01.04.2016 / Наш край

Разведка морем

Почти полвека ее ведут сотрудники МАГЭ

Фото: ОАО «МАГЭ», Павел Вишневский

Вряд ли в 60-е годы прошлого века в Советском Союзе можно было найти более романтическую профессию, чем геолог. Ну разве что - космонавт. О людях, «уходящих на разведку в тайгу» писали песни и книги, слагали стихи, снимали фильмы. Бум профессии пришелся на середину 60-х, когда государство всерьез взялось за исследование недр Сибири и были открыты первые месторождения Западно-Сибирской нефтегазовой провинции. По этому случаю большой ученый и энтузиаст своего дела академик Александр Яншин убедил руководство страны, что геологи заслужили право на свой профессиональный праздник. И вот в конце марта 1966 года Президиум Верховного Совета СССР издал указ об учреждении Дня геолога, определив для этого первое воскресенье апреля.

За прошедшие полвека отечественная геология стала не просто одной из ключевых наук, на которые опирается экономика страны, она значительно расширила свою географию, в том числе шагнув в арктические воды. И сделано это было именно на Кольском полуострове.

По шельфу - как по целине

Строго говоря, изучать Арктику люди пытались века с XVII. И сейчас даже сложно представить, что, несмотря на это, почти до наших дней ученые имели крайне смутное представление о том, что находится под толщей холодных вод. Не говоря уже о природных богатствах, скрываемых донным рельефом. Но тем не менее такое положение дел сохранялось вплоть до 70-х годов, когда было принято решение о создании в Мурманске Морской арктической геологоразведочной экспедиции. Кстати, в ноябре 2017 года МАГЭ отметит свое 45-летие.

Задача перед разведчиками тогда была одна и главная - изучение геологического строения арктического шельфа и определение перспектив его нефтегазоносности. Как говорят сами морские геологи, по сути, изучать пришлось почти с нуля - все «синее море», на геологической карте окрашенное одним цветом.

- О геологии шельфов тогда было мало что известно, только в общих чертах, - рассказывает главный геолог МАГЭ Сергей Шкарубо, проработавший в экспедиции более 30 лет. - Знали геологию островов, предполагали, что строение суши распространяется на шельф. Конечно, была к тому времени сделана какая-то геофизика, проводились аэромагнитные съемки, прогнозировали строение шельфа на основе гравиметрических, магнитных измерений, оценки мощности осадочных чехлов с помощью магнитных методов. Но это были самые общие представления о региональной геологии без какой-либо конкретики. Нашей главной задачей значилось обнаружение объектов, перспективных на нефть и газ.

По сути, МАГЭ стала первопроходцем на целине шельфов Баренцева и Карского морей, да и всей российской Арктики в целом. И в течение уже первых пяти лет появились серьезные результаты. После первых же сейсмических и гравимагнитных исследований в море были очерчены крупнейшие осадочные бассейны, некоторые из них, как, например, Южно-Карский, были шельфовым продолжением известных на суше. С 1973 по 1978 годы только в южных районах Баренцева и Карского морей удалось выявить 38 локальных поднятий, часть из которых вскоре была подготовлена к бурению. Анализ показал высокие перспективы всего этого региона. Многие структуры ныне стали известными месторождениями. Среди них - Ленинградское, Русановское в Карском море; в Баренцевом - Северо-Кильдинское, Мурманское, Северо-Гуляевское, Варандейское и Приразломное, которое уже начали разрабатывать.

В 1978-м назрела необходимость более масштабного подхода к изучению и освоению природных подводных кладовых, и в Мурманске в ускоренном темпе были созданы специализированные морские поисково-разведочные организации «Севморнефтегеофизика», прародительницей которой стала МАГЭ, и «Арктикморнефтегазразведка».

Постепенно ареал действия экспедиции расширялся. Работами, проведенными в море Лаптевых, выявлены новые перспективные в нефтегазоносном отношении площади и объекты, способные внести дополнительный вклад в решение задачи воспроизводства ресурсной базы страны. Но со временем и «арктические рамки» для МАГЭ стали тесны. В международных водах экспедиция проводила комплексные геофизические исследования на Анголо-Бразильском, Канаро-Багамском геотраверсах в Атлантическом океане, Маскаренско-Австралийском - в Индийском. Кроме того, было изучено обширное рудное поле железомарганцевых конкреций в Тихом океане. Добрались и до антарктических морей Росса и Уэдделла. В итоге были получены воистину уникальные данные о строении земной коры и минеральных ресурсах Мирового океана.

- Это были сотни тысяч километров съемок, - вспоминает Сергей Иванович.

Но наступил 1991 год...

Удержались на плаву

Объем работ экспедиции резко сократился. В пылу большого дележа государству было как-то не до исследований шельфа, и ученые выживали как могли. Отчасти помог заработанный авторитет. МАГЭ пригласили к международному сотрудничеству, и в 1990 году в партнерстве с одной из норвежских фирм на рынок специфичных геологоразведочных услуг было выведено принадлежащее МАГЭ судно «Геолог Дмитрий Наливкин». Говорят, экипажу и работавшим на борту геофизикам повезло практически не ощутить на себе всей «прелести» девяностых. А вот тем, кто оставался на родном берегу, пришлось несладко. Чтобы прокормить себя и семью, приходилось работать на двух, а то и трех работах. Понятно, что со специальностью они совпадали далеко не всегда. Многие уходили искать лучшей доли, и за это время от 700 человек коллектива осталось не больше 200.

- Остались самые нужные, - улыбается главный геолог. - Это, знаете, как тяжелая фракция в лотке после промывки, все лишнее вымывается, а она остается. Хотя надо сказать, что сейчас многие из тех, кто начинал в МАГЭ, работают по специальности в разных уголках мира и находятся на довольно хорошем счету. Так что мы оказались своего рода кузницей кадров.

Благодаря смелости руководства некоторую свободу в действиях предприятие получило в 1993-м, когда было проведено акционирование. Экспедицию удалось удержать на плаву. Как говорят сами геологи, главная черта их характера - упорство в получении результата. Однако возможность вздохнуть чуть свободнее появилась только в 1997-м.

Это был первый за то время госзаказ на съемку шельфа для создания новой цифровой модели геологической карты России.

- Эту программу мы выполняем вот уже 18 лет. Но сейчас она составляет в нашем бюджете, наверное, даже меньше процента, - говорит Сергей Шкарубо.

В 2002 году ОАО «Морская арктическая геологоразведочная экспедиция» заключило контракт с известной британской компанией «Westland GeoProjects» на сейсморазведочные изыскания, которые были выполнены в Средиземном море на шельфе Ливии, в Северном и Баренцевом морях - на шельфе Норвегии. Еще одно судно - «Профессор Куренцов» - было задействовано в других международных проектах: в таких экзотических для северян районах, как бассейны дельт Нила и Нигера, вблизи Канарских и Фарерских островов, у берегов Марокко. И везде зарубежные партнеры отмечали высокий профессионализм российских ученых из MAGE. К тому времени эта аббревиатура, одинаково звучащая как на русском, так и на английском, стала уже узнаваемым международным брендом.

Миссия невыполнима? Не для МАГЭ

Следующий этап своей жизни геофизики называют периодом российского госбюджета. Предприятие участвовало в конкурсах и тендерах и выигрывало их. Результатом стали больше сотни тысяч километров современной сейсморазведки в малоизученных районах Баренцева, Карского морей и моря Лаптевых.

И вновь - десятки выявленных потенциальных локальных структур, где могут содержаться залежи полезных ископаемых.

Но, пожалуй, самым серьезным госзаказом во всех смыслах, включая политический, стали исследования границ континентального шельфа России в Арктике, которые экспедиция проводила в 2014 году. Результаты позволили сформировать повторную заявку в ООН, более детально доказывающую право России на эти территории.

Участников для проведения таких работ выбирали на конкурсной основе. Но на этот раз конкурентов у МАГЭ не оказалось. Коллеги просто сочли эти работы невыполнимыми - до сих пор провести такой объем сейсморазведки (5000 км) в закрытых паковым льдом районах Арктики с длиной сейсмокосы 4,5 километра (что сопоставимо с глубинами) не пробовал никто.

МАГЭ удалось подготовиться буквально за три месяца - были сформированы все необходимые позиции, разработана специальная ледовая защита для заглубления под лед сейсмокосы и пневмоисточников, рассчитан и воплощен в железе проект, установлено оборудование на судно, заключены договоры с многочисленным количеством субподрядчиков... Что и говорить, по всем параметрам экспедиция 2014-го была уникальной.

Но еще большую уникальность ей придало то, что исследователи прошли над Северным полюсом и сделали его сейсмический профиль.

Ну как тут удержаться от любимого обывательского вопроса:

- Сергей Иванович, так Гиперборея-то была? Не обнаружили на дне Северного полюса ее следов?

- Конечно, она там, куда ж ей деваться. Вот среди Новосибирских островов, к примеру, есть остров Котельный, скорее всего, он и есть часть этой Арктиды, которая где-то в юре консолидировалась с Сибирью. Гипотез-то много... - моментально отшучивается главный геолог, и становится понятно, что чувство юмора - еще одна неотъемлемая черта этой профессии.

Кризис - это как посмотреть

Однако это был последний крупный госзаказ, и с 2014-го МАГЭ активно занялась работой с лицензиатами, получившими право на освоение шельфовых месторождений. Но тут опять грянул кризис.

Впрочем, к этому явлению геологи относятся философски. Говорят, эти этапы перманентны, а выживать и жить в таких условиях они уже научились.

В очередной раз диверсифицировав свои производственные мощности и переориентировав их часть с исследовательских и региональных геофизических работ на проектные инженерно-геологические, МАГЭ продолжает не просто жить, но и думать о будущем.

Как и во всей стране, перед предприятием остро стоит вопрос молодых и квалифицированных кадров. И когда в этом году к полярным исследователям обратилось федеральное агентство «Росмолодежь» с просьбой организовать стажировку для победителей февральского форума на Селигере «Арктика. Сделано в России», откликнулись с радостью. В течение недели молодые специалисты из Ростова-на-Дону, Новосибирска, Санкт-Петербурга посещали научные суда и изучали специфику работы компании.

- Ребята с очень хорошим образованием, очень активные, - оценил подрастающую смену главный геолог. - Было видно, что они очень заинтересовались. Многие изъявили желание поработать у нас в будущем.

Что ж, будем надеяться, что именно так и случится. Но и сейчас дружный коллектив МАГЭ смотрит в будущее довольно уверенно. Правда, отметить профессиональный праздник дома смогут не все. Одно судно завершило работы по контракту в Мексиканском заливе и направляется на ремонт. Другое, как говорится, стоит под парами, готовясь продолжить исследования по тендеру в Карском и Баренцевом морях...

Да и сезон у арктических геофизиков, как, собственно, и у всех российских геологов, только начинается. И как признаются сами специалисты, белых пятен на карте шельфа еще немало. А значит, впереди всех нас ждет еще не одно открытие.

Елизавета ДЕСНИЦКАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 01.04.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,511867,892772,079970,4646
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня