14.04.2012 / Зверьё моё

Инопланетянин морщит лоб

Дайвер из Москвы Анастасия Кузнецова.

Возвращаться оттуда не хочется. C каждым километром на Север замечаешь, как все ниже становятся деревья, все грязнее снег и вообще пейзаж за окном автомобиля из живописного превращается в монохромный. Так что, оглядываясь, не веришь, что все это было перед глазами - такое солнечное, синее, снежное, с далеким горизонтом. Где люди с неспешной речью и ясными глазами, в которых отражается море, живут бок о бок с необычными созданиями, чья близость и доверчивость для городского жителя кажется нереальной. Здесь содержат и приручают (слово «дрессировка» как-то неуместно для этого вполне гармоничного равноправного соседства) белух, или полярных дельфинов. Егор, Кеша, Кузя и Марк - четыре главных обитателя Нильмогубы.

В камеру и плюнуть может

- Вообще-то у нас говорят, с каждой фотографией у человека частичку души забирают, - неодобрительно говорит Мария нашему фотокору. Невысокая женщина с типично финским лицом - широкоскулым, веснушчатым, живет в деревне Нильмогуба, что в Карелии, на самой границе с Мурманской областью. Кроме нее и мужа постоянно здесь проживают от силы семей пятнадцать. Ни школы, ни больницы, ни садика - поэтому дочь Марии в Великом Устюге, у бабушки с дедушкой. Впрочем, сейчас Нильмогуба как раз переживает возрождение. Десяток лет назад, когда молодые ученые- биологи открыли дайв-центр, здесь доживала единственная семья. «Полярный круг» стал «деревнеобразующим» предприятием, дав рабочие места и зарплату.

Мария ухаживает за белухами, в ее обязанности входит трехразовая кормежка четырех белых китов. Ведро с размороженной селедкой на волокушу - и вперед в любую погоду. 15 кг в день на каждого. Питомцев Маша различает «в лицо» и по имени. Сказать по правде, за сутки общения с ними мы узнавать научились только Марка, что немудрено: он сейчас линяет, в результате - характерный желтоватый окрас. Как объясняет тренер морских животных Алексей Тимшин, отмирая, эпителий становится желтым, а под ним нарастает свеженькая белая кожа. Линька связана с особенностями обмена веществ, свойствами воды. Рождаются же белые киты вообще баклажанного цвета, иногда серыми. Белизна - признак половозрелости.

Впрочем, и без особой «желтокожей» приметы Маркушу ни с кем не перепутаешь - общительный очень. Если другие его сородичи к людям идут не столь охотно, разве что за рыбкой лобастые головы из воды высунут - и обратно, то Марк крутится у мостков совершенно бескорыстно. Точнее - ради ласки. Нравится ему, когда его почесывают! Аж улыбается!

Честно скажу: первый раз тянуть руку к мощной голове, радостно разинувшей тебе навстречу чудовищных размеров рот с редкими зубами, страшновато. Все ж таки чудище морское! Да и мостки под ногами предательски колышутся на волнах, поднятых Маркушиными кульбитами. Хорошо, что белухи различают только ультразвук, иначе новый знакомец явно не обрадовался бы верещанию испуганной дамочки. А он терпеливо наблюдает за моими телодвижениями, тянет голову к руке. На ощупь, оказывается, исключительно приятный! Резиновый такой, мягенький!

- Марк очень компанейский товарищ, уже поел, теперь постоит-погладится, - улыбается Алексей. - Он хоть и покороче остальных, на самом деле старше - видите, плавники вверх загнуты и зубы крупные и поистертые. Тем троим лет 12-14, а этому еще больше. Обычно легче работать с малышами, они обучаемые, гибкие. Но Марк - уникален, такого в моей практике еще не было. Отловили его прошлой осенью. Привезли, прошло меньше суток, а он уже стал есть рыбу. А через шесть дней брал ее из рук! Эй, осторожно! В камеру он и плюнуть может!

Восклицание Тимшина вызвали фотографы, слишком настойчиво обступившие местную звезду. Неужто все здешние жители фотографироваться не любят? Нет, оказывается, для белухи пустить фонтан воды из дыхала - способ выразить удивление. Мол, чего вы так на меня уставились? Не шалю, никого не трогаю...

Беломорский Вавилон

Белухи дружелюбны, коммуникабельны. А вот что касается привязанности... Тренер дипломатично говорит, что о любви кита к сухопутному двуногому товарищу можно только догадываться. Не спросишь ведь у него, родимого. Да и есть ли за что любить? Поймали, изъяли из родного стада, посадили в вольер, пусть и просторный.

- С одной стороны, ощущения неволи тут не избежать, - признает Тимшин. - А с другой, я жизнь зверя в неволе сравниваю с жизнью спортсмена. Тоже своего рода тюрьма: сборы, диеты, тренировки. Зато - иные возможности. Так и здесь. Только в отличие от человеческого спорта наши тренировки строятся по принципу игры. Заставить животное невозможно. Он в воде, я на берегу, он весит 2 тонны, а я 80 кг. Так что наказание возможно лишь в форме лишения внимания. Ну а чтобы оно работало, необходима привязанность. Поэтому скажу так: надеюсь, он меня любит. По крайней мере, работает не только за рыбу, запросто может ее обратно на мостки положить и играть просто так - мячики-колечки таскать! Вообще же у нас партнерство на равных.

Интересуюсь, а разозлить белуху можно?

- Какое там! - машет рукой тренер. - Агрессии нет вовсе, в дикой природе у них защита пассивная - убежать. И зубы-то - одна видимость: рыбу не жуют, а глотают. Хотя в целом мифу о необычайной дружбе морских млекопитающих с людьми я бы не доверял. Есть, конечно, рассказы утопавших, которых дельфины вынесли на берег. Но, думаю, рассказы тех, кого они играючи вытолкали в море, просто не дошли до нас. По понятным причинам.

При всей общительности с дайверами Марк не контачит. В отличие от его трех собратьев, которые с удовольствием булькаются в компании с москвичкой Анастасией Кузнецовой. Та и рыбкой их покормит, и по спинке погладит. И то верно, почему бы с красивой девушкой не пообщаться?

Подводные путешествия в компании белух - один из совместных проектов дайв-центра «Полярный круг» и петербургского дельфинария, филиалом которого и является Беломорский экологический центр - обитель белых китов. Собственно говоря, они из одного корня выросли: дайв-центр основали московские ученые-океанологи, которые в этих краях со студенческих лет изучали флору и фауну Белого моря.

- Организация любительских погружений здесь началась в 1998 году, а до этого мы здесь же занимались наукой, - говорит Михаил Сафонов, директор центра, в прошлом морской биолог. - Я сюда приезжал еще студентом, потом аспирантом и, наконец, сотрудником МГУ. На Белом море, недалеко отсюда, есть биостанция, вот с конца 80-х я там активно нырял. Стал научным водолазом. А когда защитил диссертацию, ушел в организацию дайвинга. В Москве открыли клуб, занялись обучением и клиентов стали привозить сюда - в хорошо знакомые места. Поначалу арендовали помещение у той же биостанции, потом сами стали строиться. И вот уже 15-й сезон подледных погружений идет.

Вместе с единомышленниками Михаил несколько лет придирчиво выбирал место для базы. Осматривал ландшафт. Только не обычный, а подводный. Ныряли в разные времена года в разных точках, решая амбициозную задачу: предоставить приезжающим в почти шаговой доступности самые красивые места Белого моря. Теперь, по оценкам профильных сайтов, форумов и журналов, детище Сафонова - лучшее в мире по организации подледного дайвинга. Едут к нему ирландцы, немцы, англичане, китайцы, чехи, французы, австралийцы, американцы и жители ЮАР. Так что в сезон в центре, где умещается одновременно до 60 гостей, звучит одновременно 3-5 языков. Вавилон! Ну и конечно едут сюда профессиональные фотографы-подводники и съемочные группы. Би-би-си и «National Geographic» - частые гости.

Бизнес-романтики

«Полярный круг» - это, конечно, бизнес. Вложения в него капитальные - в этом затерянном на краю света кусочке России, где трель мобильника режет слух, как нечто неуместное, вполне европейский уровень сервиса и комфорта. Однако бизнес этот - для удовольствия. С романтическим оттенком. Цены никто не ломит - за десять лет хозяева едва покрыли расходы на покупку земли и строительство. Акционеры - сами дайверы. Михаил, на котором кроме «Круга» еще подледные туры на Северный полюс и туристические вояжи на лежбища бельков, сам ежедневно ныряет. С ним здесь жена, Настя, такая же спокойная и ясноглазая, и крошечная Маша, которой нет еще и трех. Старшие дети в Москве, когда Маша подрастет, ей с матерью тоже придется уехать - ближайшая школа в 60 километрах отсюда, в Чупе.

По этой же причине большая часть из 40 человек, которые в пик сезона обслуживают центр, работают вахтовым методом - по две недели. А потом к семьям, в Чупу. Правда, некоторые переехали в Нильму, когда поняли, что благодаря дайвингу село возрождается. Замков на дверях здесь по-прежнему не держат, двери подпирают палочкой в знак того, что хозяев нет дома, но уже открылся магазин - событие для затерянного в безвестности местечка.

- Сейчас летом в деревне все переполнено - койки свободной не найдешь, - говорит Сафонов. - Ежегодно строятся по два-три новых дома - где вы такое видели? Так что деревню мы возродили!

А еще Михаил спасает бельков. Его проект родился еще в те годы, когда на промысел зверя не был наложен мораторий, и убыточное и кровавое ремесло на Беломорье жило, давая скудный, но устойчивый доход жителям двух деревень - нашей Чапомы и архангельской Зимней Золотицы.

- У нас возникла альтернативная идея, как сохранить населению заработок, не убивая животных, - вспоминает Михаил. - Нужно было дело, которое составит конкуренцию промыслу. Туризм! Чем активнее люди будут платить за то, чтоб посмотреть на бельков, тем меньше вероятность, что промысел возродится. К тому же умер он не столько из-за моратория, сколько из-за того, что у местных колхозов попросту не было денег на вертолетные перевозки промысловиков на льдину и обратно. А мы вовлекли местных в организацию туризма. В этом году три группы за несколько дней свозили из Архангельска к белькам.

Еще одна мечта Михаила - создать центр репродукции белух. Дело в том, что в России они не размножаются в неволе. В Японии, Канаде, Испании плодятся, а у нас - нет. Это притом что абсолютно все «невольницы»-белухи в мире родом из России, их ловят у нас в Варзуге и в Сахалинском заливе.

- Питомник по разведению белух для меня - способ в мировом масштабе остановить их вылов для дельфинариев и заменить его выращиванием домашних белух, - говорит Михаил. - Уверен, что получится!

Спи, глазок, не спи, другой!

- Хорошие они звери, но очень малоизученные, - показывает на своих подопечных Алексей Тимшин. - Белуха - верхняя ступень пищевой цепочки, по ее состоянию можно судить о состоянии всего океана в целом. Мы совместно с Институтом океанологии изучаем их гидроакустику, систему коммуникаций. Четвертый год идет программа по отлову белух для установки на них радиомаяков. По маячкам потом отслеживаем миграцию. Попутно берем анализы крови, кожного покрова...

Хоть изучены нарваловые и не до конца, ученые рассказывают о них немало интересного. Взрослая особь достигает в длину шести метров, весит до трех тонн. Живет лет 35-40, зрелости достигает к восьми годам, но родителей не покидает - белые киты живут стадами. При этом, как поясняет Алексей, в стаде не появляются семьи в обычном смысле слова: собравшаяся стать мамой белуха вступает в романтические отношения с несколькими китами, тут главная цель - сохранение рода. Такая вот демографическая программа. Теоретически взрослая самка может рожать каждый год, но не более одного детеныша - двойни и тройни у них исключены. Беременность длится год, еще год малыш остается «грудничком», потом - как у людей - мама потихоньку вводит прикорм - рыбешку. Ну а там, глядишь, и сам ловить научится. У белух матриархат, после отдания супружеского долга папаш отправляют на вольные хлеба, а мамы живут в этаком «бабьем царстве» - есть на Соловках мыс Белуший, где у китообразных своего рода роддом, он же ясли-сад. Там летом обитают самки и детеныши, причем старшие «тетушки» помогают молодкам нянчить потомство.

Есть у этих млекопитающих еще одна необычная способность - бодрствовать 24 часа в сутки. У белух однополушарный сон.

- Для сна они переключают одно из полушарий мозга, - объясняет тренер. - Половина спит, половина работает. Если б человек так мог, то-то бы обрадовались работодатели! Белухе такой способ сна нужен из-за того, что у нее дыхание не рефлекторно, как у людей, а полностью подконтрольно сознанию. Дышат, когда посчитают нужным. Так что целиком отключаться нельзя.

Фирменный «китовый» фонтанчик над поверхностью воды, столь опасный для любопытных фотографов, не что иное как вода, попавшая в дыхало белухи и выбрасываемая на выдохе. Система воздушных мешков не дает ей попасть в легкие, хотя теоретически животное может захлебнуться, если, например, запутается в сетях и не сможет всплыть.

Видят мир белухи зеленым. По крайней мере, такой вывод сделали ученые, изучив строение их глаз. Впрочем, у морских зверей свое особое «зрение» - гораздо острее, чем у кого бы то ни было. Целый аппарат УЗИ при себе носят!

- Эти звери обладают системой эхолокации, - рассказывает Алексей. - У них вогнутый череп и выпуклый лоб. Между ними находится жировая линза. Звук отражается от черепа, фокусируется линзой, идет вперед, отражается от предмета, и по эху, воспринимаемому нижней челюстью, животное различает объект. Может найти рыбу под полуметровым слоем ила. Спустился на том берегу дайвер, мы его не видим, а они лоцируют. Из-за этого белух и военные используют: их ведь можно научить подавать сигнал при появлении цели!

- Видите, этот не хочет лицо показывать, такой уж он человек, - поясняет тренер поведение питомца. «Человек» - не то Кузя, не то Кеша - действительно, разве что рот, как гигантский кошелек, открывает над водой и сразу захлопывает, получив дань. А чтобы попозировать - ни-ни.

- А еще они морщить лоб умеют. Жировая линза подвижная, меняет форму во время эхолокации, и кажется, что это мимика, - улыбается Тимшин. - Чем-то они впрямь на людей похожи. Болеют так же, витаминки такие же кушают. Вот и погода ветреная раздражает: неприятно им лицо из воды показывать.

Ну уж не знаю, похожа ли белуха на человека, а на инопланетянина точно. Словно из другой цивилизации. Да и облик... Сквозь толщу воды они кажутся лимонными, так что, выныривая на свет божий, будто меняют окрас.

В этом самом северном в стране дельфинарии обитает гигантская живность мирно, по-соседски. Весны ожидают два новых вольера, их планируется поставить рядом, соединив калиткой. Будут ребята друг другу в гости захаживать! Когда хорошенько научатся пользоваться калиткой, им откроют новую дверь - в большой мир. Тренеры предполагают, что звери будут совершать прогулки в компании с дайверами и возвращаться домой. А уж потом вовсе переедут чуть дальше, на мыс Оленевский, где научатся выходить в открытое море, и жить будут полувольно. Того, что звери могут уйти совсем, тренеры не опасаются, слишком белухи привязаны к людям и друг к другу.

- Они, бывает, вдвоем, втроем плавают, а иногда так друг за другом гоняются - аж вода в вольере вскипает! - улыбается Алексей. - Дружат!

Фото:
Фото:
Фото:
Дайвер из Москвы Анастасия Кузнецова.
Фото:
Татьяна БРИЦКАЯ. Нильмогуба - Мурманск.

Опубликовано: Мурманский вестник от 14.04.2012

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,159477,684481,317975,3181
Афиша недели
Скандалы и разочарования
Гороскоп на сегодня