26.09.2012 / Наш край

Раненая святыня

Вернутся ли в Варзугу утраченные сокровища?

Фото: Федосеев Л. Г.
Елена Гонецкая показывает варзугские иконы.

Воскресшая варзугская церковь - это победа российских реставраторов над временем. Стройная, как свеча, стоит на берегу реки, спасенная от разграбления, огня, безвременья.

Однако исцеленный руками реставраторов и заботой настоятеля храм все еще не может до конца залечить раны - ими зияет древний иконостас, лишенный более чем полусотни образов. Отсутствуют два ряда, пророческий и праздничный, и главная храмовая икона - Успение Богородицы. То же, что сохранилось, требует постоянного попечения - живопись XVII века в сельском неотапливаемом храме, пусть даже и родном для нее, подвергается постоянному риску и от естественных факторов - перепадов температуры и влажности, и от лихих людей, которые в свое время уже «отметились», совершив здесь кражу со взломом.

На госпитализацию денег нет

В конце лета специалисты Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. академика И. Грабаря в авральном режиме спасали икону «Страшный суд».

Заведующая отделом реставрации темперной живописи Галина Цируль и реставраторы высшей категории Лариса Миронова и Николай Тимофеев восстановили первоначальный облик иконы, обнаружили скрытые фрагменты интереснейшей многофигурной композиции. По идее, подобные работы проводятся исключительно в условиях «стационара», но транспортировка и сама госпитализация иконы требуют денег. А их, как всегда, не хватает.

- Мы работаем в Варзуге уже шесть лет, - говорит Галина Цируль - Я была здесь, когда в 1998 году демонтировали иконостас. К сожалению, не каждый год удается командировка сюда, финансирование слабое. Центр по сохранению историко-культурного наследия Мурманской области постоянно подает заявки на участие в программе министерства культуры по реставрации. Но мало того, что деньги там мизерные, их ни разу не удалось получить. Из областного бюджета также идут только крохи, а в этом году, насколько я знаю, вообще ничего не выделено. Поэтому выход один - наши реставраторы просто выезжают в плановые командировки от центра Грабаря. В этом году наш приезд оплатил из своих средств отец Митрофан.

К слову сказать, энергичный настоятель Варзуги уже поднимал вопрос о передаче церкви самого здания храма, а также изъятых в свое время икон. 49 из них хранятся в областном краеведческом музее. Как подтверждает Татьяна Рыжкова, заведующая сектором охраны культурного наследия комитета по культуре и искусству Мурманской области, несколько месяцев назад отец Митрофан обращался с соответствующей просьбой в управление Росимущества, которое исполняет полномочия по распоряжению памятниками федерального значения, к коим относится и Успенская церковь. Последовавший отказ был связан лишь с формальной неувязкой - по закону такого рода предложения должны исходить не от конкретного прихода, а от руководства епархии.

- В августе я была в Варзуге, осмотрела церковь после реставрации - и у меня сложилось самое благоприятное впечатление, - говорит Татьяна Рыжкова. - Более того, я думаю, желание отца Митрофана, чтобы церковь передали не в пользование, а в собственность, вполне разумно. В отличие от немноголюдной Ковды в Варзуге - полноценный приход, там есть кому заботиться о храме. Разумеется, когда речь пойдет о передаче иконостаса, свое положительное заключение должны дать и реставраторы, и полиция, которой предстоит обеспечить безопасность этих ценностей. Знаю, что отец Митрофан установил противопожарную сигнализацию, но она еще не отлажена - по крайней мере, именно в день моего приезда вышла из строя. Да и, случись беда, пожарная машина, что, из Умбы поедет? Все эти нюансы требуют продуманного решения. Я разговаривала с реставраторами, которые работали в Варзуге, и они убеждены - сейчас иконы там чувствуют себя неплохо. Да, церковь неотапливаемая, холодная, но для икон важны прежде всего стабильные условия, пусть даже не слишком благоприятные. Им вредят перевозки, перемещения. А в храме, думаю, их можно будет сохранить.

Впрочем, согласия в этом вопросе у специалистов нет. Елена Гонецкая, и. о. главного хранителя областного краеведческого музея, считает, что условия для возвращения варзугских икон еще не созданы. И препятствует этому как раз нестабильный микроклимат:

- Иконы, которые находятся в храме, сейчас в тяжелом состоянии, отопления там нет, а это значит - летом плюсовая температура, а зимой церковь промерзает. В таких условиях доски сразу поведет, иконы погибнут! Когда они попали к нам на временное хранение, а это произошло в 1976 году, они были в тяжелейшем состоянии. Можно сказать, были потеряны. Их восстанавливали тогда в центре Грабаря, сейчас мы постоянно следим за ними и при малейшем риске обращаемся к реставраторам. При этом, я подчеркиваю, иконы у нас на временном хранении, мы готовы их отдать сразу, как только церковь обеспечит надлежащие условия. Думаю, и в Успенской церкви можно как минимум увлажнители поставить - иконам требуется 56 процентов влажности и постоянная температура воздуха - плюс 16-17 градусов. Впрочем, опыта передачи подобных предметов храмам у нас в области пока нет.

Царь-пушка или гаубица?

Вопрос о передаче церкви некогда изъятого - спорный. Принятый в 2010 году федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» расколол и музейное сообщество, и просто неравнодушных к проблемам культуры.

О скороспелости этого документа свидетельствовало хотя бы то, что в законопроекте напрочь отсутствовали понятия памятников истории и культуры. Было лишь «имущество религиозного назначения». Между тем, как говорят искусствоведы, смешивать эти понятия - все равно что не делать разницы между гаубицей и Царь-пушкой.

В окончательном варианте документа эта разница учтена, но назвать его идеальным нельзя. Да, получив в собственность или пользование объект культурного наследия, скажем, ту же Успенскую церковь, епархия принимает на себя все связанные со статусом памятника ограничения, подписывая охранное обязательство, где указаны требования к порядку и срокам реставрации и ремонта, условиям доступа к нему людей, иные обеспечивающие сохранность требования. Однако, что существенно, в перечне оснований для отказа в передаче культурных ценностей исконным владельцам не значится, к примеру, невозможность создать нужные для долгой жизни музейного предмета условия, состояние самого предмета. Возражения экспертов и правоохранительных органов могут иметь лишь рекомендательный характер.

В результате святыня и впрямь может оказаться под угрозой - как это случилось с Боголюбской иконой Божией Матери во Владимире. Икона, которую датируют концом XII века, была передана на хранение в Успенский собор из Владимиро-Суздальского музея. Согласно обязательствам РПЦ в монастыре она хранилась в специальном киоте, где поддерживался искусственный микроклимат. Однако, когда одна из кассет, обеспечивавших его, отказала, никто этого не заметил. А находилась икона в сырой крестильне, вплотную к стене, зараженной грибком. В итоге святыня на грани гибели, над ней сейчас работают все те же мастерские центра Грабаря и лично Галина Цируль.

Спорный вопрос связан и с доступом людей к православным святыням. История и красота едины для всех, вне зависимости от вероисповедания. Заключая произведение искусства в рамки действующей церкви, мы в определенном смысле ограничиваем его назначение исключительно культовым. Можно вспомнить и случай с Одигитрией эпохи раннего Средневековья, которую, вопреки мнению многих экспертов, передали из Русского музея на временное хранение в храм, кстати, не «родной» для иконы, а новодельный, одного из элитных коттеджных поселков. Там уж о широком доступе людей к святыне вовсе можно забыть.

Без вести пропавшие

С другой стороны, как дом умирает без хозяина, так и существование иконы вне храма - ущербно. Десятки веков фрески и иконы жили в микроклимате церкви - с копотью, свечным нагаром, перепадами температур, человеческим дыханием - и были тем не менее живы. Да и катастрофическое состояние варзугского иконостаса было зафиксировано уже в то время, когда церковь давно была закрыта, службы там не проводились. Есть и этический момент - взяли чужое, так не пора ли отдать назад?

Таким вопросом задаешься, думая о драматичной судьбе варзугской храмовой иконы Успения. Три года назад она вместе с еще двумя ликами была похищена из Афанасьевской церкви, где иконостас хранился во время реставрации главного храма. Преступники, оставшиеся неизвестными, действовали достаточно изощренно: вместо сбитого замка, например, они повесили другой, чтобы взлом дольше остался незамеченным. Добычей стали Успение, Афанасий Александрийский с житием в 16 клеймах и небольшой образ Дмитрия Солунского и архидиакона Стефана.

Как рассказали в следственном управлении УМВД России по Мурманской области, уже через несколько дней Успение, прикрытое ветками и листьями, милиционеры нашли в лесополосе по дороге в Умбу. Остальные иконы поныне «без вести пропавшие», они объявлены в международный розыск по линии Интерпола.

Почему преступники бросили образ, понятно - огромную икону из первого ряда иконостаса вывезти непросто, сразу привлекает внимание. Кроме того, как говорят музейщики, две другие были снабжены авторскими клеймами, что является большой редкостью и удесятеряет их ценность в глазах коллекционеров. А работали профессионалы, знали, что берут. Так что, скорее всего, похищенное им удалось вывезти еще до того, как пропажу заметили.

Прикрытое листьями Успение нашли в лесополосе по дороге в Умбу. Остальные иконы и поныне «без вести пропавшие».

Найденную икону приобщили к уголовному делу как вещдок и по решению областного комитета по культуре передали на временное хранение в областной художественный музей, где она и находится до сих пор. И будет находиться, скорее всего, ближайшие три года - пока не истечет срок давности по делу. Разве что похититель раньше найдется. Скорый возврат Успения в храм сомнителен, потому что требования к сохранности вещественных доказательств весьма и весьма строги. Тут одной пожарной сигнализацией не обойтись.

Полиция уверяет: решение о местонахождении иконы принял собственник - комитет по культуре. А вот в комитете удивились: владельцем он, упаси боже, не является. Как пояснила Татьяна Рыжкова, как правило, собственник «движимого имущества» церквей - памятников культуры тот же, что и у самих храмов. В данном случае речь о собственности федеральной. А таковая должна быть включена в реестр Росимущества. Да вот незадача - варзугская церковь там значится, а иконостас - нет. И кто его собственник - формально большой вопрос. А это, в свою очередь, может создать проблемы при процедуре передачи.

Справедливости ради отметим, что в художественном музее икону тоже не хранят под спудом - не так давно она выставлялась в экспозиции, включена в каталог. Выставляются и иконы, что находятся в краеведческом, причем регулярно. Ближайшая встреча с ними состоится в ноябре в экспозиции «Спасенные сокровища музея», где представят иконы и старопечатные книги, над которыми поработали реставраторы.

Но варзугский иконостас все так же зияет ранами. И с ними памятник истории, в чьей бы собственности ни числился он на бумаге, словно искалеченный. Будто скульптура с отбитыми руками или полотно со следами кислоты. Ковдский иконостас, так же разделенный между музеями и церквями, вот-вот заменят новоделом, причем тоже из соображений сохранности и доступности живописных шедевров людям. С одной стороны, логика есть. А с другой - это словно вместо живого, здорового и жизнеспособного органа поставить искусственный. И вроде все красиво, только не то, не настоящее, не живое. Будет ли Варзуга, наше северное чудо, прежней - с заплатами новодела?..

Фото: Федосеев Л. Г.
Фото: Федосеев Л. Г.
На месте главной храмовой иконы до сих пор зияет пустота.
Фото: Федосеев Л. Г.
Лариса Миронова и Галина Цируль реставрируют «Страшный суд».
Татьяна БРИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.09.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,893276,057679,300672,7685
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня