15.12.2011 / Политика и власть

Ангелина Волкова, министр труда и социального развития Мурманской области: «АУ! Бездельникам здесь делать нечего»

Фото: Ещенко С. П.
Министр труда и социального развития Мурманской области Ангелина Волкова

- Я считаю, что этот закон дает большой импульс для развития наших учреждений, большие возможности для руководителей. Но, естественно, для тех, кто хочет работать. Бездельникам здесь делать нечего. Что касается мифов о ФЗ-83. Они были рождены незнанием или непониманием особенностей этого закона. И та работа, которую мы проводили в области по разъяснению нового закона, имела свой результат и сняла многие из опасений. К тому же этот важный документ значительно расширяет финансово-хозяйственную деятельность для учреждения, для коллектива, для руководителя. Можно сказать - раздвигает горизонты.

- А все же, какие опасения у людей остаются?

- Опасения пока есть. А справится ли руководитель, а справится ли коллектив? Здесь же кардинально должно измениться само мышление и, как нигде, требуется сильный менеджер. Нынче же ситуация такова, что иные из руководителей не готовы к этому. Поэтому мы в рамках рабочей группы по бюджетной реформе уделяли большое внимание обучению.

- Директора с энтузиазмом отнеслись к новациям?

- Честно сказать - с опаской. Иные боялись ответственности. Понимаете, когда мы столько лет жили в условиях, что нам кто-то должен что-то дать, выработалась такая иждивенческая позиция: все равно нам бюджет даст. Ну что-то, может, добавит или урежет, да и ладно, и с этим проживем. А когда тебе самому надо думать о том, где найти дополнительный источник дохода для того, чтобы учреждение развивалось, совершенствовалась материально-техническая база, чтобы можно было эти средства направить на повышение оплаты труда сотрудников, тут уже многое необходимо осмыслить. А оптимальные ли у тебя штаты, и нужно ли тебе такое количество специалистов, к примеру? Менять что-то порой приходится радикально, а это всегда влечет за собой серьезную ответственность. Тем более что у руководителя автономного учреждения есть контролирующий орган - наблюдательный совет, который тоже может поправить его действия. Конечно, это вызывает некие сомнения. Но у тех руководителей, которые привыкли зарабатывать, их меньше. Я думаю, что когда процесс пойдет, и руководители увидят реальные плоды, то количество учреждений у нас будет увеличиваться. Вот я общалась недавно с Александрой Сергеевной Юргаловой, директором МКТС, первого автономного учреждения в образовании, не зря в свое время мы выбрали ее колледж в качестве пилотной площадки. И, разговаривая с ней, я все время допытывалась: почувствовали ли люди изменения в лучшую сторону даже за этот небольшой период? Она вначале задумалась. А потом мы с ней стали считать, подвели итоги и увидели - да. Увеличение зарплаты есть и значительное. И это - не считая общих повышений, установленных в этом году на уровне правительства региона. Разве это не результат? И мне кажется, Александре Сергеевне самой стало интереснее работать, потому что она видит реальную перспективу.

Но опять же работа в автономном учреждении вызывает необходимость постоянно думать: какие направления деятельности надо развивать, куда двигаться?

Взять хотя бы индустриальный лицей, который с 1 января станет автономным, и его директора Григория Степановича Шатило. Он - хозяйственник в хорошем добротном смысле этого слова, и, думаю, с помощью коллектива у него все получится. Не без трудностей, конечно. Но его лицею входить в «автономку» будет несколько проще, потому что они и ранее занимались внебюджетной деятельностью в достаточно большом объеме. На то были объективные причины. Когда они находились на федеральном бюджете, сказывалось недофинансирование, училищу необходимо было выживать. А потому опыт добычи внебюджетных денег у них более богатый, чем, скажем, в учреждениях соцзащиты, иные из которых также собираются перейти в статус автономных. В нашей системе это сегодня два учреждения - Комплексный центр социальной поддержки населения в Мурманске и Кандалакшский дом-интернат для престарелых. Выбор не случаен: там довольно крепкие руководители, и есть возможности развивать платные услуги.

- Александра Юргалова, к примеру, будет оказывать парикмахерские или иные услуги при колледже, Григорий Шатило займется судоремонтом. А что можно платного предложить в центре соцподдержки?

- Те же социальные услуги, которые не входят в перечень государственных гарантий. Например, по этому перечню влажная уборка положена бесплатно два раза в месяц, а клиент хочет иметь ее каждую неделю. Значит, два раза он получит эту услугу за счет бюджета, а еще два - за символическую плату. Или попросит окна в квартире дополнительно помыть, обед приготовить. Причем мы специально подготовили проект постановления правительства Мурманской области, где определили перечень платных услуг для того, чтобы обеспечить единообразный подход. Чтобы и руководители, и их подопечные понимали, какие услуги не входят в перечень государственных гарантий и какие могут оказываться на платной основе. У нас такой документ в ближайшее время появится.

- А все ли коллективы поддержат директора при переходе в АУ?

- Практически с самого начала, когда еще в 2008 году заговорили о законе об автономных учреждениях, этот вопрос также затрагивался. И помню, было собрание в колледже сервиса, когда директор Юргалова рассказала своим сотрудникам о целях, задачах и преимуществах нового статуса. Тогда подчиненные ее поддержали. Конечно, руководитель должен очень плотно, тесно поработать в этом случае с коллективом. Объяснив все преимущества, сложности, риски, которые могут возникнуть.

- С чего началась реализация ФЗ-83 в области?

- Распоряжением губернатора была создана рабочая группа по бюджетной реформе, задачей которой и было успешное внедрение требований федерального закона № 83 на территории нашего региона. В этом формате мы работаем уже второй год, у каждого руководителя подгруппы есть своя задача. Большое внимание уделяется решению имущественных, правовых, финансовых вопросов, и, конечно, информационному обеспечению деятельности рабочей группы. В задачу моей подгруппы, кстати, входили в числе прочего подготовка перечня государственных и муниципальных услуг и определение для них стандартов качества. Работа очень кропотливая и трудоемкая, в ней участвовали 15 органов государственной исполнительной власти и 40 муниципальных образований, и вместе с ними мы решали, что включать в перечень услуг, а что не стоит.

- А для чего был нужен этот перечень?

- Для того, чтобы органы государственной власти могли составить государственное задание, считайте, госзаказ для выполнения его учреждениями. И здесь обязательно должна быть определена категория потребителя - на кого направлена услуга, а также нормативно-правовое обоснование - на основании чего она оказывается, должны быть определены объемы и состав этой услуги. А еще стандарты качества.

- То есть получается, в новых условиях оценивается прежде всего не деятельность, а результат?

- Можно сказать и так. На практике это выглядит таким образом: тебе дается госзаказ, ты его обязан выполнить в срок с таким-то объемом, с таким-то качеством. Между учредителем и учреждением складываются договорные, контрактные отношения. И еще хочу отметить, довольно сложно было работать в этом направлении с муниципалитетами. Дело в том, что в малочисленных муниципальных образованиях порой возникали сложности из-за нехватки квалифицированных кадров. Людей надо было обучать, разъяснять, как, что, в какой последовательности делать, и мы этим занимались. Здесь большую помощь оказали отраслевые органы исполнительной власти. Если, к примеру, сотрудники минобразования и науки составляли перечень госзаданий, они брали под свою опеку и муниципалитеты в этой части, а иначе нам не сдвинуть было бы эту глыбу. Все-таки сорок муниципальных образований и огромный объем информации, который приходилось обрабатывать, нагрузка немалая. Но зато результат налицо.

Мы добивались того, чтобы любой житель области знал, какую услугу он может получить, скажем, в сфере образования, здравоохранения, ЖКХ и так далее. К слову, это важно не только для потребителя и исполнителя, но и для учредителя, чтобы он понимал, на что он дает деньги, кто за что отвечает и кто за это должен платить.

Новый закон в целом касается реструктуризации системы экономических отношений в бюджетной сфере. У руководителя на руках договор, где четко прописано: что и в какой последовательности делать и кто именно за это отвечает. Конечно, это более цивилизованные отношения с учредителем, нежели были раньше: на тебе три рубля, ни в чем себе не отказывай, а должен ты при этом будешь незнамо что. «Закон полезен, позитивен и перспективен», - в один голос заключают министры. Другое дело - как он воплотится в реальности. Вот тут работы много, и она еще не закончена.

Подготовила Нина АНТОНЯН.

Опубликовано: Мурманский вестник от 15.12.2011

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,255075,391677,410673,1396
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня