- Он такой серенький, ухоженный, спинка у него подстрижена, на дракончика похож. Мордочка пышная. И еще ушки у него вот такие, загнутые? - вот так живописно описывают кота местные жители. А некоторые, как вы видите на снимке, даже показывают.

Мы заходим в каждый двор села, где видно, что есть хозяева. Много домов сегодня в Кузреке закрыты, дачники уже уехали в город. Мужики курят у забора, услышали, что мы про кота расспрашиваем, присоединяются к разговору:

- Да, он у Анисимова дома в кустах сидел, мы с собакой гуляли, фонариком насветили на него, и он убежал… и все.

В Кузреку нас затащили едва ли не силком. Мы к тому времени уже проехали вдоль Беломорского побережья от Ковды до Оленицы. Ирина Волкова - прекрасный знаток этих мест, краевед, экскурсовод, просто очень неравнодушный человек, обеспокоенная судьбой кота, говорила:

- Ребята, надо заехать, посмотрим, поищем, может, кто знает, кто видел, кто поймал.

Заехали. Уже вечерело, и людей на улице было немного. Кузрека, вообще, село небольшое. Хотя и с большой историей. Основана в XVII веке, монахи Соловецкого монастыря ловили тут рыбу. В 1900 году в селе насчитывалось 16 дворов и 94 жителя. А по последней переписи - ноль! Согласно бумагам, постоянного населения в Кузреке нет, это дачный поселок.

Хотя дома в селе стоят добротные, настоящие коттеджи. Видно, некоторые построены недавно, из современных материалов, стоят по обеим сторонам речки, впадающей в этом месте в Белое море. Воды нет, электричества нет, магазина нет. Люди живут тут с весны до осени.

Но раз в год в Кузреку съезжаются тысячи человек со всей России и даже из-за границы. Здесь проводится праздник Поморской козули. Десять лет назад его придумали умбские мастерицы, в их числе была и Ирина Волкова. Главная цель - с помощью фестиваля возродить село, привлечь к нему внимание - и публики, и властей.

Праздник прижился, все больше людей стали приезжать на Белое море именно из-за него: козулю купить, песни поморские послушать, ухи из только что выловленной рыбки попробовать.

Так было и в этом году. На центральной площади и окрестных улицах - не протолкнуться. Кто-то взял с собой в поездку кота. А тот раз - и сбежал, собака!

Было это в августе, а сейчас уже октябрь к концу подходит. Хозяева - люди не местные, искали его долго, но безуспешно. Потом еще раз приезжали. Снова без результата. И вот когда уж все и надеяться перестали, кот объявился. Теперь, вроде бы, дело за малым - подкараулить и поймать. Но не все так просто…

- На прошлой неделе его видели, вот там вон, за баней, - показывает нам один из жителей, - Спиной ко мне сидел. Я его покискал, он - никакой реакции. Может быть, боится, а может, не слышит. Вроде некоторые коты не слышат…

В Кузреке всех котов знают. Этот, говорят, точно не местный. Он и есть - беглец-потеряшка.

- Мы поставили ему блюдечко с молоком, - рассказывает сердобольная бабушка, - кусочек семужки жареной положила, он рыбу-то съел потом, а молоко не стал кушать.

Такой он, кот неуловимый. Все его видят, а поймать не могут. Люди составили его словесный портрет, в Интернете нашли похожее фото. По всей видимости, это британский или шотландский вислоухий кот. А потом вдруг обнаружили две фотографии Олега Филонка - он много снимал на празднике Поморской козули, и в паре кадров случайно засветился наш котейка. Правда, красавец?!

Но недавно на одном из камней обнаружили кусочек шерсти, похожей на кошачью. Неужто собаки подрали? Снова прочесали сарайки да подвалы. Без результата.

Впрочем, даже если кота найдут и поймают, надо искать хозяев. Контактов они не оставили, но главная проблема в другом. С наступлением зимы, как обычно, все люди оттуда разъедутся по своим городским квартирам, кормить потеряшку будет некому.

Невольно Николая Колычева вспомнишь, его классическое:

Уж близок вечер.

             И столбы дымов

Спешат тепло живое

 обозначить,

И сразу видно, где - дома,

 где - дачи...

И дач - намного больше,

 чем домов.

Как горько мне!

Как страшно понимать,

Что летом жизнь кипела

 понарошку!

Вот вывезут

последнюю картошку,

И грянет смерть по имени

 Зима.

Придут ко мне бездомные

 коты,

Придут ко мне бездомные

 собаки...

Но у Колычева хотя бы один житель в деревне, да есть! А в Кузреке-то - никого. И не к кому прийти. Пустота. Кота, конечно, жалко. А село?..