13.11.2010 / Политика и власть

Оставим споры за бортом. Договор между Россией и Норвегией уже приносит реальные результаты

Фото: Федосеев Л. Г.
Премьер-министр Норвегии Йенс Столтенберг и президент России Дмитрий Медведев на церемонии подписания договора 15 сентября в Мурманске.

Прошло уже почти два месяца со дня подписания российско-норвежского договора о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Но он по-прежнему в центре внимания мировой общественности. Настолько знаковым стало это событие не только для дальнейшего развития двусторонних отношений между двумя нашими странами, но и для всех государств, заинтересованных в освоении Арктики.

А таковых по мере изменения глобального климата становится все больше. И позиции их не всегда и не во всем совпадают. Неоднозначно восприняты отдельные положения договора и представителями некоторых отраслей промышленности внутри страны. Прежде всего рыбного хозяйства. Попробуем еще раз разобраться, чего же больше дает соглашение России - положительного или отрицательного?

Напомним, предметом почти полувекового спора между Россией и Норвегией был участок акватории Баренцева моря площадью примерно 175 тысяч квадратных километров. Район этот, называвшийся часто «серой зоной», чрезвычайно богат рыбой, а также нефтью и газом. Но из-за нерешенности пограничного вопроса стороны не имели права на освоение давно разведанных запасов углеводородов. Да и при добыче водных биоресурсов нередко возникали конфликты, в первую очередь из-за разночтений в национальных правилах рыболовства.

Окончательное разделение спорной территории на две разные по значению части дает огромные возможности для совместной взаимовыгодной деятельности. Ведь не будем забывать: договор недаром подразумевает не только разграничение, но и сотрудничество. Отныне богатства района каждая из стран может разрабатывать как отдельно, так и сообща путем создания совместных предприятий. Этот путь президент России Дмитрий Медведев назвал оптимальным еще до подписания договора: «для разработки тех или иных нефтегазовых месторождений нам понадобится совместное участие. Вот это практическое применение этих договоренностей».

В администрации президента РФ также подчеркивают, что значение этого события выходит за рамки сугубо двустороннего измерения. Речь идет о практическом примере реализации принципа, что все возможные споры в Арктике должны решаться самими арктическими государствами путем переговоров. И урегулирование Россией этого давнего вопроса приветствуется мировым сообществом и дает основания говорить о существенном укреплении международной и региональной безопасности на Севере.

Подобную позицию полностью разделяет и губернатор Мурманской области Дмитрий Дмитриенко. Еще весной он заявлял, что считает: экономика России никак не пострадает от разделения морских границ с Норвегией, и уже всерьез обсуждаются вопросы сотрудничества двух наших стран не только на Штокмановском, но и на Приразломном месторождении. Он назвал соглашение о безвизовом пересечении границы жителями приграничных населенных пунктов логическим продолжением исторического договора о разграничении спорных территорий между двумя странами. «Добрые соседи должны общаться. Чем больше мы общаемся, тем больше узнаем, тем больше появляется возможностей для бизнеса, для отдыха, для всех граней развития нашей жизни и, соответственно, возникает больше доверия между странами, - отметил Дмитрий Дмитриенко. - Потенциально это приведет и к увеличению инвестиций, и к росту уровня благосостояния российских граждан, и, соответственно, к увеличению количества рабочих мест».

Тянуть и дальше с решением данного вопроса нельзя хотя бы потому, что в последние годы Арктика помимо России и Норвегии стала объектом пристального интереса не только имеющих географическое отношение к полярным широтам США, Канады и Дании, но еще и Германии, Франции, Китая. Все эти государства готовы хоть сегодня приступить к борьбе за контроль над углеводородными запасами арктического континентального шельфа. Договор к тому же открывает путь к разработке и подписанию необходимого для России международного экологического соглашения по Баренцеву морю.

Конечно, после стольких лет недосказанности и споров трудно было ожидать, что разом исчезнут все сомнения в искренности намерений друг друга как с той, так и с другой стороны. Ряд специалистов российского Северо-Западного рыбохозяйственного комплекса в преддверии подписания договора даже обратились с открытым письмом к президенту РФ, где просили предусмотреть меры по защите интересов отечественного рыболовства в этом важнейшем промысловом районе. Что, собственно, и было сделано еще предварительно.

Кстати, символично: буквально в тот же день, когда было опубликовано упомянутое письмо, на сайтах информагентств прямо как в ответ рыбакам было опубликовано официальное сообщение, что правительство РФ подготовило с учетом всех поступивших предложений изменения в отечественное законодательство по рыболовству. Там, в частности, нашли свое отражение такие важные моменты, как исключение Россельхознадзора из перечня организаций, осуществляющих ветеринарный контроль качества рыбопродукции, а промысловые суда будут избавлены от ряда излишних пограничных и таможенных процедур при ввозе на территорию России улова водных биоресурсов, добытых в исключительной экономической зоне РФ. Ждут «рыбацкий кодекс» страны и другие значительные дополнения и изменения.

Многие специалисты как раз уверены, что именно благодаря подписанному документу будут урегулированы долгие споры между нашими странами в сфере рыболовства: установление четких границ зон юрисдикции создаст более ясные и понятные правовые условия для осуществления рыболовства, уменьшит вероятность конфликтных ситуаций. Кроме того, договор ускорит процесс принятия единых скоординированных правил рыболовства, из-за отсутствия которых подобные конфликты в основном и происходили.

Заместитель председателя комитета рыбохозяйственного комплекса Мурманской области Вадим Соколов в этой связи не раз подчеркивал, что и после подписания продолжит свою работу Смешанная российско-норвежская комиссия по рыболовству (СРНК), в рамках которой согласовываются квоты вылова рыбы для обеих стран. А это, по сути, основополагающая норма для рыбаков. И между прочим, на последней сессии данной комиссии, состоявшейся уже после подписания договора, по согласованию с теми самыми норвежцами квоты вылова основных промысловых видов рыб были увеличены. Более того, по некоторым представляющим для них вопросам представители тамошних прибрежных рыбаков обращались к членам нашей делегации за поддержкой как к партнерам и союзникам.

На недавней встрече мурманских и норвежских рыбаков стороны подтвердили, что последняя сессия СРНК прошла организованно и по всем ресурсам достигнуто соглашение с учетом реальных запасов и возможностей выбора квоты. Рыбаки сами определили цифры, и они были утверждены. Единственно, чего они опасались, что после ратификации договора роль СРНК будет принижена, а у политиков двух стран может появиться желание создать привилегии для «своих» при промысле западнее и восточнее линии раздела. Но ведь уже заявлено на самом высоком уровне и там, и там, и подтверждено в самом договоре, что после его вступления в силу еще, как минимум, в течение 15 лет (с возможностью дальнейшего продления на 6-летние периоды) будут продолжать действовать все основополагающие российско-норвежские соглашения в этой сфере. Никто СРНК отменять не собирается.

- Мы выступаем только за ратификацию договора, - заверил Вадим Соколов, - уверены, что это лишь укрепит наше сотрудничество с Норвегией. Никаких серьезных перемен не будет. Договор о делимитации морской границы касается в основном только геологоразведочных работ на арктическом шельфе в районе своего непосредственного действия, рыбаков это не затронет. Как они работали, так и будут работать, добывая водные биоресурсы в бывшей «серой зоне» Баренцева моря. Природой так заложено, что места нереста трески приходятся на норвежскую зону, а набирает вес она в нашей. Это наш совместный запас. И несогласованная политика в данной сфере никому не пойдет на пользу, никто не выиграет.

Действительно, западнее линии раздела российские рыбаки вылавливают в год до 310-315 тысяч тонн, тогда как в восточных районах - 200-215 тысяч тонн. Но почему «западную» долю надо теперь считать безвозвратно потерянной? Между тем, уже появляются в прессе комментарии с упоминанием и наших объемов вылова там, и самого отошедшего к Норвегии района в 90 тысяч квадратных километров в исключительно прошедшем времени. Мол, вытеснят нас оттуда соседи не мытьем, так катаньем. То бишь неоправданно завышенными требованиями к способам и орудиям лова. Хотя, кстати, самые «продвинутые» рыбопромышленники вполне добровольно частично уже переоснащают свои суда более щадящим и не менее эффективным промысловым оборудованием, во многом перенимая опыт тех же соседей. Повторюсь, подписанный договор только стимулирует принятие единых гармонизированных правил рыболовства, после чего претензий друг к другу станет меньше.

Да, возможно, со временем и в самом деле нашим судовладельцам придется раскошелиться на в самом деле немалые суммы для переоснащения кораблей, направляемых в западную зону, на более принятые у норвежцев способы лова. И в самом деле их намеки на необходимость этого по времени и срокам запредельны. Но на то и договор, чтобы договариваться. Пока никто в Норвегии не требует немедленно закрыть свою зону для российских судов. После ратификации договора о сотрудничестве сделать это будет как раз еще труднее. По политическим ли, экономическим ли мотивам, но идти на открытую конфронтацию с выгодным и самым близким партнером по освоению Арктики в Северном королевстве вряд ли кто захочет. Тем паче в преддверии, как уже говорилось, ожидаемого усиления натиска третьих стран в борьбе за право на свою долю богатств, ранее скрытых под ледовой шапкой мира.

Фото: Федосеев Л. Г.
Подписание договора.
Фото:
Андрей ПОПОВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 13.11.2010

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
65,814075,324179,547072,7227
Афиша недели
В жанре девяностых
Гороскоп на сегодня