23.04.2016 / Наш край

Глушь? Рай!

Фото: Лев Федосеев

Пески и дикие лошади - вот то, ради чего в первую очередь туристы едут в Кузомень. Мы отправились туда в апреле, когда еще не растаял снег, а значит, одной из достопримечательностей никак не могли увидеть. Оставались лошади, и, понятное дело, мы больше всего боялись не застать еще и их. Мало ли где могут гулять эти свободолюбивые создания. Но как же мы ошибались! Они сами нас нашли.

Первая тройка, будто чувствуя, что новые жители гостевого домика привезли им угощение, ждала нас у крыльца с самого утра, но постучать копытом в дверь лошадкам мешал соседский пес, который всегда борется с ними за внимание туристов и что-нибудь вкусненькое.

Лошадок на Беломорское побережье привезли несколько десятилетий назад. Думали приручить, но те в хозяйстве помогать не стали, конюшня развалилась, колхозу не до того было, и стали они бродить сами по себе. Не умерли, а даже размножаться начали.

Сегодня в табуне семь лошадей. Летом у них полно еды, а в зимнее время они частенько заглядывают почти в каждый дом, потому что, как Винни-Пух, заходят в гости, чтобы подкрепиться. И тут уж если хочешь пройти, будь добр чем-то поделиться.

У приезжих этот табун с длиннющими хвостами и гривами почти до земли вызывает абсолютный восторг. А вот местные жители настроены к ним менее дружелюбно.

- С одной стороны, жалко, конечно, они же не виноваты, что их сюда привезли, а потом бросили. Но они такие неблагодарные: ты их кормишь-кормишь, а они тебя - подвернется момент - в спину лягнут, - рассказывает хозяйка гостевого домика в Кузомени Ирина Дерябина. - А осенью обязательно всю картошку сожрут да еще и забор поломают.

У туристов теплые чувства к лошадям тоже нередко пропадают после того, как они сначала пробуют покормить их с руки, а потом не понимают, что им делать с посиневшими после укуса пальцами или отдавленной копытом ногой. Хотя не все в табуне агрессивные, есть и вполне безобидные.

К счастью, наше пребывание в селе обошлось без происшествий, хоть мы и не смогли удержаться от соблазна и скормили пару буханок этим диковинным попрошайкам, погладили жеребенка. А потом вместе со здешней ребятней бегали от табуна по деревне.

Но лошади - далеко не единственное, чем запоминается Кузомень. Попадая в это удивительное место, не перестаешь поражаться буквально на каждом шагу. Это как будто бы другой мир. И ворота в него открываются там, где кончается дорога и начинаются пески - примерно за пять километров от самого села.

Летом по этой пустыне еще можно доехать на каком-нибудь автовездеходе, а зимой, когда пески оказываются под снегом, на любой машине заглохнешь. Поэтому все приезжие оставляют своих железных коней на импровизированной стоянке и пересаживаются в снегоходы. Местные жители своих гостей и родственников обычно встречают сами, а туристам трансфер от кузоменьского «паркинга» организует владелица гостевого дома Ирина и ее муж Виктор Дерябин.

Домик, кстати, что надо: комнаты, кровати, телевизор, холодильник, чайник, микроволновка (электричество в село провели около двух лет назад). Так что все вполне по-европейски, но зато есть еще и настоящая русская печь. Тут почти во всех домах печное отопление, за исключением пары совсем новых.

- Я работала в колхозе, а после сокращения глава администрации меня спросил, не хочу ли я попробовать открыть гостевой дом. Пообещал выделить здание, помочь подняться. Ну я и согласилась, - рассказывает Ирина. - Здесь раньше была пекарня. Но со временем стало нерентабельно ее содержать всего для шестидесяти человек. Вот и закрыли.

- Здесь хлеб был брендом, как в Умбе, я его в Кандалакшу возил, его постоянно заказывали. А продавали не поштучно, а на вес, - говорит Виктор.

Чтобы переоборудовать пекарню для приема гостей, понадобилось два года. Вообще-то работы и сейчас продолжаются, но все необходимое есть, поэтому люди постоянно приезжают. Южане - посмотреть на настоящий северный чистый снег, москвичи и питерцы - отдохнуть от суеты и порыбачить.

А вот сами владельцы гостевого дома редко куда-то выбираются. Говорят, все их и тут устраивает, все друг друга знают, живут как одна семья, ведь даже двери запирать на ключ здесь по-прежнему не принято. От своих не запираются, а просто обозначают свое отсутствие какой-нибудь палкой или метлой, прислоненной к двери.

А если никого нет дома, наверняка все на рыбалке. Тут, если ты не трудишься на одной из немногочисленных должностей (учитель, библиотекарь, социальный или клубный работник), то остается только рыбачить. Да в общем-то почти все на селе, как на работу, на рыбалку и ходят. Ловят в основном кореха (так здесь называют корюшку). Кто просто на ужин, а кто для родственников.

- По восемь часов - как штык! И никакого обеда! Пока клюет, нужно сидеть, - заверила нас одна из местных жительниц, забежавшая с утра перед рыбалкой в магазин.

А что касается благ цивилизации и товаров, то с появлением электричества они пользуются разными видами бытовой техники, воду из скважины и из колодца не хотят менять на водопроводную, а ассортимента двух магазинов им хватает.

В колхозном сельмаге есть все - от валенок до грейпфрутов. И частный магазин еще одной бизнесвумен на селе - Валентины Двининой - тоже ответит запросам очень требовательных покупателей. Даже помело и маринованный имбирь тут есть. Только суши с пиццей, пожалуй, владелица еще не привозила. Ну и алкоголь продается только в колхозном магазине. Но ведь горькую в больших количествах чаще пьют там, где все плохо. А тут-то благодать, так что и без спиртного Валентина в убытке не остается.

Мы, кстати, подъехали к той самой стоянке перед селом, когда там была настоящая пробка из снегоходов, саней и машин с товаром. Это был день привоза в магазине Валентины.

Причем у нее не одна торговая точка. Вторая находится через 50 километров - в Чаваньге, следующая в Тетрине, а это еще через 25 км, ну а потом в Стрельне и в Чапоме. Самый дальний магазин от Кузомени по Терскому берегу находится на расстоянии больше ста километров.

- Что на машине, что на снегоходе ехать с товаром приходится не по дороге, а по направлению, - объясняет Валентина. - Кажется, что 110 километров, это ерунда. Но в наших краях это расстояние можно преодолевать часов 12. Ведь не раз машина глохла на полпути, что-то ломалось. А довезти нужно, ведь еще в Чаваньге есть колхозный магазин, а в остальных селах - только мои. Люди ждут...

Интересно, что такую полную забот и приключений жизнь Валентина Двинина выбрала для себя сама.

- Я родилась в Мурманске. Папа у меня из Кузомени, мама из Чаваньги. Они в свое время в Мурманск переехали. Ну а поскольку здесь оставались бабушки с дедушками, я каждое лето проводила на Терском берегу. И с детства у меня была мечта жить здесь, - говорит она. - В Кузомени я сразу работала в колхозе, а тут у меня свекровь раньше торговала. Потом она на пенсию ушла, и мы с мужем это здание выкупили, начали свое дело.

Интересно, что конкуренции между двумя сельскими магазинами никакой. Скорее, наоборот, они сотрудничают.

- Бывает, у Валентины закончатся пакеты-майки, и она у нас попросит в долг. И мы за чем-нибудь к ней всегда можем обратиться - никогда не откажет, - заверяет продавец колхозного магазина Алла Двинина.

Не стоит удивляться одной фамилии. Алла и Валентина замужем за братьями. А еще Алла - мама Ирины Дерябиной, той самой хозяйки гостевого дома. А брат Ирины женат на сестре ее мужа Виктора. Вот такая Санта-Барбара. Стоит ли этому удивляться, когда мы говорим о селе с 60 жителями. Тут все - одна семья и в переносном, и в прямом смысле. Может, в этом секрет удивительно теплой атмосферы?

Впрочем, говорят, летом людей в Кузомени становится втрое больше. Неплохо бы увидеть это своими глазами. Отличный повод вернуться и прогуляться уже не по снегу, а по песку.

Анна ВИХРОВА

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.04.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,086167,298872,129470,1778
Афиша недели (16+)
 Российская космическая одиссея
Гороскоп на сегодня