По итогам переписи 2002 года областное управление статистики наконец-то выдало цифры и по национальному составу населения. На тот момент, когда проводился учет, в Кольском крае проживало 1769 саамов. В прошлую перепись, состоявшуюся в 1989-м, насчитали 1615. Вряд ли за 13 лет их стало действительно больше. Вероятнее всего, участившиеся контакты с более многочисленными саамскими сообществами Норвегии, Финляндии и Швеции, их моральная поддержка способствуют росту национального самосознания. Вспомним, в недавние еще времена, лет 15 назад, саамская молодежь стремилась скрывать свое происхождение. И даже старики стеснялись по праздникам надевать традиционную национальную одежду, боялись прослыть ряжеными. А теперь даже дети от смешанных браков заявляют о своей принадлежности к коренному народу Мурманской области.

Но перепись еще раз подтвердила, что народ этот действительно малочисленный. А потому его проблемы долгое время не становились в ряд важнейших региональных задач. Когда властям приходится решать судьбы коллективов гигантских предприятий, пришедших в упадок или доведенных до банкротства, и целых городов и поселков, заботы сравнительно небольшой группы людей невольно отодвигаются на край. И вот что в итоге. Традиционная отрасль хозяйствования - оленеводство - деградирует. Среди коренного народа нет не только ни одного богатого, но даже в полной мере состоятельного человека, большинство - за чертой бедности либо у самой черты. Крайне мала продолжительность жизни большинства саамских мужчин. Родной язык, несмотря на усилия некоторых представителей саамской интеллигенции, уходит из общения даже внутри семей, его почти не знает не только молодежь, но и люди среднего возраста. Скорбный список можно и далее продолжать.

Потому у многих вызвало интерес постановление нашего регионального правительства, подписанное губернатором Юрием Евдокимовым, "О создании государственного областного учреждения "Мурманский областной центр коренных малочисленных народов Севера" (опубликовано в "Мурманском вестнике" 21 июля сего года). Что ожидать от этого решения? Отчасти ответ есть в самом документе. В постановлении говорится, что центр создается "В целях содействия самобытному историко-культурному и социально-экономическому развитию коренных малочисленных народов Севера, защите их исконной среды обитания, традиционного образа жизни и хозяйствования..."

А поскольку роль его организатора и контроль за исполнением постановления возложены на руководителя департамента законопроектной деятельности и реформы местного самоуправления, заместителя губернатора Бориса Воробьева, то я отправился к нему за подробностями.

- В структуре областной исполнительной власти всегда было кому заниматься проблемами коренного народа, - сказал Борис Геннадьевич. - Такое подразделение в разное время имело различную численность, было и пять человек, и двое, как сейчас. И называлось по-разному - отдел, комитет, сектор. Мы проанализировали результаты его деятельности и убедились, что они крайне малы, почти незаметны. Ведь никто из коренного населения в последние 10-15 лет не стал лучше жить, в полной мере не решена ни одна проблема. При этом нельзя сказать и то, что комитет, затем сектор ничего не делали. Работа велась, но неэффективно, по-видимому, способы и методика были неверными. Стало очевидным, что их надо менять.

Вот тогда и было поручено нашему департаменту стать учредителем областного саамского центра как государственного учреждения, - продолжает Борис Воробьев. - Он станет работать на принципиально иной основе. По уставу центру разрешается заниматься предпринимательской и иной деятельностью, приносящей доход. Конечно, если такая работа соответствует целям создания учреждения. А поскольку правительство области по закону предпринимательством заниматься не может, то и центр коренных малочисленных народов не войдет в структуру исполнительной власти.

Он даже территориально будет находиться отдельно. Ему выделили несколько комнат в доме № 17 на улице Софьи Перовской. Там уже сделан ремонт, завезены мебель и оргтехника. Сейчас подбираем человека на должность директора, который сформирует штат. Конечно, кандидатуру согласуем с саамским сообществом. Это должен быть специалист, знающий и характер деятельности областного правительства, чтобы мог вписываться в наши правила решения вопросов, и традиции, культуру, образ жизни саамов, их проблемы.

- Сколько будет работников в центре и что станет с сектором департамента, сейчас ведающим проблемами коренного народа? - спросил я Бориса Воробьева.

- Сектор упраздним. Такой структурной единицы в правительстве региона не будет. Его нынешние работники могут перейти, ежели пожелают, в создающийся центр. Ведь никто не считает их никчемными специалистами. Напротив, в новых условиях деятельности их знания, опыт могут быть кстати.

В учреждающемся центре до конца года будут работать три человека. Когда разработаем программу деятельности, а она появится в ближайшие месяцы, станет ясно, сколько в действительности потребуется людей - возможно, 5 или 10, а может, 15. И в бюджете следующего года предусмотрим необходимые средства для их деятельности. Отчасти и сами зарабатывать станут.

- Если те же люди будут работать в новой структуре, не получим ли результаты, похожие на нынешние?

- Они окажутся в принципиально иных условиях. Региональное правительство многое не может себе позволить, ту же коммерческую деятельность. И вообще правительство - структура очень серьезная, поскольку решает важнейшие, даже глобальные задачи региона. Потому здесь жестко определен регламент работы, многие вопросы требуют обязательных процедур. Вот, к примеру, пришло приглашение из-за рубежа нашему работнику, ведающему проблемами коренного народа, принять участие в мероприятии, проводимом саамами нескольких стран. Сейчас по существующим правилам свой отъезд он должен согласовать с несколькими правительственными инстанциями, на что уходит много времени. А в центре все будут решать самостоятельно: пришло приглашение, если считаешь нужным - садись и поезжай хоть сегодня же. Да и в зарубежных связях правительство не может всюду активно участвовать. Самостоятельное же учреждение делает все, что сулит какой-нибудь результат.

Кстати, о сегодняшней результативности контактов с зарубежными партнерами. Постоянно проводятся какие-то совещания и семинары. Наши за рубеж едут, к нам едут... Говорят, принимают решения. А где результаты? Кто из саамов от этого стал лучше жить?

- В Ловозере редакцию саамского радио создали, там же построили новый национальный центр, - пробую заступиться я.

- Суета, затраты времени и усилий не соразмерны результатам. Может, надо поменьше ездить общественным деятелям и представителям власти хватит этих "междусобойчиков", а чаще посылать за рубеж тех же оленеводов? Пусть обмениваются опытом, внедряют в своих хозяйствах норвежские и финские технологии. Центр коренных малочисленных народов должен и в этом найти наиболее эффективные способы работы.

В беседе с Борисом Воробьевым я не мог не затронуть одну из важнейших сторон жизни саамов сегодня - процесс создания и развития родовых общин. В 2000 году был принят Федеральный закон "Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ". В последние два года и в Мурманской области дело пошло. Объявлено о создании десяти общин, пять из которых оформились юридически. А две, обе ловозерских, "Пирас" и "Кильдин", в этом году получили в аренду огромные территории тундры для создания семейного оленеводства. Но все идет крайне медленно, в органах власти вопросы общин решаются месяцами. Какую роль в этом деле будет играть создающийся центр?

- Законов, способствующих решению проблем малочисленных народов России, в последние годы принято несколько. Постановление областного правительства о создании саамского центра разработано на их основе и для более полной реализации на территории края. В том числе и закона об общинах. Создаваемое учреждение должно расчищать дорогу, выявлять и устранять все мешающее, координировать взаимодействие общин. Вот, скажем, получение средств на их развитие, хоть из Москвы, в соответствии с федеральными законами, хоть в качестве зарубежной помощи, может тоже оказаться проблемным. Если действовать вразнобой, кто-то побольше урвет, а кому и совсем не достанется. Центр коренных малочисленных народов должен сплотить саамский народ, что до сих пор не удавалось. Ведь внутренние конфликты тлеют годами, временами перерастая в открытую борьбу между его общественными организациями.

Мы не намерены вмешиваться в жизнь нашего коренного народа. Нужен ему саамский язык - пусть хранит и развивает. Дороги традиции предков - пожалуйста, берегите. Нужны родовые общины для сохранения традиционных отраслей хозяйствования и уклада жизни - действуйте согласно законам. Так и с зарубежными контактами. Свои проблемы всякий народ сам решает. Обязанность государства - создать для этого благоприятные условия: принять необходимые нормативные акты, предоставить какие-то льготы, помочь решить земельный вопрос. Центр будет связующим звеном между коренным населением и правительством.

Вячеслав КОНДРАТЬЕВ