(Продолжение. Начало в № 6, 10, 14, 18)

Бирманский Душанбе

Третий наш город в Бирме, Мандалай, оставил смешанное впечатление. Очень напомнил крупный советский среднеазиатский город, промышленный, заметно поистративший национальный колорит. Одинаковые улицы, дома-коробки. «Ну прям Душанбе, только зелени на улицах мало...» — замечает Вадим, изрядно постранствовавший и по отечественной Средней Азии. Но не до конца все-таки, не до конца.

Вход на Мандалайский холм

Тут тебе и Мандалайский холм — высоченный, 236 метров (попробуй доберись до вершины сквозь череду пагод! Я вот, признаюсь вам честно, до вершины добраться не смог, надоело), и величественный дворцовый комплекс на берегу реки Иравади, и королевский дворец за длиннющей крепостной стеной (располагается, кстати, на территории действующей воинской части, пока шли до него, то и дело натыкались на занятых боевой и физической подготовкой бирманских вояк; наблюдать это мне, выросшему в гарнизонах сыну русского офицера, было более чем любопытно, хоть и неудивительно — все, как у нас). Были планы отправиться сюда из Старого Багана именно на пароходике, следуя завету Редьярда нашего Киплинга:

Голос бронзы колокольной
кличет в пальмах то и знай:
«Ждем британского солдата,
ждем солдата в Мандалай!
Ждем солдата в Мандалай,
Где суда стоят у свай,
Слышишь, шлепают колеса
из Рангуна в Мандалай!
На дороге в Мандалай,
Где летучим рыбам рай
И зарю раскатом грома
из-за моря шлет Китай!»

Но не случилось, поехали на автобусе.

Где Мурман с Сибирью встречается

А на пароходике, сдается мне, было бы поинтересней, понарядней. Иравади — река красивая. А Мандалай нынешний, конечно, совсем уже не киплинговский. И странное дело, он не кажется большим, хоть и город-миллионник. Так, колхоз какой-то. Впрочем, это ощущение обыкновенно для Индокитая. Здесь даже огромный Рангун-Янгон не выглядит мегаполисом с населением в семь миллионов человек, как и почти шестимиллионный Бангкок, куда мы улетели из Мандалая. Очень домашние города там, за исключением, может быть, Куала-Лумпура.

Занятно, в Бирме мы с русскими не встречались, а в самолете оказались рядом с ребятами из России — Иваном и Ириной. Из Новокузнецка! Конечно, не обошлось без шуток о том, где сегодня Сибирь-матушка с Мурманом-батюшкой встречаются. В бангкокском самолете! Делюсь впечатлениями от Мьянмы:

— Чистый Восток! Незамутненный, праздничный, дремотный. Рангун совершенно раздолбайский....

— Ну, тебе в таком разе и Бангкок должен понравиться... — откликается с усмешкой Иван. — Тоже абсолютно раздолбайский, отвязный.

Но Бангкок как-то мне не показался, не лег на сердце. Какой-то уж очень современный («небоскребы, небоскребы, а я маленький такой») и слишком туристический, европейцев всех мастей — выше крыши, даже той, что небо подпирает. Ну, вольный, конечно, город. Тайский массаж опять же — да, попробовали. Ночные гуляния по главной пешеходной улице, Хаосан-роад, соседки из Индонезии, да, впечатлили, но не более того. Позабавило местное метро — убогонькое, скучное, без размаха, подземка подземкой.

Бангкок. Хаосан-роад

Жизнь за шторками

По-своему замечательным получился наш переезд на поезде до границы с Лаосом. До границы, потому как в Лаосе железных дорог нет — рельеф не позволяет, там почти сплошные горы. Но поезд бангкокский запомнился. Плацкартные вагоны своеобразные: и с одной, и с другой стороны места, как наши боковушки, но со шторками. Так что можно от всего мира отгородиться, особенно если едешь с кем-то вдвоем, это, знаете ли, получше нашего купе: зашторился — и ты дома, никто не побеспокоит.

Позабавило, что билеты в Таиланде проверяет не проводник, а полиция, очевидно, ведомственная, железнодорожная. Причем все солидные такие мужики в форме, старший так и вовсе, как показалось, при больших чинах и в возрасте. Объяснились, почему билеты мокрые, мол, кофе на стол, где они лежали, пролили. Мужики оглядели билеты и нас с подозрением, повздыхали и пошли своей дорогой. Только самый младший чуть задержался и назидательно заметил: «У нас в поезде употреблять алкоголь запрещено!» Говорил, а глаза — лукавые, почти смеющиеся: мол, знаю я вас, русских. Спорить мы с ним не стали, более того, соглашаясь, закивали: «Да у нас, в общем, тоже!» Тот хитро улыбнулся и пошел догонять коллег. А мы между собой с удовлетворением перемолвились: что, да, у нас тоже нельзя, но у нас шторок-то нет... А за шторками мы в своем праве, там нам сам черт не брат, кто ж туда посмеет втиснуться. Если не шуметь, конечно. В общем, ночь прошла спокойно.

Прекрасная бирманка

Утром вышли на маленькой станции, позавтракали в затрапезном уличном кафе и на тук-туке, моторикше, добрались до границы, а затем, уже на автобусе, пересекли Меконг, великую азиатскую реку. И оказались в Лаосе, пятой стране наших индокитайских странствий, стране знаменитой «тропы Хошимина». Но об этом поговорим в следующей главке моих путевых заметок. Продолжение следует.