24.05.2013 / Наш край

Чужие здесь не летают

А ведь летали, да еще как! Целых двенадцать лет после победного мая 45-го самолеты-разведчики НАТО безнаказанно вторгались в воздушное пространство над Заполярьем. 30 декабря 1953 года, за день до Нового года, в небе Кольского полуострова впервые появился американский бомбардировщик Б-29, способный нести ядерное оружие. 8 мая 1954 года, накануне праздника, была осуществлена широкомасштабная провокация - два бомбардировщика Б-47 со стороны острова Медвежий вторглись в воздушное пространство СССР, долетели до Кандалакши, развернулись и ушли назад. Перехватить и уничтожить эти самолеты силы и средства ПВО Северного флота не смогли. Наконец было принято решение о создании 21-го корпуса ПВО, способного защитить города и объекты Кольского полуострова от ударов с воздуха.

История, можно сказать, повторилась. Ведь перед началом Великой Отечественной войны Мурманск защищал всего лишь один зенитно-артиллерийский дивизион. Лишь после того как летом 1942 года город был сожжен дотла фашистской авиацией, а работа мурманского порта по выгрузке судов, приходящих с грузами по ленд-лизу, была затруднена в результате налетов вражеской авиацией, был создан вначале бригадный, а затем, корпусной районы ПВО.

1 февраля 1957 года части 21-го корпуса ПВО приступили к выполнению задач боевого дежурства. Теперь объекты Кольского полуострова и северной части Карелии прикрывали четыре авиационных полка, четыре зенитно-ракетные бригады и зенитно-ракетный полк, насчитывавшие более 50 дивизионов, две радиотехнические бригады, батальон радиоэлектронной борьбы. Всего в него входило около трех десятков частей, полторы сотни дивизионов, радиотехнических батальонов и рот. Учитывая стратегическое значение прикрываемых объектов Заполярья и тот факт, что северное направление представляло кратчайший путь для воздушно-космического нападения вглубь территории страны, корпус ПВО первым оснащался техникой. На его вооружение поступили новые образцы зенитно-ракетного комплекса дальнего действия С-200, первые дивизионы С-300, истребители-перехватчики МиГ-31 и Су-27, новые трехкоординатные радиолокационные станции, отрабатывались элементы взаимодействия с самолетом радиолокационного дозора А-50 - аналогом американской системы АВАКС.

Новая техника осваивалась в кратчайшие сроки. Дивизионы стреляли с острова Кильдин, из района Териберки, со Святого Носа возле Гремихи по всем типам крылатых ракет, запускаемых с берега, с подводных лодок и самолетов, а также по надводным целям. Такого опыта не было ни в одном корпусе ПВО страны.

Летчики корпуса освоили посадку истребителей-перехватчиков МиГ-31 и Су-27 на ледовый аэродром острова Грэем-Белл Земли Франца-Иосифа. Тем самым они получили возможность перехватывать и уничтожать стратегическую авиацию не просто до рубежа пуска крылатых ракет, а вообще над Северным полюсом. Авиация также училась сбивать ракеты над Баренцевым морем.

По мнению командования американских ВВС, при потерях 5-7 процентов самолетов, участвующих в ударе, приостанавливается проведение воздушно-наступательной операции. В данном случае такими потерями для агрессора не обошлось бы.

Этот опыт быстро пригодился.1 июля 1960 года у мыса Святой Нос капитаном Поляковым был сбит американский самолет-разведчик РБ-47, 20 апреля 1978 года принужден к посадке самолет «Боинг-707» южнокорейской авиакомпании, нарушивший воздушное пространство СССР. Тогда отличился капитан Босов, осуществивший по нарушителю пуск ракеты с самолета Су-15ТМ. К слову, пассажирский самолет пилотировал полковник ВВС Южной Кореи Ким Чанг Кью. На перехват Боинга были подняты два Су-15ТМ и два Як-28П.

В 1997 году «Мурманский вестник» опубликовал мою статью под названием «Апрель 78-го: «Боинг-707» в Заполярье. Трагическая ошибка или провокация». Готовя статью, я слетал в Москву к бывшему командиру корпуса генерал-полковнику Владимиру Царькову, беседовал с летчиками и офицерами, непосредственно занимавшимися и перехватом «Боинга», и самолетом, севшим у поселка Лоухи на лед озера. Удалось доказать, что это был именно провокационный полет с целью вскрытия системы ПВО Кольского полуострова.

Особый период службы наступил после посадки в мае 1987 года Матиасом Рустом своего легкомоторного самолета «Цессна» на Красной площади. По стечению обстоятельств в этот же день, преодолев систему ПВО Швеции, совершил посадку в этом государстве самолет Ан-2, ведомый советским гражданином, бывшим пилотом «Аэрофлота» Свистуновым. Но если в Швеции к этому событию отнеслись более чем спокойно, то в СССР разразилась антиармейская истерия.

На тот момент мир уже знал аналогичные примеры воздушного хулиганства. Ровно месяц спустя после полета Руста в Париже легкомоторный самолет, ведомый летчиком, которого прозвали Черным Принцем, садился на Елисейских полях. ПВО Франции вообще отказались работать по нему, сославшись на то, что хулиганом должна заниматься полиция.

В США за пару лет до этого легкомоторный самолет вообще таранил Белый дом. Но ни во Франции, ни в США не пострадало ни одно должностное лицо. Наоборот, были выделены дополнительные средства на совершенствование противовоздушной обороны. У нас же были отстранены от должности министр обороны и главком войск ПВО. На Вооруженные силы и человека в погонах впервые накатился прессинг критики и гонений. Все было продумано до мелочей: в народе создавался образ никчемной армии, формировалось общественное мнение.

К сожалению, в высших эшелонах власти не задались вопросом, кому была выгодна эта провокация, а то, что это была именно провокация, даже на Западе признали. Войска ПВО и Вооруженные силы в любом случае ожидал негатив: сбив самолет, попали бы под жесточайшую критику, не сбив, получили не менее жесткую оценку.

И сегодня можно задать по тому полету немало вопросов, на которые нет ответа. Кто готовил Руста в Исландии к полетам на малых высотах и на дальние расстояния? Где на территории СССР он совершил посадку, чтобы переодеться в комбинезон и наклеить на хвост самолета изображение бомбы, сброшенной на Хиросиму (из хронометража полета выпадают 75 минут полетного времени)? Кто готовил самолет к дальнему полету, поставив вместо сидений дополнительные бензобаки? Почему в Москве, в месте посадки его уже ждали иностранные фотокорреспонденты и телеоператор? Почему именно Норвегия и Финляндия становились исходной точкой для совершения провокаций против нашей страны?

В тот период вышестоящим командованием было отдано указание уничтожать любое воздушное средство, нарушившее воздушное пространство страны. Достаточно сказать, что в 1988 году в повышенную степень боевой готовности зенитно-ракетные дивизионы приводились более 6 тысяч раз, а истребители-перехватчики из состава дежурных сил поднимались в воздух на перехват целей, приближавшихся к 100-километровой зоне более полутора тысяч раз. Это были американские самолеты-разведчики СР-71, РС-135, английские «Нимроды», французские ДС-8, норвежские «Орионы», боевая и легкомоторная авиация сопредельных стран, автоматические дрейфующие аэростаты с разведаппаратурой. В июле 1987 года только в течение одних суток в небо поднималось 24 перехватчика. Такой интенсивности боевой работы не было ни до, ни после.

28 и 29 мая 1988 года здесь, на Севере, планировалась аналогичная провокация. Самолет «Цессна», взлетевший из Ивало, должен был долететь до Мурманска и осуществить посадку, а затем вернуться в Киркинес. Не сложно представить последствия такого полета для командования Кольского соединения ПВО, да и для руководства Северного флота. Но провокация была предотвращена силами 21-го корпуса ПВО. На легкомоторный самолет был наведен истребитель-перехватчик Су-27, после чего пилот «Цессны» получил с земли приказ повернуть на Киркинес.

Немало пришлось работать летчикам корпуса и по автоматическим дрейфующим аэростатам с разведаппаратурой на борту. К примеру, 3 сентября 1990 года летчик капитан Иван Здатченко сбил аэростат с разведаппаратурой. В 1998 году авиация корпуса работала уже по другому аэростату, более «продвинутому», чем ранее. Он был не совсем обычным. Диаметром около 100 метров, он не просто перемещался в потоках воздуха, но и дважды совершил маневры, меняя курс полета. На уничтожение цели был поднят в воздух на Су-27 майор Владимир Шерстюк. Он выпустил по шару три ракеты, выстрелил25 снарядов, а шар продолжал не только лететь, но и поднялся еще на 500 метров.

Майор сделал второй заход, выпустив еще две ракеты. Эффект был нулевым. Шар пересек российско-финскую границу и улетел на сопредельную территорию. Почему шар не упал? Представьте, что в 30-этажном доме открыли два десятка форточек. Сколько времени понадобится, чтобы из огромного здания вышел весь воздух? По-видимому, шар был многосекционным.

Сегодня в составе Вооруженных сил России нет такого вида, как войска ПВО. Задачи по прикрытию от ударов с воздуха объектов Заполярья выполняет 1-е соединение воздушно-космической обороны, которым командует полковник Юрий Попов. Понятное дело, говорить о боевом составе этого соединения не приходится, хотя «за бугром» прекрасно его знают. Вспоминается военный цензор, который распекал меня за то, что в одном из газетных материалов я написал, что в Килпъявре базируется истребительно-авиационный полк, оснащенный Су-27. В качестве оправдания я привел ему факт, расставивший все точки над i: за месяц до этого в полку побывало полтора десятка военных атташе стран блока НАТО. Вот смеялись бы они, читая в газете, что в Килпъявре базируется эскадрилья или звено кукурузников Ан-2.

1-я бригада воздушно-космической обороны, преемница 21-го корпуса ПВО, первая не только по своему номеру. Она первая по итогам боевой учебы и службы, несению боевого дежурства в ВВС России. Для примера - только в марте-апреле зенитно-ракетные части бригады на отлично выполнили боевые стрельбы, уничтожив в общей сложности восемь мишеней, имитирующих сверхзвуковые крылатые ракеты.

Два года тому назад после торжественного собрания, посвященного юбилею бригады, сидя за столом, услышал песню, в которой были слова: «Офицеры России служат не за кресты». Бросил взгляд на сидящих напротив офицеров, и у многих увидел на глазах слезы. Не мед их служба... Прежде чем попасть в управление соединения, все они прошли отдаленные точки зенитно-ракетных дивизионов и радиотехнических подразделений, в XXI веке жили с женами и малымидетьми с привозной водой, печным отоплением, в сборно-щелевых домах, вдали от населенных пунктов, благ цивилизации. И не просто жили, а еще несли боевое дежурство. Горжусь тем, что был частичкой этого офицерского корпуса.

Фото:
Фото:
Юрий Банько

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.05.2013

Назад к списку новостей

Еще по теме

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,008175,321878,225373,3423
Афиша недели
Брэнд в тренде
Гороскоп на сегодня