09.04.2016 / Наш край

Светлые люди

Фото: Лев Федосеев

Электричество в Кашкаранцах появилось меньше полутора лет назад. Но даже за несколько десятилетий до запуска подстанции в селе там все же был источник света помимо лучин и керосинок, готовый зажечься в любое время - хоть согласно графику, хоть совершенно внезапно. Маяк, наверное, главная достопримечательность, которую стремятся увидеть туристы, приезжающие в это село на Терском берегу.

Мы приехали сюда в первых числах апреля, когда маяк включать еще не положено. Так что в вахтенном журнале все записи пока ограничиваются словами «вахту сдал» - «вахту принял». Но ради нас свет ненадолго согласились зажечь. И как же это красиво, когда яркий луч освещает воды Белого моря, где у берега, будто лебеди, плавают льдины. Затем он исчезает, несколько секунд темноты, и, возвращаясь по кругу, вновь озаряет воду.

Только нам, чтобы увидеть все это, потребовалось получить разрешение. Ведь посторонним вход в обособленный маячный городок, где круглый год живут и работают несколько семей, воспрещен. Сам маяк и домики рядом - это объект Министерства обороны, филиал воинской части, которая находится в Архангельске. Но любителей морской романтики закрытая территория с красивой красно-белой башней притягивает как магнит.

В большинстве своем люди представляют себе жизнь маячников в духе фильмов Звягинцева: деревянные бараки, одиночество на сотни километров, суровое море, ветер, а главная радость - услышать голос в радиоэфире, когда передаешь сводку погоды. Но то ли стереотипы безнадежно устарели, то ли здесь действуют совершенно иные правила жизни: этих людей отшельниками точно не назовешь.

Маячный городок расположен совсем рядом с селом. Другое дело, что сами Кашкаранцы не ближний свет. Хотя местные жители готовы и с этим поспорить.

- Да разве ж это далеко? В машину сел, поехал, и через три часа ты в Кандалакше. Вот раньше, когда дороги совсем не было, приходилось непросто, а сейчас ерунда, - удивляется один из старейших техников маяка Сергей Агафонов, живущий здесь со своей супругой Любовью.

Уж ему, сыну бывшего начальника маяка Никтария Агафонова, который принимал непосредственное участие в строительстве нынешнего городка, есть с чем сравнивать.

- До отца все здесь было деревянным: и дома, и технические здания, и сама башня маяка. Она, кстати, раньше небольшая была - метров десять в высоту, наверное, - вспоминает Сергей. - Папа до этого ходил в море капитаном. Сначала у них с мамой появился мой брат, а уже после моего рождения она сказала, что пора на берег. Но человеку с морской душой на суше нужна работа, связанная с морем. Ему предложили поехать на полуторагодовалые курсы в Петербург. А когда он отучился, предоставили на выбор три маяка, и он выбрал этот. Ну а после его ухода на пенсию на службу заступил я.

Сегодня он с улыбкой вспоминает, как в детстве исползал весь маяк, пробирался внутрь тайком от взрослых, грубо нарушая технику безопасности.

- Это я только сейчас понимаю, что и себя подвергал опасности, и людей мог подставить. Но тогда считал, что мне все можно. Я же сын начальника маяка! И ведь интересно же было!

Впрочем, не его одного тянуло в башню и в техническое здание - к дизельному генератору.

- Мой отец, Павел Александрович Гундалов, был из местных. Он сначала работал в подсобном хозяйстве, а когда мне было лет шесть, устроился на маяк. Я всегда с таким восторгом наблюдал за его работой. Дизеля, лампочки - все, что мальчишке для счастья нужно! - говорит еще один потомственный маячник Сергей Гундалов. - Вот и получилось, что я пошел по его стопам. Хотя до маяка я строил дорогу на Варзугу. Но что дорожники? Работу закончили и уехали. А мне из родных краев никуда не хотелось. Поэтому, как только освободилось место, я устроился сюда. В зарплате потерял довольно много, но зато такая работа мне по душе.

Интерес ребятни к маяку во все времена понятен. Ну разве не захочет мальчишка подняться на башню по лестнице, которая с каждым пролетом становится все круче, а потом и вовсе превращается в вертикальный трап? Разве не захочет посмотреть с высоты на село, на свой дом, а главное - на море?

Всю романтику профессии, правда, убивает бытовуха. Приколотить, покрасить, подлатать дыры - это тоже обязанности маячников. Так что не стоит думать, что их работа ограничивается включением и выключением света во время несения вахты.

- Наша обязанность - поддерживать все системы, здания и сооружения в исправном состоянии, - продолжает Сергей Гундалов. - Мы обеспечиваем жизнеспособность городка. Нужно следить за дизелем, за аппаратурой. Ведь любая техника может сломаться. А дизель - это сердце маяка, нельзя позволить ему остановиться.

Кому-то интересны механизмы, а мое внимание в техническом здании рядом с башней сразу привлекла старенькая пожелтевшая таблица с графиком работы маяка, напечатанная еще в 1957 году. Можно подумать, что ее забыли снять, но на самом деле с тех времен расписание не менялось. Чего не скажешь о жизненном укладе и условиях. Сегодня у жителей городка и машины есть, и «Бураны». А когда он строился, из транспорта были только лошадь и телега. К тому же сейчас на маяке установлены светодиоды, а до них были обычные лампочки Ильича, которые регулярно перегорали, приходилось постоянно их менять.

Зато теперь не сразу поймешь, чего людям здесь может не хватать. Интернет есть (правда, мобильный), телевизор, если с «тарелкой», не одну сотню каналов показывает. К тому же в самом селе до запуска электрической подстанции жителям приходилось подстраиваться под расписание дизельного генератора, который работал только днем, да и то с перерывом на обед. А вот у маячников свет был тогда, когда им нужно. Поэтому во время футбольных чемпионатов мира, Европы или Лиги чемпионов местные частенько просились в гости к маячникам - посмотреть матчи, которые заканчивались после полуночи.

Но в злоупотреблении служебным положением тут никого не упрекнешь.

- Нам дается определенное количество топлива, скажем, на год. А уж как мы будем его расходовать - это наша забота. Главное - чтобы мы свои обязанности выполняли, обеспечивали работу маяка в соответствии с графиком. А мы с ней справляемся, - заверяют оба Сергея.

Главный минус, пожалуй, только в том, что в Кашкаранцах нет ни медпункта, ни садика, ни школы, поэтому вместе в маячном городке живут в основном пары, чьи дети уже выросли. В более молодых семьях жены с детьми, как правило, живут в Умбе, а мужья мотаются между двумя населенными пунктами.

Тем не менее менять профессию мужчины не хотят. Пусть в их глазах уже нет того мальчишеского задора, когда они поднимаются на самый верх башни, они уверены в том, что выполняют важную работу, и категорически не согласны с теми, кто все надежды возлагает на GPS и ГЛОНАСС. Любая электроника может дать сбой или совсем выйти из строя, а маяк и радиосигнал с координатам передаст, если потребуется, и приветливо подмигнет в нужный момент.

Анна ВИХРОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 09.04.2016

Назад к списку новостей

Еще по теме

Их сцена манит, как магнит
Пока мы отдыхаем, они работают. Выходные и праздники для них редко оказываются праздными. Но сегодня их черед занять места в зрительном зале, отдохнуть и - принять поздравления. Сегодня - День работника культуры
«Для нас он был Маяковским»
Спорт, семья, литература, путешествия - вот основные темы, волнующие многих. Они же находят отражение в творчестве художников. Не стал исключением и ленинградец Борис Власов
Новый взгляд на вечную тему
Если ваш любимый или любимая не сильны в поэзии, самое время посетить областной драматический театр. Накануне женского праздника здесь подготовили премьеру музыкально-поэтического спектакля с говорящим названием «О любви»
Поморский витязь
В столице Кольского Севера готовится к изданию собрание сочинений замечательного писателя-мурманчанина Виталия Маслова

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
59,039669,590074,701573,0245
Афиша недели
Старые сказки на новый лад
Гороскоп на сегодня