03.08.2012 / Наш край

Ампутация... на глазок?

Фото: Сушко Константин
Внутри храма старину сохранить удалось.

Над Ковдой снуют ласточки - свили гнезда на колокольне близ древней Никольской церкви. Звона там не услышишь, и пернатые который год живут беспечно. Никола молчит не только потому, что в храме не проходят службы. В начале 90-х реставраторы, трудившиеся над колокольней, нарушили законы акустики, и колокол, зов которого некогда слышали даже в Кандалакше, теперь и за реку-то не докричится. Два года назад закончили и реставрацию самой церкви. Плоды этого многолетнего проекта оказались столь спорными, что специалисты до сих пор ломают копья, доказывая, стал он торжеством над временем или «победой» над историей.

«Бедненькая кирха»

- Реставрационные работы на Никольской церкви окончены в 2010 году. Установка ограды и крыльцо были их завершающим этапом, - говорит Нина Пурышева, директор областного центра по сохранению историко-культурного наследия. - Основным принципом проекта являлось максимальное сохранение первоначального облика храма. По этому пути, традиционному для отечественных реставраторов, пошел автор проекта Евгений Вахрамеев. Он, а после его смерти его жена Татьяна Вахрамеева, осуществляли авторский надзор за работами, которые проводил субподрядчик - Поморская плотницкая школа. Провели полную разборку храма, обнаружили и сберегли «родное» подволоковое окно. Сохранность венцов была разной, в наихудшем состоянии оказалась северная стена, обращенная к воде. Там нижние венцы примерно до половины сгнили. Алтарная часть - восточная - лучше сохранилась. Можно сказать, что удалось сберечь приблизительно половину старых венцов. И качество реставрации в целом меня устраивает.

Признаюсь: несколько лет назад казалось, храм никогда не воскреснет - полуразобранный, искалеченный, он гнил заживо, реставрация шла эпизодически, когда деньги появлялись. Вспоминая тот период, моя собеседница говорит: удача уже то, что все конкурсы на проведение работ раз за разом выигрывал один и тот же подрядчик, объект хотя бы не передавали из рук в руки.

И все же отчего, глядя на нынешнюю, казалось бы, воскресшую Никольскую церковь, не испытываешь пасхальной радости? Вот архангельские реставраторы гордо сообщают - они празднуют победу. Хочется спросить, с кем воевали и кто побежден? Время? Тление? Или что-то более важное и дорогое?

Российское движение «Архнадзор», действующее в сфере охраны культурно-исторических памятников, называет на своем сайте реставрацию ковдского Николы одной из многочисленных потерь последнего времени. Архитекторы, историки и блоггеры заявляют: церковь более не существует, на ее месте стоит лишь нечто, включающее отдельные ее части. Помню, мой знакомый, наслышанный о деревянном чуде Ковды, приехав оттуда, разочарованно протянул: «Бедненькая норвежская кирха».

И то правда: крашеная в серый цвет обшивка за версту отдает новоделом, приплюснутая главка - вся в свежевыструганных лемехах (их в помине не было в прежнем облике строгой и аскетичной церкви), вокруг - аккуратненький «дачный» заборчик, и даже калитка перенесена на несколько метров от привычного места.

Сходное чувство испытала в Михайловском после очередного передела музейной собственности, завершившегося тем, что дом поэта, и без того новодельный, послевоенный, растащили бульдозером и выстроили нечто вроде коттеджа. А трехсотлетние ганнибаловские сосны в парке «проредили» так, что теперь в некогда загадочных зарослях даже спрятаться негде - за километр на просвет видать.

Новодел по проекту

Оговорюсь: я не искусствовед, не спец по деревянному зодчеству, скорее, турист. Но многие специалисты испытали аналогичный шок от Ковды.

Они твердят, что в 2007 году, когда началась переборка, часть подлинных элементов пропала бесследно. Например, рубленые плахи, закрывавшие восточную сторону церкви, - обшивка ХIХ века. К слову, ее стали разбирать еще в 1989-м. Тогда работы, которые затеял институт «Спецпроектреставрация» в лице Ирины Семеновой и Алексея Смышляева, остановило вмешательство Дмитрия Лихачева, усомнившегося в обоснованности происходящего.

Более того, биологи МГУ, исследовавшие микроорганизмы, обитающие в древесине церкви, установили: дерево находится в состоянии естественной консервации, рост микроскопических грибов, способствующих его гниению, замедлен природными факторами, причем более старые венцы находятся в лучшем состоянии, чем поздние пристройки. Не берусь оценивать достоверность этих данных, но повод для размышления есть.

Что сделано, то сделано - церковь раскатана по бревнышку и собрана вновь. Однако какого периода Ковду предъявили нам архитекторы? Известно, что датировка храма спорна: 1705-й, устоявшийся в обиходе как год ее рождения, по мнению некоторых ученых, например, Игоря Шургина, лишь время постройки колокольни, а храм мог вырасти столетием раньше. По словам Нины Пурышевой, Вахрамеевы взяли за точку отсчета именно ХVIII век. Что же до покраски храма...

- Вас цвет смущает? Но это - по проекту, - говорит Пурышева. - Согласитесь, если деревянные рамы не красить, они приходят в негодность. Так и здесь. Тем более вокруг много воды, погода северная не очень ласкова.

Об изменении конфигурации главки (была стройная, прямая, на гладкой «шейке», стала же приземистой и вся покрылась «чешуей «лемехов), а также переносе ворот, мои собеседники высказываются так:

- Да, воротца находились с западной стороны, но калитку перенесли, исходя из неровностей ландшафта, а главка - я не считаю, что она в таком виде портит облик церкви, - комментирует Нина Пурышева.

А Дмитрий Жалнин, ведущий методист центра по сохранению историко-культурного наследия, полагает, что часть декора могла быть утрачена во время ремонтов храма в ХIХ веке, и сейчас, возможно, реставраторы восстанавливали то, утраченное.

- Мы не имеем проектной документации, может, у них действительно сделано, как надо, - предполагает он.

- Все сделано по утвержденному в Москве проекту, просто так делать не стали бы, - соглашается Пурышева.

Что меня поражает, так это сослагательное наклонение из уст специалистов: «возможно», «могла быть»... Представьте, что хирург, что-нибудь ампутировав пациенту, объяснял бы ему утрату органа в таких выражениях! А ведь тут речь о хирургической операции.

Колокольню лишили голоса

Говорят, хорошую архитектуру отличают от плохой десять сантиметров. Тут погрешность под запретом. Впрочем, прочитав на сайте поморских реставраторов объявление рядом с фото Ковды: «Заказывая сруб бани с отделкой через сайт вы получаете в подарок банные лавки из массива!» (пунктуация сохранена), подумала, может, мои претензии не по адресу. Какие уж тут десять сантиметров, до того ли...

И все же - о сантиметрах. Мои собеседники в один голос твердили: при всех погрешностях, главное, в итоге получился храмовый комплекс (церковь плюс «не самая плохая колокольня»).

А теперь вспомним старую Ковду. Церковь и колокольня словно склонились друг к другу навершиями, как мать и младенец на богородичных иконах. Вовсе не покосившейся, а сознательно наклоненной была колокольня - это подтвердилось при переборке: число венцов в разных гранях оказалось разным. Русская Пизанская башня.

Изюминка ансамбля - негромкий разговор между собою церкви и колокольни - утрачена абсолютно. Да, это отчасти грех предыдущих реставраторов (над колокольней надругались еще в начале 90-х). Кстати, на вопрос об авторах тогдашнего проекта местные специалисты мне не ответили. Между тем это не секрет, работы вело карельское ТОО «Реставрация» по проектной документации все той же «Спецпроектреставрации». Консультировала работы архитектор Елена Ополовникова.

Кроме изменения наклона и того, что колокольня стала заметно выше, изменился и декор - исчезли элегантные лепестки-подзоры под шатром, строгие прямые столбы «украсили» дыньками, ажурная ограда стала сплошной, и, главное, уничтожен резонатор. Оригинальный шатер был двойным - конструкция уникальна, второй такой в России нет. Именно ее особенности и делали звук колокола столь мощным, что долетал до неблизкой Кандалакши. Разобрать разобрали, а восстановить не смогли. Тогда внутренность искалеченного шатра попросту зашили, лишив колокольню голоса.

Разговорившись, мои собеседники признаются: повторная реставрация колокольни все же планируется... Когда-нибудь. Найдутся ли на это деньги, неизвестно. В нынешнем году подавали заявку в федеральный центр на разработку проекта внутреннего убранства церкви, но денег Москва не выделила. Известно лишь, что интерьер будет также новоделом - изготовят копию старого, сохранившегося иконостаса. Поясню: иконы из Ковды в настоящее время находятся в различных музеях, в том числе за пределами области, а также в кандалакшской церкви Иоанна Предтечи. Специалисты утверждают, предпочтительнее не возвращать их, а изготовить качественную копию, что позволяют современные технологии, оговариваясь: одна из причин - соображения сохранности. Мол, в отрезанном от мира селе с ними всякое может случиться.

Одно радует - хоть внутри храм не зашьют. И пока, попросив разрешения у добровольного ключаря церкви, сельского метеоролога, можно войти туда и вновь погрузиться в ощущение прежней Ковды, над которой было не властно время. Там - внутри - все почти как было. Остальное, боюсь, утрачено навек.

Фото: Сушко Константин
Фото:
Конец 80-х. Первый этап реставрации. Фото с сайта ru-woodarch.livejournal.com
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 03.08.2012

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
62,532773,332177,198071,4635
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня