16.02.2012 / Политика и власть

Разговор бизнеса и власти необходим, как воздух

Александр ПЕРВУХИН - председатель областного совета профсоюзов.

Глава правительства РФ Владимир Путин в статье, посвященной экономическому развитию России, немало внимания уделил малому и среднему бизнесу. Он отметил, что идеология государственного контроля за его деятельностью должна основываться на презумпции добросовестности, что будет способствовать улучшению делового климата в стране. Но и бизнес, по его убеждению, не вправе прятать деньги в оффшорах и уходить от соцобязательств. Это «не по совести», считает премьер. Редакция «Мурманского вестника» предложила северянам, так или иначе связанным с предпринимательством, ответить на два вопроса:

1. Каким, по вашему мнению, должен быть государственный контроль за деятельностью бизнеса, основанный на презумпции его добросовестности?

2. Считаете ли вы необходимым и своевременным введение так называемого налога на роскошь и сверхбогатство?

Александр ПЕРВУХИН - председатель областного совета профсоюзов:

1. - Чтобы налоги платили честно, надо создавать в обществе такую атмосферу, чтобы стыдно было относиться к этому обязательству недобросовестно, чтобы зарплату не «красили» в серую. Добросовестного бизнесмена воспитывает общество. Силовые решения, уверен, не дают нужного эффекта. Человек должен быть воспитан так, чтобы ему хотелось поделиться. Сегодня, увы, не редкость, что кто-то устанавливает себе самую маленькую зарплату, а остальное получает в дивидендах. А это суммы, кратно превышающие официальную зарплату. Причем они облагаются налогом в 9 процентов в отличие от 13 по зарплате. Налицо совершенно легальный уход от полной уплаты налога. Непонятно, почему с того же дохода, уходящего в карман, не полностью платится налог? Мне кажется, что государство умышленно создает некие лазейки для этого. Да и сами дивиденды могут быть лишь тогда, когда нет необходимости вкладывать средства в развитие, когда производство того не требует.

2. - Что касается налогов на сверхпотребление - роскошь, то прежде всего нужно законодательно определить, что это такое. Сегодня вообще нет конкретного определения. Предположим, что роскошь - это излишнее удовлетворение необязательных потребностей. Ну, хочется человеку побаловать себя, и такая возможность у него есть. Вот, чтобы не возникало разных трактовок при определении налога на удовлетворение таких желаний, и надо четко определить, что же такое роскошь. И не просто в словарях разъяснить, а именно законодательно. Ведь сколько людей - столько и мнений. Тем более что понятие о роскоши с течением времени меняется.

Профсоюзы уже давно ратуют за дифференцированное налогообложение и, как это делается во всем мире, налоги на землю, на недвижимость. Но и они должны быть адекватными. Получает человек доход и, исходя из его размеров, выплачивает налоги. При этом те, у кого доход, например, не выше прожиточного минимума плюс 13 процентов вообще не должен ничего платить. А вот другие, особенно начальники, которые сегодня назначают себе любую заработную плату, чтобы поумерили аппетиты и больше средств направляли на развитие производства, увеличение выпуска продукции, социальные нужды и так далее - пусть платят по прогрессивной шкале налогообложения.

Считаю важным, чтобы чиновники любого уровня отчитывались о своих доходах и принадлежащем им и членам семей имуществе. Даже небольшие чины. Подавали декларацию о доходах обязательно - ведь они живут на налоговые. А если доходы и расходы несопоставимы, вопросы должны решаться с ними уже по-другому.

Александр ЛЕБЕДЕВ - президент Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области:

1. - Именно с точки зрения презумпции добросовестности к бизнесу и надо подходить. Есть такое понятие «добросовестность налогоплательщика», предполагающее, что налогоплательщик сознательно и правильно платит положенные налоги. Это относится и к гражданам, и к бизнесу. Такова мировая практика. Увы, у нас это пока совсем не так.

Поэтому прежде всего важна профилактика правонарушений в экономической сфере. Вот, к примеру, у тех же норвежцев она так построена: если полнота уплаты налогов неким лицом или компанией вызывает сомнения, поначалу с ними просто встречаются, беседуют, уточняют интересующие моменты. Именно с точки зрения профилактики, а не сразу же проверки. Не менее важно и создание условий для предотвращения нарушений. Прежде всего, речь, конечно же, о снижении коррупции. Именно эта проблема и создает условия для создания фирм-однодневок, обналичивания незаконно полученных средств и прочих нарушений.

Все прекрасно понимают, к чему приводит увеличение налоговой нагрузки - рост поступлений до определенного уровня, а затем падение. Например, на проходившем на днях съезде Союза промышленников и предпринимателей России прозвучала информация, чем обернулось резкое повышение налогового бремени в 2011 году. Разговоров по поводу резкого увеличения страховых взносов было немало. Так для тех, кто работает на «упрощенке», эти суммы выросли в 2,5 раза, а для предприятий и организаций, находящихся на общей системе налогообложения, - на 45 процентов. И вот итог, озвученный на съезде министром экономического развития России Эльвирой Набиуллиной: по итогам года увеличение поступлений в денежном выражении в страховые фонды увеличилось всего лишь на один процент при таком колоссальном повышении. Как говорится, комментарии излишни. А НДФЛ снизился на 0,3 процента. Ну, это нормально при существующей ситуации - почти на одном уровне остался.

По поводу ликвидации откатов, о которых пишет премьер-министр, то их сопоставление с ВВП очень емкое. Но главное - как их ликвидировать? Их ведь никто не планирует и не демонстрирует. Значит, надо делать более прозрачной систему экономических взаимоотношений. И, на мой взгляд, главная причина таких размеров коррупции - само количество чиновников. За последние десять лет оно увеличилось в 2,5 раза. А с учетом госкорпораций и того больше - раза в четыре. И если вернуться хотя бы к прежнему уровню, оставив одну четверть, коррупция снизится весьма заметно. А вот освободившиеся три четверти чиновников могли бы включиться в добросовестный бизнес.

Что же касается эффективности расходов, о которых говорит Владимир Путин, об этом, конечно же, надо думать. Эта беда нередко становится пострашнее коррупции. Да, по сути, неэффективные расходы и есть та же коррупция, только в завуалированной форме.

2. - К налогу на роскошь сегодня обращаются многие страны - одни его увеличивают, другие вводят. Считаю, что и для нашей страны это абсолютно правильно. Есть известная истина: если богатые люди сегодня не смогут частью своего богатства помочь тем, кто ничего не имеет, завтра они могут лишиться всего. Так что концепция, безусловно, верная. Главное - точно определить, что же такое роскошь. Скажем, есть у меня катер для рыбалки и есть яхта у Абрамовича. Можно роскошью посчитать и то, и другое - ведь катер тоже не первая жизненная необходимость...

Или взять рынок недвижимости в той же Москве, где жилья постоянно не хватает. Может быть, вторую и третью квартиры, которые их владельцы сдают, тоже посчитать роскошью? Глядишь - продадут, и с жильем станет попроще.

Премьер-министр говорил об этом на съезде РСПП, аудитория нормально отнеслась к этим предложениям. А диалог между Владимиром Путиным и директором Магнитогорского металлургического комбината Виктором Рашниковым (11-е место среди богатейших россиян в списке Forbes с состоянием в 13 миллиардов долларов. - Прим. ред.) стал неким отражением позиции бизнеса по налогу на роскошь. После выступления Рашникова, рассказавшего об успехах комбината, Путин поинтересовался, как он относится к налогу на сверхпотребление. Тот ответил, что надо все переварить, посмотреть... и, вздохнув, добавил: «Ну, если подошло это время»... Путин поблагодарил его за ответ под смех зала. Зал очень живо на это прореагировал.

По деловому климату выступало два кандидата - Прохоров (его конек борьба с коррупцией) и Путин. Мне удалось поговорить немного с Владимиром Владимировичем по поводу Севера, внятной политики в отношении которого так и нет до сих пор. Реакция была такова: Север стране нужен, Штокман будет и газ в Мурманскую область придет.

Алексей КОВАЛЕНКО, предприниматель, генеральный директор компании «ВР-СОФТ», лауреат всероссийского конкурса молодых предпринимателей 2011 года, Апатиты:

1. - По поводу презумпции добросовестности - довольно странный пункт. Презумпция невиновности у нас уже есть. Получается масло масляное. Или премьер однозначно признает, что априори есть проблема презумпции недобросовестности? Либо он не совсем понимает, что происходит сейчас, либо открыто признает, что есть такая проблема. Значит, ее и надо решать.

Когда я участвовал в семинаре в Москве по инновационному бизнесу, там госпожа Набиуллина как-то ушла от прямого вопроса о том, что администрирование налогов малого бизнеса государству обходится дороже, чем сами полученные суммы - то есть средства на содержание аппарата по их взиманию и проверкам много больше, чем полученные от этого. Например, налоговая инспекция у нас в Апатитах занимает здание бывшего детского сада. Уверен, что ее штат был бы много меньше, если бы не этот контроль за малым бизнесом.

Есть у меня партнер в Канаде, там его не трогали вообще года три. Когда в первый раз пришли с проверкой, он даже бухгалтерию не вел, проверяющие посмотрели профиль работы и численность сотрудников, посчитали средний и назвали сумму, которую надо заплатить - и работай дальше... У нас же из 12 человек, которые, например, у меня работают, четверть не заняты главным делом: бухгалтер, юрист, секретарь, разбирающий бесконечные бумаги и повестки. А каково тем, у кого вообще три человека работают?!

Вспоминается, как удалось с одним из замов министра экономического развития поговорить, что называется, приватно. Мы, предприниматели, привели ему в пример правила дорожного движения, состоящие всего из трех страничек, где все ясно, и они работают. Понятно, что является нарушением, а что таковым не является. Даже если дословно не каждый их зубрит, то хотя бы интуитивно понимает - того или этого делать нельзя. А Налоговый кодекс! « Вы-то сами его знаете?», - был задан вопрос федеральному чиновнику. Эти два тома хотя бы кто-нибудь в России знает от и до? Замминистра, естественно, ответил отрицательно...

99 процентов штрафов, если вернуться к добросовестности бизнеса, так и появляются, поскольку не нарушить эти безумные правила невозможно. При этом бизнес, который работает «вчерную», строительный, например, нанимающий дешевую нелегальную рабочую силу, налом с ней рассчитывающийся, неуязвим! Все о подобных нарушениях знают, но зацепиться не за что. Уверен, что если правила упростить, сделать понятными каждому, и бизнес, и государство только выиграют.

У меня, например, «упрощенка», плачу 6 процентов с оборота. Не понимаю, зачем налоговой инспекции возиться с проверкой моих контрактов, счетов? Есть движение по счету (прошел, например, миллион) - заберите 60 тысяч и оставьте в покое.

Что же касается пресловутых откатов, то это вообще уголовщина в чистом виде. Один из методов борьбы с этим злом, на мой взгляд, это экспертиза. Тогда, если некая фирма берется строить, к примеру, километр дороги, себестоимость которой, по всем расчетам, не менее миллиона, за 700 тысяч, нетрудно понять, какой будет качество дороги. И фирма явно не просто так контракт подобный получила. Значит, можно квалифицированно смету сделать и в том же арбитраже доказать неправомерность таких действий. Два-три таких урока - и не будет смысла больше откатами заниматься.

2. - Я не встречал никого, кто был бы против налога на роскошь. Причем от малого и среднего бизнеса до крупного. Никто не против - главное, чтобы налог был адекватным, чтобы по традиции не породить перегибы. Для одного - иномарка за полмиллиона роскошь, а для того же работника с зарплатой под сотню тысяч в месяц - рядовое средство передвижения. Может, проще вводить прогрессивный налог? Например, с заработка до 50 тысяч - разумный небольшой налог, с сотни, естественно, побольше, до миллиона - 30 процентов, а если 10 миллионов человек получает - до половины можно, точно не обнищает. Единственное, все делать разумно, а то получится, как с попыткой введения налогов на квартиры в Москве по их рыночной стоимости. Как просчитали, что пенсионерам, родившимся в столице и получившим свои метры при царе Горохе, надо будет заплатить суммы, кратно превышающие их годовой доход, отказались сразу же.

Юрий ШАДРИН, депутат областной думы, председатель Союза предпринимателей ЗАТО Североморск:

1. - Сегодня чиновники выступают порой в роли следователей и судей, а представители малого и среднего бизнеса соответственно - в роли неких подозреваемых. А значит, приходит человек в кабинет к большому начальнику - и происходит что-то вроде встречи муравья с зубром. И чувствуют себя стороны соответственно. Какой уж тут деловой климат! Предприниматель занимается делом и зачастую не в курсе юридических тонкостей и казусов. Естественно, я не ратую за полную правовую безграмотность - речь о разнообразных новшествах, стремительных и бесконечных изменениях законодательства.

При этом надо понимать, что представители малого и среднего бизнеса работают не для того, чтобы съесть в обед лишнюю тарелку супа или промотать деньги в Куршевеле. Большая часть заработанного вкладывается в оборудование, улучшение качества работы, обучение специалистов. В этой сфере нет тех, кто барствует.

А уж когда речь идет о нашем северном бизнесе - тут все сложности умножай как минимум вдвое. Кто в средней полосе или на юге обязан оплачивать проезд, и, как правило, неблизкий, раз в два года своим сотрудникам? А выплачивать полярки, то есть деньги не за конкретную работу, а за условия проживания своих работников? На кого еще в России государство возложило такую ответственность за свои обязательства перед гражданами? И если Путин говорит о сложной ситуации, в которой развивается российский бизнес, то предпринимательство на Севере выживает в гораздо более суровом не только природном, но и деловом климате.

Вот и оказывается нормальный предприниматель перед выбором: то ли лукавить, то ли уйти в тень, то ли вообще из бизнеса… Лукавить-то, как правило, никто из нормальных людей не хочет. Поэтому приходится испытывать огромный дискомфорт, оказываясь под прессом бесконечной отчетности. В итоге сегодня на каждого массажиста, парикмахера, фотографа или продавца ювелирных изделий, работающих честно, найдется парочка конкурентов, «прохлаждающихся в тени», работающих нелегально, то есть целиком на себя, без проверок, отчетов и различных платежей. И эту конкуренцию честному предпринимателю выдерживать крайне сложно. Союз предпринимателей Североморска не раз ставил этот вопрос, призывая правоохранительные органы обратить внимание на эту сторону. Естественно, легальный и добросовестный продавец изделий из золота проиграет торговцу с сумкой, пришедшему с оптового склада в учреждение, где неплохие зарплаты. Цены на одинаковый товар у него будут, конечно же, ниже, а, значит, покупательский спрос будет удовлетворен без какой-либо пользы для государства.

Крайне важна и стабильность законодательства. Люди должны знать, что принятый сегодня закон не будет изменен завтра. Положение нашего бизнеса ярко иллюстрирует биологический опыт: две мышки в одинаковых банках с абсолютно одинаковым режимом кормления. Только одна из них умирает намного раньше, потому что рядом с ее банкой сидит кошка. И наш бизнес один в один с этой мышкой под пристальным взглядом многочисленных кошек.

2. - Вопрос с налогами на роскошь сложный. Сам Путин говорит, что придумывают законы единицы или сотни, а способов их обойти - миллионы. Да и само понятие «роскошь» для разных слоев общества трудно привести к единому знаменателю. Нередко и две иномарки в семье - не роскошь, а средство, необходимое для работы. Или человек снимает жилье, не имеет собственного угла, но всю жизнь зарабатывал на свою мечту - какой-то автомобиль - и выплачивает за него кредиты. Это будет считаться роскошью, поскольку это дорогое авто? А бабушка, с рождения живущая в огромной квартире в центре Москвы? И эту цепочку можно продолжать почти бесконечно. Вопрос, повторяю, крайне сложный.

Я считаю, определяя налог на роскошь, нужно смотреть не снизу вверх - у кого больше, а наоборот. Если считать по-иному, это может затронуть средний класс, который в итоге уйдет из бизнеса.

Елена ШИШКИНА, руководитель компании «Мурман Очки», Мурманск:

1. - Определение презумпции добросовестности бизнеса мне кажется надуманным. Существует юридическое понятие презумпции невиновности, правда, на бизнес она почему-то не распространяется. Увы, у нас, если ты бизнесмен, то априори в чем-то виноват. Вот и доказываем постоянно, что это не так вместо того, чтобы делом заниматься. И как ни называй ситуацию, от этого она почему-то не меняется. Сложилось достаточно устойчивое представление - предприниматель не может быть честным и добросовестным. Так что ломать устоявшуюся в головах презумпцию виновности предпринимателя нужно, но это очень сложное и совсем другое дело.

Хотелось бы еще раз напомнить и о добросовестности государства по отношению к бизнесу, особенно в наших северных условиях. Те же северные гарантии на плечи предпринимателей оно переложило с легкостью, а вот льготы на содержание жилья для пенсионеров на управляющие компании почему-то нет - платите, уважаемые пенсионеры, за свои родные, но «лишние» метры... Наверное, нашему государству пора применить к себе презумпцию добросовестности по отношению к гражданам.

2. - На мой взгляд разговоры об ответственности бизнеса и предполагаемом налоге на роскошь взаимосвязаны. Если мы определили, что человек честно работает и честно платит налоги, его личное право, как распоряжаться остальным. В моем понимании необходим налог на сверхприбыли. Ведь роскошь - понятие крайне неконкретное. Сегодня для пенсионера, например, его родная трехкомнатная квартира стала роскошью, поскольку платежи за ее содержание практически не оставляют от нынешней пенсии средств к существованию. А роскошь ли для предпринимателя, который постоянно мотается в Москву и Санкт-Петербург для того, чтобы обеспечить свой бизнес всем необходимым, иметь квартиры и в Мурманске, и в этих городах? Наверное, это скорее средство реализации его предпринимательской деятельности. Может, чтобы купить эти квартиры, семья годами в отпуск никуда не выезжала...

А то государство как будто пытается снять с себя значительную долю ответственности и переложить ее на плечи тех, кто что-то имеет. Причем не только по среднему классу такое налоговое нововведение может ударить. Вернемся к пенсионеру, который заработал за долгие годы и нормальную квартиру, и машину, и гараж, а сегодня оказывается не в силах все это содержать, за все платить приходится. Нищенские пенсии вынуждают все заработанное за десятки лет добросовестного труда тоже считать непозволительной роскошью. Если уж мы говорим о налогах вкупе с добросовестностью бизнеса, надо иметь в виду именно налоги на сверхприбыли, четко определив это понятие. Может, для кого-то и яхта с мощной системой безопасности окажется не роскошью, а необходимостью...

Фото:
Юрий ШАДРИН, депутат областной думы, председатель Союза предпринимателей ЗАТО Североморск.
Фото:
Александр ЛЕБЕДЕВ - президент Союза промышленников и предпринимателей Мурманской области.
Фото:
Алексей КОВАЛЕНКО, предприниматель, генеральный директор компании «ВР-СОФТ», лауреат всероссийского конкурса молодых предпринимателей 2011 года, Апатиты.
Фото:
Елена ШИШКИНА, руководитель компании «Мурман Очки», Мурманск.
Фото:
Подготовила Юния ВАЛАМИНА.

Опубликовано: Мурманский вестник от 16.02.2012

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
61,261072,239076,138570,7868
Афиша недели
Альтернативная голливудская математика
Гороскоп на сегодня