Осенью в городе, конечно, тоже красиво, но чем дальше уходишь от цивилизации, тем больше подарков приносит это волшебное время года. Мы отправились на полуострова Средний и Рыбачий - подальше от городской суеты, поближе к краю земли и истории.

Гости со всего света
На хребте Муста-Тунтури, что переводится с саамского как «черная гора», шли жестокие бои во времена Великой Отечественной. Сейчас там много памятников и солдатских захоронений, напоминающих о подвиге наших земляков, за которыми постоянно ухаживает Печенгская общественная организация памяти защитников полуостровов Рыбачий и Средний «Муста-Тунтури». Несколько ее членов, а также периодически заезжающие сторонники - едва ли не единственные жители этих мест. Юрий Кобяков, председатель организации, старается как можно больше времени проводить здесь. Он настолько увлечен идеей сохранить в памяти живых подвиг погибших, что каждому путнику, заглянувшему к нему, с неподдельным восторгом рассказывает, что знает. На территории «Муста-Тунтури» есть и музей.


- С ранее подаренной территории Финляндия начала агрессию на Мурманском направлении, вместе с ней в боевых действиях участвовали горные егеря, самый высокоподготовленный отряд «Эдельвейс». Северные скаты Муста-Тунтури, что смотрят на нас, - рассказал Юрий Александрович, - были в наших руках, а южные - у австрияков и финнов. Расстояние между боевыми позициями от тридцати до семидесяти метров. У врагов был аэродром Луостари, напрямую отсюда всего пятьдесят километров, это пять минут подлета. На всех мысах стояли фашистские батареи, которые охотились за каждой лодочкой и корабликом. 1200 дней Рыбачий и Средний находились в блокаде, только морем под непрерывным обстрелом сюда доставлялись еда и боеприпасы.
Этот небольшой поселочек, где сейчас и работает общественная организация, достался Юрию Кобякову в счет погашения долгов по заработной плате, а он вложил эти земли в уставной капитал «Муста-Тунтури».
- Сделать за счет государства памятники и удрать - это не дело. За ними же ухаживать надо. У нас тут коллективное творчество, не вздумайте все заслуги кому-то одному приписывать, - говорил он, приглашая нас в музей.


В бывшем домике геологов теперь хранятся реликвии войны - все, что нашли в сопках. Посмотреть на них и послушать истории приезжают люди со всей России и не только. Раньше Юрий Александрович хвастался, что к ним едут россияне от Владивостока до Калининграда. В прошлом году заглянул гость с Сахалина, проехавший весь путь на машине.
- А что это за ботинок такой с деревянной подошвой? - обратилась я к хранителю музея, заметив необычную обувку среди прочих образцов «эха войны».
- А я тоже не сразу узнал, для чего он такой. Приехали ко мне как-то австрийцы, я им его показал и говорю, мол, довоевались, что даже и кожи на башмаках не было. А они мне: «Ну что же вы, Юрий Александрович, такое несете? Нашли вы самый натуральный ботинок горного егеря для ходьбы по ледникам. Единственный такой экземпляр. Они мне и рассказали, что обувка такая легче и прочнее, а кожа на снегу расползается. Но самое главное, что деревянная пятка не гнется! Иначе егеря скатывались бы с гор, когда ступени рубили. Затем я обнаружил и дополнение к этому башмаку - железное крепление с зубками, что под ботинок вставлялось.
В музее есть целая коллекция вражеского продовольствия, особенно в глаза бросаются стеклянные бутылки разных цветов.
- Чтобы понять, что с нами воевали двадцать четыре государства, достаточно посмотреть на эти бутылки от пива, они разнообразного происхождения, - подметил мужчина.


Нестандартный маршрут
К Юрию Александровичу мы попали, поехав по западной стороне полуострова Средний. Однако, чтобы до наступления темноты добраться до ночлега, пришлось вернуться обратно и пробираться уже по восточной стороне, заехав на Рыбачий, в самое его начало. Там нас приютили на единственной турбазе, рядом с бывшим военным поселком.
Стоит сказать, что прежде чем отправиться в такое путешествие, все-таки надо как следует подготовиться. Особенно это касается машины. Мы знали, что дороги там будут сложные, но редакционной «Шевроле Ниве» не привыкать к нестандартным маршрутам. Хоть она и прошла весь путь, вернувшись домой в целости и сохранности, натерпелась «ласточка» сполна. Так что имейте в виду, что на Средний и Рыбачий пройдет только хороший внедорожник с полным приводом и высоким клиренсом.


Наш проводник Василий Катков, бывавший в этих местах не раз, заядлый путешественник, имел неосторожность как-то отправиться на полуостров на «Жигулях». Ну и доехал он с товарищами до первой глубокой лужи, коих там столько, что не сосчитать. Приходится железному коню и по броду речку пересекать, и на камни иногда натыкаться, и по зеленому ковру тундры мчаться, объезжая аварийно-опасные места. Дорога получается долгой и изнурительной, да и люди встречаются не часто.
- Понял, что не каждый человек сможет сюда заехать. Взял я как-то с собой знакомых, мужа и жену. Мы попали в ураган. Буря была сильная, дождь хлестал. Остановились, чтобы переждать. По женщине было видно, что она потихоньку впадала в ужас, стала реветь и ругаться, зачем мы ее сюда завезли. Когда стало потише и люди по пути начали попадаться, она успокоилась. Видимо, потеряла привычные ориентиры - ни домов вокруг нет, ни единой живой души. Мы-то к природе привыкшие, ну лес и лес, что бояться. А она никогда в таких диких местах не была. Тут и энергетика такая, что все городское сразу проявляется, - поделился Василий.


Я, кстати, это чувство потерянности тоже испытала, пусть всего и на миг. Мы уже тогда были на турбазе, не одни, а с другими отчаянными путешественниками, которые уже после жарки шашлыков и купания голышом в Баренцевом море разошлись по своим домикам. А я направлялась к раковине умыться перед сном. Шла по пустому пятачку. Темно, холодно и только слышны звуки моря. Меня и правда на минутку охватил ужас - находилась вдали от дома, от так называемой цивилизации...
Драконий глаз и человечий нос
Следующим утром снова едем на Средний. Ну невозможно за парочку выходных дней побывать везде, люди сюда в целые походы собираются. Даже Василий всего Рыбачьего не успел повидать, полуостров-то большой.
- Добрался до самой северной точки - мыса Немецкого. Грех было не искупаться. Но какая же ледяная вода, вмиг из нее выскочил. Правду ведь говорят, что пять минут поплаваешь и замерзнешь насмерть, - вспоминал Василий, съежившись от холода.
- А медведи вам по пути не встречались? - поинтересовалась я.
- Здесь не видел, а вообще были такие неожиданные встречи. Как-то на Терском берегу отдыхал с товарищами. Мы прогуливались по дороге, я фотографировал все вокруг. И тут мне друзья стали кричать: «Васька, смотри!» Повернул голову и вижу, как параллельно нам вышагивает мишка метрах в ста от нас. Я камеру настроил и стал снимать. Когда медведь начал заходить за косогор, я его сдуру окликнул. Он на нас так посмотрел, что все ощутили его энергию, аж волосы дыбом встали. Мысли мгновенно начали летать: так, в кармане всего-то перочинный ножик, не поможет. Спрятаться некуда, с обрыва что ли прыгать. Ногу сломаю, зато живой останусь. И вот так у всех мозги зашевелились. Но медведь спокойно пошел дальше.
Наша экспедиция заметила только пару мышек, перебегавших дорогу, оно и хорошо. Однако какой бы хороший поворот в тексте был, попадись нам медведь. Шучу, конечно. И так приключений хватило. До главных достопримечательностей Среднего мы добирались от базы часов пять, не меньше. Но оно того стоило, по дороге - поля ромашек, красивые гранитные скалы и завораживающие зеленые ковры тундры.


А вот и «Два брата». Это скалы-останцы, так называют массив горной породы, который остался после повреждений водой или ветрами. Однако саамы видят в двух тридцатиметровых черных башнях могучих исполинов - нойдов Киипери-Укко и Киипери-Акка. Колдуны Киипери (коварный) и Киевитса (добрый) постоянно соперничали друг с другом, мерились силами. В решающей битве добрый нойд оказался сильнее и победил Киипери, превратив соперника и его суженую в каменные изваяния, до сих пор бок о бок стоящие на берегу моря.
Почему скалы прозвали братьями, непонятно. Однако и на этот счет ходит легенда о двух братьях, влюбленных в одну девушку, которая утонула на их глазах. От горя они окаменели и превратились в скалы. А может быть, там вообще раньше были врата, ведущие в гиперборейский город? А остались только столбы. В общем, думай, что хочешь.
Примерно в километре от скал находится еще одно творение природы, называют его берегом рыжих камней. Песчаник, размытый морем и раздутый ветром, стал принимать причудливые формы. Если среди камней походить подольше, то можно найти и драконий глаз, и человеческий нос, и другие формы, что позволит вообразить фантазия. Некоторые камни под воздействием ветра стали похожи на миниатюру ступенчатого горного массива. Внизу которого как бы расположилось озерцо - в углубление в породе затекла морская вода. Получился своего рода нерукотворный макет.

Редакция благодарит турбазу «Бухта «Большое Озерко» за помощь, оказанную в процессе подготовки материала.