15.03.2013 / Наш край

Большая оленья медкомиссия

Фото: Лев Федосеев

- Мы не опоздаем на кораль? - беспокоился коллега-фотокорреспондент.

Опоздать на коральные мероприятия в СХПК «Тундра» нельзя, но нужно вовремя успеть. Дело в том, что кораль - это и загон для скота, и ежегодная плановая зооветеринарная работа, что проводится в оленеводческом хозяйстве около месяца: пастухи пригоняют в Ловозеро стада оленей, примерно по полторы тысячи голов - большие «куски», как говорят здесь. День-полтора, от силы два, эта рогатая партия подвергается разным процедурам, а затем олешки снова идут в тундру. Потом денек передышки, чтоб работники могли отдохнуть от тяжелого труда, и снова корали наполняются оленями. «Медкомиссия» продолжается.

...В Мурманске минус 12, в Оленегорске чуть холоднее, по дороге в Ловозеро попадаем в котловину - термометр показывает минус 27. В селе хорошая мартовская погодка - солнечно и ядреный морозец под двадцать. Приезжаем в оленеводческую столицу аккурат к загону в корали свежего стада: олени возбужденные, глаза с блюдце - простор тундры сжат ограждением камер. Несвобода пугает рогатых, но у оленей есть замечательное свойство: как белки в колесе, так и олени в тесном круглом корале умудряются все время двигаться. Причем они не мечутся - мчатся. Этот стремительный четкий бег по кругу завораживает. Если камера прямоугольная, животные меняют тактику: сомкнутыми рядами они бегут от одного края к другому, изящно заворачивают у ограждения и снова включают скорость. Никакой толкучки.

Словно на капитанском мостике, стоим с Владимиром Константиновичем Филипповым, начальником цеха оленеводства СХПК «Тундра», на небольшой вышке-башенке - отсюда как на ладони виден весь театр коральных действий. Филипповых в Ловозере много, Владимир Константинович - известный в регионе человек, потомственный оленевод, его предки-коми пришли в саамское село очень давно. С тех пор все мужчины рода занимаются оленеводством.

- Работаем с начала марта, сейчас идет четвертый загон, всего их здесь будет семь, - рассказывает Филиппов. - Такая же работа идет параллельно на корале «Белая головка», что в пятидесяти километрах от Ловозера, в тундре. Для оленеводов это непростой период, видите, как люди работают - целыми днями на свежем воздухе, на морозе, труд этот тяжелый, но необходимый. От того, как пройдут коральные мероприятия, зависит качество стада, его численность, мясные показатели будущего забоя.

Только непосвященному человеку может казаться, что в оленеводстве все просто: мол, олени сами пасутся, корм заготавливать не надо, ухода не требуется. Еще как требуется! Стоит хоть раз побывать на корале, чтобы понять, какая разница между домашними и дикими оленями. Каждый олень из стада СХПК «Тундра» учтен и обработан. Вот и сейчас олешкам ставят прививку от мучителя копытных - овода. Как рассказал ветеринарный врач Игорь Галиев, без нее этот злодей все лето и до наступления холодов способен нещадно терзать животных, вгрызаясь под шкуру. Или, что самое страшное, забиваясь в носоглотку, тогда олень может погибнуть. Кстати, прививка действует и против гельминтов, так что это еще и гарантия безопасности мяса домашнего оленя. Коральные процедуры проводятся уже после забойной кампании - до следующей от прививки и следа в организме животного не остается. К слову, никаких прочих лекарственных вмешательств в организм животных нет, никаких антибиотиков или стимуляторов роста. Только природный корм, чистая вода и ветер тундры.

На корале олешкам спиливают рога: важенкам - взрослым самкам - оставляют один, чтобы защищаться, а быкам срезают оба. Все равно они их сбросят, потому что станут расти новые. Ветвистая гора в санях - дефицитный товар, рога оленей пользуются спросом в Китае как сырье для фармацевтической отрасли.

Еще во время коральных мероприятий отделяют оленьих подростков от мамок, с которыми они доселе паслись вместе, с самого отела. Теперь подросшие ребята будут жить самостоятельно.

Важенки, хоры, быки, нетели, бычки-урачки, телята - это только некоторые «половозрастные» категории, которые я уяснила из рассказов оленеводов. А нам-то, городским, кажется, что красивое пестрое стадо - это просто олени. Поделюсь узнанным: нетель - это как бы оленья «девушка»; хор - племенной самец, во время гона он легко покрывает до пятидесяти важенок; бык - кастрированный олень, именно из быков выбирают кандидатов в чемпионы гонок в упряжках на Празднике Севера, потому что они более послушны. А бычки-урачки - оленья молодежь, пока еще бестолковые подростки, дальше видно будет, что из них получится.

...Чем ярче солнце, тем крепче мороз. Холодно, однако. Пока топчешься на оленьей шкуре на мостках, еще ничего, а на снегу - ух, пробирает.

- Перекур! - пронеслось над коралем. - Греться!

Идем с оленеводами в бытовой корпус.

За обжигающим чаем толкуем про жизнь. Андрей Сорванов готовится в участию в Празднике Севера, будет гоняться на оленьих упряжках. Оленеводы рассказывают семейные новости. С прошлого кораля, как не виделись, у Ивана Апицына пополнение - родилась дочка Ксюша. А у Николая Селиванова уже третий ребенок, сынок Василий.

- Вот за Васятку получили от области 100 тысяч, плюс материнский капитал за старших - думаем дом строить, - поделился ловозерец.

Ругают оленеводы «коммуналку» - в Ловозере квартплата зашкаливает, уж очень дорогая гикакалория на здешней котельной. А нормативы на общедомовые нужды возмутили селян донельзя. «Сейчас-то их отменили, но что дальше?» - волнуются жители саамского села.

- Куда это годится, работаешь-работаешь - и львиную долю заработка отдай за жилье. Мы же не в столице живем, у нас заработки не те, чтобы такие суммы платить! - говорят раздосадованно.

Слушаю рассказы про встречи с хищниками: в тундре росомаха внаглую прогрызла стенку в бытовку оленеводов, похозяйничала там вволю. Еще рассказали, что за полтора месяца одна такая хищница зарезала шестнадцать оленей.

- Росомаха - хитрая и коварная, она может неделями ходить за оленями, «пасти» их, а потом резать. Сейчас в тундре развелось много росомах, гнать надо их из Красной книги Мурманской области, - уверены пастухи.

...Снова на «свежий воздух» идут трудиться мужчины. Надо торопиться, ведь олени в корале все это время без еды, только снег «попить» могут. Скорее отпустить стадо в тундру - значит работать на пределе сил.

- Алексей Филиппов, - представился молодой человек. Что-то в его облике - не только черты лица, но и характерная повадка вольно стоять на ветру, не ежась от холода, - кажется знакомым. Отчество парня все ставит на место - это сын Владимира Константиновича. Дипломированный ветврач, выпускник Вологодской сельхозакадемии прибыл в родное Ловозеро продолжать дело отца, дедов, прадедов. «Экая удача для оптимистичной ноты репортажа!» - торкнуло во мне профессиональное. Но не любят оленеводы восторженных высокопарностей, хотя и к унынию не склонны. А потому с Алексеем Владимировичем мы говорим о деле, о работе. Например, что подспорьем для работников СХПК «Тундра» является возможность держать в общем стаде своих личных оленей: для оленевода это 75 голов, для прочих сотрудников кооператива - 50. Правда, не бесплатно, но оленеводам выпас одного оленя обходится дешевле, чем прочим сотрудникам кооператива. Если хочешь держать в стаде большее поголовье своих олешек - плата увеличивается.

Что ж, судя по отзывам людей, это неплохая мотивация работать оленеводом, ведь зарплата здесь не так велика.

Об эффективности сельхозкооператива рассуждаем с его руководителем Виктором Старцевым. С сожалением он отмечает убыточность «второго рукава» СХПК - молочного животноводства. Ловозерское стадо коров голштинской породы всем хорошо, однако тянет экономику предприятия вниз.

- За оленеводством будущее. Зооветеринарные мероприятия мы проводим последние годы регулярно, в отличие от 90-х годов, когда подобная практика была утеряна, - отметил Виктор Александрович. - Разделение стада необходимо - стельным важенкам без телят легче прокормиться. Если стадо остается смешанным, то самцы, склонные по весне бегать по тундре в поисках корма, увлекут его за собой, произойдет раскол. Те мероприятия, которые сейчас проводятся, этого не допустят.

...Поодаль от рабочего кораля томятся в ожидании, переминаясь на мохнатых ногах, ух какие красавцы! Андрей Сорванов и другие оленеводы выбрали их на Праздник Севера. 23 марта в саамской столице будет на что посмотреть. Можете сами убедиться в этом, приезжайте!

Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Фото: Лев Федосеев
Татьяна ПОПОВИЧ, Ловозеро

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.03.2013

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
67,997576,755679,828974,9523
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня