15.02.2011 / Политика и власть

Позвольте возразить, господин президент. За строкой послания президента РФ Федеральному собранию

Под конец минувшего года президент России Дмитрий Медведев в третий раз обратился к Федеральному собранию. Ежегодное послание главы государства является, по сути, программой действий властей на ближайшую и среднесрочную перспективу.

После оглашения документа, как мы понимаем, идет его проработка: анализируются предложения, как, в какие сроки и в результате каких мероприятий можно осуществить задуманное. Все это требует времени, иногда месяцев, и уж затем принимаются решения, которые претворяются в жизнь.

Представляется, что пока идет проработка документа, круг суждений о нем не ограничен и мнение граждан или отдельного гражданина страны может быть учтено при выработке окончательного решения. Исходя из этого представления, изложу свою точку зрения и аргументы в ее пользу по поводу одного предложения президента.

Разоренная печать никому не нужна

Предложение в послании прозвучало так: «Органы власти не должны быть владельцами заводов, газет, пароходов». По поводу заводов и пароходов с президентом трудно не согласиться. А вот что касается газет… Нет, стихи С. Маршака, в том числе и та памятная строка про владельца заводов, газет, пароходов, доходчиво учат детей правильному взгляду на жизнь. Но в данном случае… Уместно ли отлучать власть от прессы? По крайней мере, сейчас в нашей стране?

После выступления главы государства помощник президента А. Дворкович объявил, что государственные СМИ будут распроданы. Министр экономического развития РФ Э. Набиуллина уточнила, куда будут направлены средства от их продажи. А один из губернаторов, поддерживая мысль президента, выразился в таком ключе, что, дескать, мы давно размышляли над этим… В общем, вроде грамотно высказались люди - с ними даже не поспоришь, вот только хорошо ли понимают они, что такое газета в России? И государственная газета в особенности?

Начнем с того, что уточним, на законном ли основании органы власти являются учредителями своих изданий и выделяют средства на их содержание. Не вдаваясь в подробности, отметим: на законном. Иначе другие не менее ответственные государственные органы не регистрировали бы их согласно законодательству, не вносили бы в государственный реестр и не присваивали бы им регистрационные номера.

Не будем подробно напоминать и о том, для чего придуманы газеты. Скажем коротко - для информирования людей. В своем большинстве информацию добывают журналисты. Первый вопрос по нашей теме я задал бы господину Дворковичу: «Вы газеты будете продавать с журналистами или без?.. Без журналистов газет не бывает, а захотят ли они вставать под другие знамена?» Без людей остаются только коробки зданий (порой с протекающими крышами и прогнившими полами, «бэушными» компьютерами и телефонами). Такие стены только и годны под очень скромные офисы или более-менее сносные склады. Так что много прибыли от их продажи можно не планировать. Разоренные газеты никому не нужны. А если что и бывает нужно, то их известные имена и заслуженные награды, которыми новые хозяева пользуются с превеликим удовольствием.

Пусть господин Дворкович и его сотоварищи вспомнят примеры успешной (в пользу общества) продажи СМИ. Их нет или почти нет. А вот свидетельств о том, какими они стали, более чем достаточно. Бульварными, развлекательными, рекламными или сугубо корпоративными. Им плевать на жизнь страны, на беды людей и их проблемы. Их интересует лишь то, хорошо ли продается производимый товар, какую прибыль приносит бизнес. Проявят они интерес и к тому, что подпитывает этот бизнес: к любому жареному факту, любому громкому ЧП, любой сосульке, убившей человека. Если та же сосулька еще не упала, а только грозно нависла над головой, то они не обратят на нее внимания («это неактуально!») и дождутся, когда она упадет. Вот тогда и появится возможность громко крикнуть: «Долой Матвиенко!». И не больше того. Толкового анализа бед мегаполиса все равно не последует. Его попросту некому делать. «Это не наш формат», - гордо объявят они.

Из желтой прессы в коровник не поедут

Государственные издания - это общественно-политическая печать. Ее не заменят электронные порталы или сайты высших должностных лиц государства, а также правительств федерального и регионального уровней. Ни один конституционный, «рядовой» федеральный или региональный закон не вступит в силу без опубликования в официальной газете - центральной, республиканской или областной. Процедуру гласности в такой печати проходят и открытые указы президента РФ, и правительственные постановления, и решения законодателей. Правда, это современное предназначение прессы в последние годы настолько расширилось, что издания порой задыхаются от обилия официоза. Кроме ветвей власти к газете тянутся и другие учреждения, имеющие мандаты на бесплатную публикацию материалов. Одна только предвыборная и отчетно-выборная документация по выборам депутатов в представительные органы власти занимает столько полос, что не хватит пальцев на руках, чтобы сосчитать.

А теперь попытаемся угадать, куда понесут курьеры обязательные для опубликования документы от исполнительной, законодательной, судебной власти, избирательных комиссий и контрольно-счетных палат в случае приватизации в регионах так называемых непрофильных активов, включая печать. Понятно, что не в мусорные контейнеры. Понесут в другие газеты. И сколько же тогда придется бухгалтериям официальных органов перечислять им денег за опубликование материалов по срочным и сверхсрочным тарифам (ведь у всех «горящие» материалы, и никто не захочет стоять в очереди, чтобы их опубликовать)? Устанем складывать цифры.

Материальная составляющая содержания печатного органа - важная, но не главная часть существа государственной прессы. Главное для издания - это читатель. Без него производство газеты теряет смысл. У государственной печати много официальных материалов и небольшие тиражи. Тем не менее и в этих, так сказать, стесненных условиях журналисты ведут и традиционные газетные темы, и вспоминают хорошо забытые старые. В частности, такие, к которым не прикасаются другие издания. В отличие от газетчиков желтой и коммерческой прессы журналистов государственных СМИ заботят государственные дела. И они подтверждают это на практике.

Ну кто, кроме них, по своей воле поедет в забытые всеми поселки или на отдаленные заставы, чтобы посмотреть, как живут земляки или как служат воины? Ведь оттуда не привезешь платной рекламы. Кто, кроме них, будет ходить по коровникам, свинарникам, птичникам и беседовать с животноводами и птицеводами о надоях, привесах и яйценоскости? Кто, кроме них, будет регулярно освещать посевную и уборочную страду на селе? Кто, кроме них, будет интересоваться противопожарной безопасностью в школах или домах престарелых? И этот перечень тем можно продолжить.

Таким подходом к делу газетчики дают возможность читателю жить не в телевизионном зазеркалье, где каждодневно пляшут, поют, устраивают различные шоу или играют на «Поле чудес», а на нашей грешной земле, где засухи чередуются с неурожаями, где пенсии мало на что хватает, а про стоимость лекарств лучше не вспоминать.

Многие скромно живущие земляки хотели бы иметь в своем почтовом ящике государственное издание. Да вот беда - лишних денег у них нет. И когда встает вопрос, что купить (хлеб или газету?), понятно, что выбор делается в пользу хлеба. В государственные печатные органы приходит масса прошений о том, чтобы редакции оформили бесплатные подписки. Письма пишут не только отдельные граждане. В подавляющем большинстве просьбы поступают от общественных организаций (ветеранов войны и труда, инвалидов, блокадников, узников фашистских лагерей и многих других), а также от предприятий и учреждений, командования частей и соединений армии и флота.

И редакции по мере возможностей (зачастую в ущерб своей экономике) удовлетворяют такие заявки. В противном случае сотрудники государственных изданий не могли бы ощущать себя полноценными гражданами Отечества. Кто, если не мы, говорят они в таких случаях и помогают людям.

У бесплатной подписки есть и другой аспект. Очень многие из тех, кто бесплатно получает газеты, имеют ярко выраженную гражданскую позицию. Такие читатели активно ходят на выборы, доступными им способами оказывают влияние на политическую жизнь в стране. Их трудно отвлечь от серьезных размышлений о пути, по которому идет страна, пустой досужей болтовней. Они близки к реальному миру. И если высшая власть отстранит их от государственных газет, то нанесет им обиду, а общество при этом может лишиться неравнодушной части активного электората.

Не отучить людей читать

Меньше всего мне хотелось бы в этой статье быть по нраву губернаторам и депутатам региональных собраний, которые гласно или негласно будут противиться тому, чтобы их лишили газет. Свои газеты позволяют им заниматься саморекламой, любоваться собой. В них они частенько видят и свои фото, и свои фамилии, и свои «крылатые выражения» по тому или иному поводу. Некоторые газеты (особенно муниципального уровня) и вовсе стали карманными. Вот бы где вышестоящую власть употребить. Тогда многие бы быстро поумнели.

Деловой тандем (учредитель - газета) мог бы быть на сто процентов полезным обществу, если бы лидеры первых избавились от позерства и прочей наносной шелухи, а вторых - от откровенной угодливости. Тем не менее и без учета высказанного предположения могу утверждать, что своя газета нужна государственному органу власти. Как нужна она и любой партии. Помимо того, о чем уже говорилось в этой статье в пользу сохранения государственной прессы, добавим вот что. Без газет власть потеряет свое лицо. Она лишится важнейшего элемента организаторской функции, сузит свои властные и управленческие полномочия. Без газет может произойти то, о чем с ухмылкой говорят: хотели, как лучше, а получилось, сами знаете как.

Вспомним новейшую российскую историю. Сначала президент сказал, обращаясь к субъектам Федерации: берите полномочий столько, сколько сумеете переварить. А затем создали институт полномочных представителей президента, которые были призваны сдерживать субъекты от войны законов, залихватской «самостийности» и не допустить, чтобы страну растащили по частям. Сначала в армии и на флоте упразднили должности замполитов, а потом срочно пришлось вводить должности заместителей командиров по воспитательной работе. А на помощь к ним для душевных бесед с солдатами и матросами пустили еще и священников. Сначала в регионах ликвидировали органы народного контроля, а потом принялись создавать контрольно-счетные палаты для учета и проверки расходования бюджетных средств. Стоит ли множить такие примеры?

России рано еще перенимать некоторые западные модели взаимоотношений органов власти и прессы. Для этого надо обладать хотя бы вековым опытом демократии, иметь иной менталитет и крепкую экономику. И тогда можно было бы оторвать от власти те немногие газеты, о которых мы говорим. При этом следовало бы непременно дотировать их в объеме, пропорциональном тиражу издания. Скажем, как в странах Скандинавии. Но мы не готовы к этому. Ни в моральном, ни в политическом, ни в экономическом отношении. Причем наша экономическая слабость - одно из самых уязвимых мест. Ведь без необходимых дотаций наши газеты попросту умрут.

За 46 лет сотрудничества с печатью я был при газетах в разных качествах. И военкором, и рабкором, и штатным литературным сотрудником, и журналистом руководящего звена, и редактором двух главных газет - городского и областного масштаба. Будучи причастным к делам прессы (в том числе), в армии я был солдатом, а не солдатиком, а на производстве - рабочим, а не работягой. Ныне такие понятия, как рабкор и военкор, ушли в прошлое. Между тем нештатные корреспонденты не держали перо под замком и во многом способствовали тому, чтобы в армии укреплялась воинская дисциплина и не распространялась постыдная «дедовщина», а на производстве - не было расхлябанности и нарушений техники безопасности. Новое время отучило людей писать. Задача сегодняшнего дня - не отучить их читать издания, к которым они прикипели.

Моя штатная работа была связана с четырьмя газетами Заполярья. Две из них уже умерли. Причем и одна, и другая не являлись государственными. Просто без государственной или иной финансовой поддержки скромным периферийным изданиям не выжить. А если печать оторвать еще и от органов власти, погибнет и она. Признаюсь, мне бы очень не хотелось, чтобы в нашей области исчезли и «Мурманский вестник», и ряд городских и районных изданий, к учредительству которых имеют отношение муниципалитеты. Ведь, как, вероятно, заметил внимательный читатель, в послании президента страны прямо не говорится об одних только государственных изданиях. Там сказано широко - о газетах органов власти. Так что под раздачу может попасть и муниципальная печать.

На мой взгляд, если в ближайшем будущем реализуется обсуждаемое нами предложение, то это будет большой политической ошибкой. Читателям от этого лучше не станет. Не будет лучше и журналистам государственных и муниципальных СМИ. Ну, а о властях я уже не говорю… Такой ошибке порадуются, пожалуй, лишь крикливые говоруны от «демократической общественности» (в их рядах и новогодние столичные пятнадцатисуточники), которых раздражают газеты власти. Им век бы не слышать голос такой печати. Зато им сладко слышать голоса «свободных» людей на «свободных» уличных митингах. Государственная печать не дает расшатывать устои государства, прокладывать путь к анархии и очередным потрясениям, после которых к власти приходят иные лидеры и наводят иные порядки. Потому она им и противна.

Вот на какие размышления навела меня строка президентского послания. Если какому-то читателю показалось, что в статье слишком много обостренной тревоги, то пусть он сохранит свой взгляд - постараемся быть уважительными и к его мнению. Но именно такой стиль изложения этой темы подсказало мне многолетнее сотрудничество с печатью. Да и социально-политическая обстановка в стране нынче не та, чтобы говорить о волнующей людей злободневной проблеме предельно спокойно.

Вячеслав СИДОРИН, член Союза журналистов России

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.02.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня