19.04.2016 / Наш край

Борцовский вариант

Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения писателя Бориса Романова

Фото: Фото из архива редакции

В Мурманске после выхода здесь в 69-м, а в Москве в 73-м «Капитанских повестей» Борис Романов был невероятно популярен - его знали едва ли не все. Не только как писателя, но, что очень характерно для нашего мачтового города, как капитана дальнего плавания. Собственно, о своей морской жизни он и рассказывал - и в стихах (первая, поэтическая, его книга вышла в 1965-м), и в тогдашней прозе.

А жизнь эта вобрала в себя помимо всего прочего и рейс на Кубу во время Карибского кризиса. О нем, о мытарствах танкера «Балхаш», который везет топливо на Остров Свободы, пытаясь прорваться сквозь корабельно-вертолетные американские кордоны, Романов подробно рассказал в повести «Тревожные сутки»

По словам писателя Бориса Блинова, после возвращения танкера в Мурманск в городе ходили слухи, что капитана представят к высокой награде, едва ли не Золотой Звезде. Не случилось. Якобы потому, что накануне Борис Степанович резко обошелся с каким-то пришедшим на танкер с проверкой начальством... Скорее всего, это легенда (на Кубу тогда шло множество наших судов), но она родилась не на пустом месте. Романов, по всему видать, был боец еще тот. Посмотришь на фото тех лет, так невольно поежишься: тяжелый, глубокий взгляд, крутая шея - борцовский вариант, не подходи!

Вспоминаю знакомство свое с Борисом Степановичем уже спустя годы. Было это в мае 93-го, в поездке писателей на Дни саамского слова и коми языка в Ловозеро. Романов тогда специально приехал из Великого Новгорода (уроженец Валдая, он вернулся в родные края в середине восьмидесятых), чтобы поучаствовать в возрожденных мурманчанами Днях славянской письменности. Знатная выдалась поездка! Помимо Романова были Виталий Маслов, Виктор Тимофеев, Владимир Смирнов, из Нарьян-Мара нагрянул классик ненецкой поэзии Прокопий Явтысый, из Лувеньги - совсем молодой, но уже написавший многие свои хрестоматийные вещи Николай Колычев.

Борис Романов и в этом достойном кругу выделялся. Жила в нем мощь, уверенность абсолютная, воистину капитанская, хоть и был он крайне немногословен и никак себя не выпячивал, не рвался в первые ряды. Да ему и не нужно было этого делать. Авторитет Романова - и писательский, и человеческий - был непререкаем. Именно он стал в конце семидесятых инициатором объединения литераторов-мурманчан в единую организацию, фактически ее создателем.

А сделать это, уверен, было ой как непросто. Мастера слова (особенно признанные, а только такие тогда в Мурманске и были) - народ задиристый и амбициозный, каждый сам себе голова. Попробуй поруководи такими! Как он сам писал позже:

«...Ребята в организации подобрались дружные, толковые и непришлые. Все мы, так или иначе, имели профессиональное отношение к морю: случись у нас какое-нибудь плавсредство, мы могли бы составить прилично дипломированный костяк экипажа. Издержки неизбежны. Отведав престижного секретарского хлёбова в Мурманске, Новгороде и Москве, я давнее наставление деда Степана (то есть моего отца): «Бойся маленьких собачек и маленьких женщин» - дополнил своим: «и маленьких писателей». А что делать с большими? Недаром секретарская должность приводит к секретарской литературе. На этом месте нельзя долго задерживаться. Оно - для умных и добрых, но, желательно, выхолощенных...»

Впрочем, с писателями разобраться - это полдела. Борис Степанович, по признанию всех, кто его знал в те годы, умел находить общий язык и с руководством города и области. Наши «верхи» его уважали. А это позволяло решать любые проблемы - не только узко литературные вроде издания книг (с этим-то, слава богу, в те годы все было в порядке), но и житейские, бытовые: квартиры, машины, места в детсадах и т. д., и т. п. В этом, говорят, он был непревзойденный мастер.

Что же до выхолощенности, то отчасти Романов, конечно, прав. Но не в своем случае, он-то писать не переставал и в годы своего секретарства - и мурманского, когда был создан сборник рассказов «Пане-лоцмане», и новгородского, когда вышел «Пай». Короткий «застой» в начале 90-х был вызван лишь московским секретарством и тяжелой болезнью любимой жены.

Именно ей, Людмиле, посвящена последняя книга Бориса Романова - повесть «Мила», пожалуй, лучшая его вещь. Коротенькая, очень простая, при этом - пронзительнейшая, невероятно светлая, несмотря на трагизм и горечь жизненного пространства, которое являет нам автор. «Мила» - в полном смысле этого слова исповедальная проза. Она написана с удивительной нежностью к ушедшему из жизни человеку (пожалуй, и не припомню, чтобы так писали о жене). И насквозь проникнута любовью к Мурманску, в ней физически ощутим воздух города, ставшего для автора родным.

Дмитрий КОРЖОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.04.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,570667,933372,239670,4693
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня