В Мурманском государственном педагогическом университете в апреле состоялся семинар "II Мировая война на Севере Европы: оценки и суждения".

Одной из главных тем этого научного форума, на который съехались ученые из Архангельска, Петрозаводска, Москвы, Осло и Тромсе, стал ленд-лиз и северные конвои.

Об этом, как части стратегии антигитлеровской коалиции, говорил в своем выступлении профессор Поморского госуниверситета Михаил Супрун. Ленд-лиз, по его мнению, служил цементирующим фактором коалиции:

- Это великое изобретение Рузвельта - мощный механизм, который позволил не только удержать коалицию от распада, но она еще и росла. В начале войны в нее входило 26 стран, к концу их стало 44...

Такую форму международного сотрудничества, считает ученый, с успехом можно было бы использовать и сейчас - скажем, в борьбе с террористами - реальной угрозой или в войне с инопланетянами - угрозой предполагаемой.

Американская концепция ленд-лиза: участвовать в войне, не участвуя в боевых действиях, при этом попытаться не допустить выхода из войны Советского Союза. А такая возможность, по мнению Супруна, существовала - на рубеже 41-42-го годов было несколько попыток переговоров СССР с Германией, что являлось для Сталина сильным козырем в дипломатической игре, которую он вел с союзниками.

Поставки из-за океана стали серьезным вкладом США в резервуар Победы. За годы войны в СССР доставлены грузы на 13 миллиардов долларов (110-112 - в современных ценах), помимо военной техники Красная армия была на 80-90 % обеспечена средствами связи, а поставки 200 тысяч автомашин в два-три раза повысили ее мобильность. В результате для фронта были освобождены 15 миллионов мужчин (тех, что потребовались бы для производства всех ленд-лизовских грузов).

- Значение ленд-лиза, без сомнения, велико, - считает Супрун, и задает резонный вопрос: - Но как сравнить танки, пушки, самолеты, пришедшие к нам из-за океана, с кровью, жизнями советских солдат - нашим вкладом в Победу?

Для Мурманска конвои это ведь и контакты с англичанами и американцами - представителями другого мира, иной цивилизации. До войны подобные встречи могли носить лишь случайный характер, были сведены к минимуму. Как складывались взаимоотношения мурманчан и союзников - этому был посвящен доклад доцента МГПУ Александра Беляева.

Характерная деталь - этническая пестрота. Кто только не побывал в те годы в столице нашего края - и голландцы, и норвежцы, и югославы, и даже малайцы.

Военное сотрудничество началось еще в августе 41-го, когда на СФ пришли первые британские подлодки. С ними, кстати, связаны и первые наши успехи в подводной войне на Севере Европы: английские субмарины потопили шесть торговых судов и два эскортных корабля противника. Вместе с тем адмирал Головко отмечал "высокомерие и самоуверенность британских офицеров".

Союзники отмечали однообразие жизни прифронтового Мурманска, множество запретов - на свободу передвижения и другие. Местным жителям запрещали общаться с иностранцами (с 25 августа 1942 года) - так, в июле 44-го из Мурманска за роман с американцем была выслана некто Александрова. Интересно, что некоторые иностранцы были осуждены нашим судом (чаще всего за хулиганство и спекуляцию) и подвергнуты предварительному тюремному заключению.

В целом, по словам Беляева, ограничения и запреты, вполне оправданные, естественные в условиях войны, а также взаимные осторожность и подозрительность очень мешали общему делу. Трения между союзниками обостряли и различные стандарты поведения и ментальности.

Реальный Северный флот и то, как менялось представление о нем, о его роли в годы войны - об этом участникам семинара поведал сотрудник музея Северного флота Дмитрий Жалнин.

Долгое время исследование этого вопроса - удел исключительно военных историков. Причина? Все просто. О боевой деятельности СФ сообщалось в изданиях для служебного пользования, доступных лишь специалистам в погонах, значительная часть архивных фондов - под замком.

По словам Жалнина, в 30-е служба на СФ расценивалась как своего рода ссылка - временная, непрестижная. Здесь не было собственных кадров - офицеров-северян.

На формирование образа Северного флота в войну и после нее повлияло изменение роли отдельных боевых сил - первенство от линейных кораблей переходит к подводным лодкам. А превосходство подводников-североморцев очевидно уже по количеству награжденных субмарин: у нас таких было 8, на Балтике - 4, на Черном море - 3. После войны приоритет наших подводников становится безусловным.

Интересно, что утверждению авторитета СФ способствовала и такая мелочь, как порядок, избранный составителями обобщающих трудов о Великой Отечественной. Сверху вниз, то есть с севера на юг, а значит первый, о ком шла речь, был Северный флот.

Семинар длился два дня. О боевой деятельности разведгрупп СФ в Северной Норвегии участникам и гостям форума рассказала сотрудница музея Северного флота Алевтина Кривенко; писатель Михаил Орешета говорил об одном из удобных мифов, созданных советскими историками, об участке границы на Мурманском направлении, который якобы на перешли немцы.с А вот доклад профессора Алексея Киселева был посвящен роли Сталина в войне на Кольском Севере.

Вячеслав БЕРЕСТОВ