16.01.2016 / Наш край

«Ленин» одолел языковой барьер

В Японии впервые вышла книга мурманчанина

Фото: Лев Федосеев

В магазинах Японии сегодня продается книга «Первый атомный ледокол «Ленин», выпущенная токийским издательством «Сейзандо». Это перевод книги «Ледокол «Ленин». Первый атомный», вышедшей у нас в 2009 году к 50-летию первенца гражданского атомного флота страны. Автор - известный мурманский журналист и писатель Владимир Блинов. Чуть больше года назад, кстати напомнить, увидел свет его двухтомник «Атомные ледоколы. Очерки истории и современности». А в минувшем декабре за верность арктической теме Блинов был удостоен премии имени нашего знаменитого земляка, писателя и моряка Виталия Маслова. Но нынешнее событие - не просто факт личной творческой биографии. В каком-то смысле оно знаковое. Ведь это первая книга, касающаяся нашего края, к тому же написанная мурманчанином, которая вызвала деловой интерес на другой стороне земного шара.

Казалось бы, перевести - не написать. Однако путь японского издания к читателю оказался непростым и более долгим, чем даже создание оригинала.

Инициатором выпуска книги в Японии стал… Акира Куросава. Правда, не великий кинорежиссер, а его полный тезка - почетный профессор института торгового флота в городе Кобэ и руководитель группы переводчиков. Человек, по оценке бывшего начальника штаба морских операций Росатомфлота Николая Бабича, в кругах научной морской общественности известный и уважаемый. Куросава увидел русскую книгу о первом атомном ледоколе в специализированном магазине «Японская наука» в Токио. Пролистав ее, тут же поручил одному из своих помощников сделать сжатое изложение текста. Ознакомился с ним и сразу принял решение: надо издать на японском…

Впрочем, эти подробности наш земляк узнал не сразу.

- В конце 2011 года по электронной почте я получил первое письмо от переводчика Иошикуни Шинохара. Он сообщал, что сделал черновой вариант перевода книги, но есть неясности с текстом, которые без автора невозможно устранить, - рассказывает Владимир Блинов. - И еще одна незадача. В Японии за несколько месяцев до этого после землетрясения случилась авария на АЭС Фукусима, которая вызвала крайне нервозную реакцию жителей страны на любой разговор о перспективах развития атомной энергетики. В этой ситуации выход книги о российском опыте мирного использования этой энергии на ледоколах мог вызвать недоумение или даже протесты. Издатели этого не хотели и намеревались приостановить проект. Впрочем, переводчик писал, что не сомневается в конечном успехе дела, и предлагал в переписке по электронной почте не торопясь обсудить перевод.

Началась эта работа без каких-либо гарантий для автора со стороны издателя на случай полного прекращения проекта. Но уж больно заманчивой казалась идея. Да и послужной список, который посчитал необходимым представить партнер-переводчик, выглядел весьма солидно, убедительно: работа, связанная с развитием атомной энергетики в Японии, Франции и Австрии, в том числе в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ). Затем, после выхода на пенсию, - переводы касающихся этой сферы научно-технических книг, в том числе и советских исследователей.

- Правда, в этом для Шинохары была скрыта и главная проблема нынешней работы: к техническому переводу он был готов, а вот с литературным дела никогда не имел, - продолжает рассказ Блинов. - Мне показалось, даже побаивался русского литературного текста, ведь мою книжку никак не назовешь технической. Это, скорее, историко-публицистическое исследование. Впрочем, когда у переводчика есть подобные опасения, не так уж и плохо. Он пытался компенсировать недостаток литературного опыта стремлением докопаться до истины в самых незначительных деталях текста. И докопался-таки - даже до парочки неточностей в русской версии, которые прозевали наши редакторы.

- У него проблема с русским, вы не владеете японским. Как же обсуждали разного рода тонкости?

- Мы решили, что проще всего будет на английском. Приходя домой, два-три раза в неделю я обнаруживал в электронной почте письма из Японии с вопросами. И начинал ломать голову, как донести на чужом и для меня, и для адресата языке смысл, скажем, русских идиом, каких-то житейских или общественных обстоятельств, другие подробности… Это напоминало мне подзабытые студенческие занятия по лексике русского языка, но теперь с английским акцентом.

Вот только работа настолько затягивалась, что постепенно у автора возникло ощущение, будто японцы продолжают ее больше из вежливости. На какое-то время новую уверенность вселило письмо Акиры Куросавы о том, почему он считает издание на японском необходимым. Правда, оно оказалось первым и единственным. Вместо второго пришло сообщение сотрудников Куросавы о его внезапной кончине... А затем издатели надолго замолчали. О судьбе проекта ничего не мог сообщить и переводчик Шинохара, время от времени дававший знать о себе.

- В какой-то момент я решил, что пора избавиться от иллюзий… - признается Владимир Блинов. - И как важно, чтобы в такой ситуации рядом оказался человек, не теряющий оптимизма! Михаил Иванович Кадашников, похоже, единственный в Мурманске знаток международного авторского права, в ответ на мои сомнения спокойно пояснил: «Они будут долго молчать, но это не значит, что проект забросили. Это ведь народ Страны восходящего солнца…» И как в воду глядел! Еще через какое-то время, и немалое, вдруг посыпались письма от литературного агента, менеджеров издательства «Сейзандо» с извинениями за затягивание проекта и с уверениями, что дело близится к успешному финалу. Еще два месяца ушло на то, чтобы контракт с издательством дошел из Токио до Мурманска и потом, подписанный, обратно. Долго добирается почта из страны Япония в страну Россия... Но вот в январе пришли обещанные экземпляры книги, пахнущие свежей типографской краской. И появилось ощущение, что теперь мы стали ближе друг к другу.

Андрей ВОРОНИН

Опубликовано: Мурманский вестник от 16.01.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
58,884365,956369,634567,7906
Афиша недели (16+)
После сочинских смотрин – московские
Гороскоп на сегодня