые аргументы в пользу создания на Мурмане «военного порта, как опорного пункта, предоставляющего русскому флоту свободный выход во всякое время года и при всех обстоятельствах». Будущий порт С. Ю. Витте полагал необходимым соединить с центром страны железной дорогой. Данная мера, по его мнению, не только была способна укрепить военную безопасность страны, но со временем содействовала бы также экономическому подъему края. В качестве места для строительства будущего порта Витте предложил Екатерининскую гавань Кольского залива.

Между Либавой и Дальним Востоком

Та встреча Витте с Александром III была последней. Император уехал на юг, где вскоре умер. Сменивший его император Николай II оказался под сильным влиянием сторонников строительства военно-морского порта на Балтике, в Либаве, и поэтому отложил мурманский проект. В своем докладе Сергей Юльевич, между тем, предостерегал от совершения ошибки, поскольку в случае создания военного порта в Либаве «запертый в Балтийском море русский флот также не всегда будет в состоянии принять серьезное участие в обороне русских побережий». Дальнейший ход истории подтвердит его правоту: во время Первой мировой войны Либава одной из первых будет оккупирована войсками противника.

Идея о Мурмане не оставляла в покое С.Ю. Витте, и в 1895 году он обратился к Николаю II с новым проектом. Министр предложил основать в Екатерининской гавани Кольского залива «коммерческий», т.е. торговый порт. Император согласился с этой идеей, и в 1899 году на Мурмане появился новый город - Александровск. В его названии было увековечено имя Александра III. Впрочем, не будучи связанным с центром страны железной дорогой, новый город-порт не оправдал больших надежд. Ведь средств на его развитие в государственном бюджете не было.

Николай II как раз в это время осуществлял проект строительства железной дороги из европейской части страны на Дальний Восток, а также занимался развитием российского военного флота на Тихом океане. Одна из его баз была создана далеко за пределами России, аж в Порт-Артуре. Та дорога была построена в 1903 году, став одним из наиболее значительных достижений политики Николая II. А вот с дальневосточной военно-морской стратегией повезло меньше: во время русско-японской войны 1904-1905 гг. печальную точку в ней поставило драматическое морское сражение при Цусиме, в ходе которого русская эскадра кораблей была полностью разгромлена японским флотом. Размышляя над этим, С. Ю. Витте впоследствии писал: «…Если бы Николай II издал указ, что надобно устраивать наш морской базис на Мурмане, то мы не искали бы выхода в открытое море на Дальнем Востоке, не было бы этого злополучного шага - захвата Порт-Артура и затем, так как мы все спускались вниз, шли со ступеньки на ступеньку, - не дошли бы мы и до Цусимы».

Как принимались решения о Мурмане

Когда грянула Первая мировая война, находившийся в отставке Витте вновь напомнил правительству о мурманском проекте, предложив ради спасения России провести стратегическую инфраструктуру на побережье Баренцева моря. Однако морской министр И. К. Григорович 19 декабря 1914 года без энтузиазма ответил экс-премьеру, что «до окончания войны невозможно сделать окончательного вывода о роли того или другого военного порта». С. Ю. Витте ничего не оставалось, как предать свой писавшийся еще для Александра III доклад о стратегическом значении Мурмана публичной огласке. В конце 1914 года он прочел его членам Общества ревнителей истории. Силы Сергея Юльевича быстро таяли, в феврале 1915 года он скончался.

Дальнейшие события подтвердили обоснованность идей Витте. Суживающееся кольцо блокады России вынудило искать «окно» для круглогодичной связи с союзниками. И таким местом был Мурман. Царское правительство было вынуждено реализовать проект строительства Мурманской железной дороги. На побережье Баренцева моря вырастает торговый порт и военно-морские базы.

Но вынужденный действовать в военной обстановке, в условиях острой нехватки ресурсов, Николай II сознательно затягивает решение о строительстве железной дороги на Мурман. Он надеялся, что война вот-вот закончится или перейдет на новую, более оптимистичную для России стадию.

1 января 1915 года на основании доклада министра путей сообщения С.В. Рухлова Николаем II принимается решение о строительстве железной дороги от Петрозаводска до Сороцкой бухты (нынешний Беломорск) на юго-западном побережье Белого моря. В таком виде дорога не давала возможности получения грузов в зимнее время, поскольку пространство Белого моря на полгода затягивается льдом. Как написал в своей резолюции сам император, «продолжение этой линии на север» возможно «в будущем».

Между тем обострявшийся дефицит ресурсов заставил к «будущему» относиться как к настоящему. И уже 3 июня 1915 года последовало высочайшее повеление о строительстве рельсового пути от Кандалакши до Колы. Но и в таком виде дорога имела бы недостроенный промежуток - между Кандалакшей и Сорокой, передвижение по которому предполагалось морским путем, вдоль Карельского берега Белого моря. Видимо, не до конца уверенный в правильности такого решения, в июле 1915 года император выделил средства на проведение подготовительных работ по постройке среднего участка железной дороги между Кандалакшей и Сорокой. Только в сентябре была утверждена строительная стоимость этой линии. Таким образом, принятие решения о строительстве Мурманской железной дороги растянулось на 9 месяцев.

Идея основания города Романова-на-Мурмане у конечной станции Мурманской железной дороги не принадлежала Николаю II. Ее внушил императору министр путей сообщения (ставший в скором времени председателем Совета министров России) Александр Федорович Трепов, участвовавший в церемонии закладки города 21 сентября (4 октября - по новому стилю) 1916 года. Кстати, вот еще одна фигура, которую стоит увековечить в Мурманске. Именно на докладе А. Ф. Трепова «По поводу учреждения на Мурманском побережье города» от 28 июня 1916 года находившийся в царской ставке император поставил знак «%», что означало одобрение.

Кто же основатель Мурманска?

Своеобразие истории Мурманска в том, что она не знает имени своего основателя, в отличие, скажем, от истории Санкт-Петербурга, в которой образ Петра I рассматривается в качестве основополагающего.

Николай II, формально утверждавший судьбоносные документы, обусловившие рождение Мурманска, на самом деле не может считаться отцом-основателем города. Эти решения император принимал не по собственной воле, а в вынужденной обстановке войны и прямого давления со стороны своего окружения. С момента восшествия на престол у Николая II было достаточно времени для реализации перспектив, связанных с Мурманом. Однако царь выбирал другие приоритеты, нельзя осуждать его за это, но и не стоит поддаваться искушению рассматривать Мурманск «детищем» последнего императора. Поэтому я сомневаюсь в необходимости установки памятника Николаю II в Мурманске. Но не исключаю, что Николай II должен быть увековечен здесь. Ведь свое начало город все же ведет с «николаевской» эпохи и в своем первоначальном названии отразил фамилию царствующей династии. Думая о Николае II, мне кажется уместным поместить его образ, как причисленного Русской православной церковью к лику святых, - в иконостас кафедрального собора в Мурманске, о строительстве которого уже так много говорится. Будем верить, что Николай II, учредивший Мурманск своей властью, станет теперь заступником города перед Всевышним.

Ближайший помощник Александра III и Николая II министр-реформатор Сергей Юльевич Витте, так много сделавший для утверждения в государственном «сознании» мурманского направления российской стратегии, как идеолог, фактически готовивший решение об основании большого океанского порта на Мурмане, достоин бронзового изваяния. И пусть местом будущего порта он рассматривал Екатерининскую гавань (там, где сейчас стоит город Полярный), мне кажется, идеи, о которых мечтал С. Ю. Витте, воплотились именно в основанном Мурманске. В этом городе зарождался Северный военно-морской флот, здесь появился крупный город-порт, связанный с центром страны железной дорогой.

В отечественной истории Витте ассоциируется не с распадом Российского государства, а с его подъемом, оздоровлением. Памятник Сергею Юльевичу Витте - первый на территории России - стал бы достойным подарком к 100-летию Мурманска. И для всех россиян.

Публикации по этой теме:

Здесь будет Мурманск заложён... "Мурманский вестник" от 21.04.2012

Павел ФЕДОРОВ, доктор исторических наук, профессор кафедры истории МГГУ.