23.04.2016 / Политика и власть

36 минус 2

Фото: Сергей Ещенко

Прошедшее в минувший четверг заседание областной думы было поделено на две равные половины обеденным перерывом, как экватором. До перерыва успели отработать только один вопрос повестки - заслушали отчет губернатора Марины Ковтун о результатах работы регионального правительства в 2015 году, задали вопросы, получили ответы, оценили доклад. А после обеда закрыли повестку из оставшихся 35 вопросов.

Первые два были кадровыми - досрочное прекращение депутатских полномочий двоих парламентариев. Первым прощался с мандатом и коллегами Евгений Никора. И сделал он это по собственному желанию - в связи с переходом на работу вице-губернатором.

Евгений Викторович тепло поблагодарил депутатов за бесценный опыт совместной работы и пообещал и в новом качестве не терять связи с думой, продолжить выполнение «нашей общей задачи - сделать жизнь в Мурманской области лучше». И получил на прощание памятную табличку с благодарностью председателя облдумы Михаила Ильиных.

Второе расставание прошло в куда менее радостной обстановке. В соответствии с регламентом депутатского мандата лишили Василия Шамбира - в связи со вступлением 14 апреля в законную силу вынесенного в отношении него обвинительного приговора суда. Ни вопросов, ни желания выступить по этому поводу ни у кого из депутатов не возникло. Голосовали тайно - бумажными бюллетенями. Результат: 21 голос - «за», 4 - «против», а один парламентарий сумел испортить бюллетень.

Странное совпадение - и Евгений Никора и Василий Шамбир в разные годы занимали должность председателя облдумы. Один ушел на повышение, второй - в места лишения свободы. А в думе вместо прописанных законом 36 депутатов осталось 34.

На часах было 15.15, а в повестке 33 законопроекта. Знатоки из публики зашушукались: дескать, не уложатся по времени, придется переносить заседание на пятницу. И ошиблись.

Все 33 закона были рассмотрены и приняты за три часа: в среднем меньше чем по 6 минут на проект. Причем большую их часть приняли сразу в нескольких чтениях. Причин у такой «скорострельности» несколько. Во-первых, все они прошли тщательное предварительное обсуждение на заседаниях профильных думских комитетов. Во-вторых, значительная их часть была продиктована необходимостью внести изменения в региональное законодательство вслед за изменившимся федеральным - какой смысл тут ломать копья, если таков порядок: не согласишься - получишь прокурорский протест.

В прежние годы эта перспектива порой не останавливала депутатов от тогда многочисленной оппозиции. Один пламенный трибун, оратор и коммунист Василий Калайда стоил целой фракции. Он даже без точки опоры, в отличие от Архимеда, готов был перевернуть весь мир. Ну, или хотя бы разрушить его «до основанья».

Нынче оппозиция уже не та. Это комнатные тапочки от «рождения» до «смерти» бывают или только левыми, или правыми. А люди иногда взрослеют и меняют политическую ориентацию. Или просто устают.

При обсуждении изменений в закон «О государственных должностях Мурманской области», которые запрещают лицам, их заменяющим, принимать иностранные награды и звания, справоросс Александр Макаревич сначала возразил против принятия проекта в окончательной редакции - мол, нужна небольшая поправка. А через минуту передумал: «В принципе, с натяжкой, и так сойдет».

Когда очередь дошла до изменений в недавно принятый закон об обеспечении тишины и покоя граждан, Макаревич опять взял слово: «Я глубоко не вникал, у меня маленький вопросик. В Молочном круглосуточно строят объездную дорогу - в 38 метрах от жилого дома. Людям ни днем, ни ночью покоя нет. Этот закон там будет работать?»

И получил ответ от председателя профильного комитета единоросса Владимира Мищенко: «Нет». А единоросс Андрей Чернев посоветовал не изобретать велосипед, а «обратиться в Роспотребнадзор - санитарные нормы никто не отменял».

Дважды атаковал законопроекты коммунист Павел Сажинов. В первом случае, когда принимали проект, дающий сельским и городским поселениям при выборе главы муниципалитета альтернативу - из числа депутатов местного совета или всенародным голосованием. Во втором, когда обсуждали необходимость установить единый 5-летний срок полномочий депутатов и должностных лиц местного самоуправления (сейчас в 33 муниципалитетах он равен 5, а в 7 - 4 годам).

Старейшина депутатского корпуса говорил о превышении думой своих полномочий, мол, «наступаем на те же грабли - предписываем что-то муниципалитетам, а они сами должны решать». Пришлось вмешаться представителю прокуратуры Вере Михайловой и напомнить о требовании федерального законодательства.

Самый же большой всплеск негодования у коммунистов вызвали изменения в закон о порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия. Предполагалось, что такое уведомление обяжут подавать даже при одиночном пикетировании - если оно осуществляется с использованием быстровозводимой сборно-разборной конструкции

- Что подразумевается под словом «быстровозводимая»?! - вопрошали Павел Сажинов и Геннадий Степахно. - Под этот термин и удочка подходит! И зонтик с надписью «Единая Россия»!

Тут требуется пояснение: на мероприятиях КПРФ часто используются длинные складные удилища с флагами наверху - чтобы красное знамя реяло гордо и высоко. И зонтики с партийной символикой у коммунистов есть, а вот у единороссов - нет.

Напрасно первый замминистра юстиции Николай Шукшин ссылался, что именно такую норму предписывает федеральный закон. Павел Александрович стоял на своем: «В законе все должно быть четко, без возможности двояких толкований, иначе это произвол».

Впрочем, громкие слова не помогли: 20 голосов «за» при 6 «против» и одном воздержавшемся, и закон был принят.

Петр БОЛЫЧЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 23.04.2016

Назад к списку новостей

Комментарии

comments powered by HyperComments
Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
57,511867,892772,079970,4646
Афиша недели
Конец света на любой вкус
Гороскоп на сегодня