26.04.2005 / Общество

ЧЕГО ТЕБЕ НАДОБНО, СТАРЧЕ?

Степень демократии в Советском Союзе народ точнее всего выражал посредством анекдотов. Вот один из них. Американец хвастается свободой слова в США:

- Я могу у Белого дома кричать, что Рейган - козел, и мне за это ничего не будет.

- Ну и что, - отвечает русский, - и я могу кричать на Красной площади, что Рейган - козел. Мне за это тоже ничего не будет.

С той поры многое изменилось. Можно по-разному оценивать уровень демократии в нынешней России, но фундаментальные перемены налицо. Порой непросто разобраться в программах кандидатов на выборные должности, методы предвыборной борьбы не всегда цивилизованны. Но так выбирать все же лучше, чем "с чувством глубокого одобрения" опускать в урну бюллетень с единственной фамилией, утвержденной кем-то наверху.

Диалог народа с властью принимает подчас и крайние формы. Многолюдные митинги, голодовки протеста давно уже не в диковинку в современной России. Попробовал бы кто устраивать нечто подобное в СССР! Это неизбежно заканчивалось тюрьмой или психушкой, что была не лучше тюрьмы.

Сейчас - пожалуйста. Пик подобных акций пришелся в Мурманске, да и по стране в целом на начало и середину 90-х. И вот - новая голодовка. В течение нескольких дней около здания областного правительства мурманчане могли видеть пожилого человека с плакатом, сидящего на табурете. Сергей Касьяненко из поселка Зеленоборский голодает, добиваясь встречи с губернатором Мурманской области. Без внимания его акция не осталась. Протестанта показывали в местных теленовостях, с ним беседовал депутат областной думы, да и заинтересованные прохожие часто подходят, даже выражают сочувствие борцу с "бездушной бюрократией". В среду Сергей Касьяненко был приглашен на заседание совета областного Общественного собрания, чтобы рассказать о своих проблемах.

Выяснилось, что Сергей Сергеевич представляет "Инвестиционный фонд профессиональной и социальной реабилитации пенсионеров и инвалидов". Встреча с губернатором потребовалась ему для заключения некоего соглашения о сотрудничестве. Никто из присутствовавших, однако, не мог взять в толк, зачем для работы инвестиционного фонда и помощи пенсионерам нужны какие-то специальные соглашения, да еще и непременно с губернатором. Множество подобных организаций давно и успешно работает, прекрасно обходясь рамками действующего законодательства.

Члены совета поинтересовались, сколько человек входит в фонд, каковы источники финансирования, скольким пенсионерам и какая помощь оказана, что вообще удалось сделать этой организации, зарегистрированной, кстати сказать, еще в 2000 году. Ответы всех просто обескуражили. Оказалось, за пять лет в фонде как не было, так и нет ни копейки. Весь штат фонда состоит из... одного Сергея Касьяненко. Что же касается практической работы, то, по словам Сергея Сергеевича, "пока не будет подписано соглашение, делаться ничего не будет".

Что же это за соглашение такое, которого нужно добиваться ценой собственного здоровья? Обратимся к первоисточнику и позволим себе злоупотребить вниманием читателей, процитировав дословно, с сохранением авторской орфографии и пунктуации, текст "Приглашения к сотрудничеству": "Фонд просит Правительство Мурманской области принять Решение о создании и участии в целевой деятельности согласительной Комиссии по разработке Сторонами, норм Генерального соглашения. Образующего системное образование на территории Мурманской области создающего условия для сотрудничества Сторон в процессе целевой координации и строгого контроля за образованием, ориентацией и целевым освоением инвестиций Фонда на местах".

Вы что-нибудь поняли (если смогли дочитать до конца)? В таком же недоумении пребывали и члены совета. Все их попытки прояснить суть и цели соглашения ни к чему не привели. Сколько ни старались исполнительный директор регионального отделения Общероссийского союза инвалидов внутренних войск, погранвойск, служб безопасности, спорта и правоохранительных организаций Светлана Циганер и руководитель регионального отделения партии Пенсионеров Римма Куруч объяснить бесперспективность голодовки, да еще по такому невразумительному поводу - тщетно.

Светлана Григорьевна приглашала Сергея Касьяненко к сотрудничеству со структурами союза инвалидов, которые не бегают с протестами, а оказывают реальную помощь тем, кому действительно тяжело. Римма Дмитриевна предложила объединить пенсионеров вокруг партийной организации. Все заинтересованно и благожелательно хотели помочь. Битых два часа шел разговор. Увы, диалог так и не состоялся. Никакие альтернативные варианты Касьяненко не устроили. Только встреча с губернатором и подписание соглашения.

Ведущий заседание Игорь Французов и руководитель регионального отделения ЛДПР Александр Кудасов безуспешно доказывали, что для обращения к губернатору с таким вопросом нет правовых оснований, что заключить данное соглашение принципиально невозможно. Все их доводы разбивались о "железный" контраргумент Сергея Касьяненко: "А я хочу, чтобы так было!"

Когда-то Карцев и Ильченко исполняли миниатюру Жванецкого о том, как на прием к врачу приходит посетитель и просит сшить ему костюм. Доктор долго объясняет, что он врач, а не портной, здесь не ателье, а поликлиника, идет прием больных. "Пациент" остается непреклонным в своем требовании. Тогда ситуация казалась смешной. Столкнувшись с подобным в жизни, смеяться не хочется.

Опыт подлинной демократии в России пока невелик. Тем не менее очевидно, что демократия - это всегда процесс двусторонний. Чтобы понять друг друга, собеседники должны слышать не только себя. Далеко не все в нашей стране благополучно. Бывает, что реальные отчаяние и боль толкают людей на крайние формы протеста. Такие акции не могут не вызывать уважения. Голодовку же, цели и смысл которой далеко не глупым людям не удалось прояснить даже за два часа беседы, пожалуй, можно считать всего лишь экстравагантной формой диеты.

Игорь ГОЛЕНИЩЕВ

Опубликовано: Мурманский вестник от 26.04.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,433775,389077,300673,1697
Афиша недели
Вселенная комиксов
Гороскоп на сегодня