ЗАМЕНА НА ПОЛЕ УБЫВАЮЩИХ

Судя по высказываниям таких известных врачей, как детский доктор Рошаль, кардиолог Бокерия, реформа здравоохранения, мягко говоря, энтузиазма не вызывает.

- Игорь Викторович, а вы разделяете мнение известных докторов о том, что реформа здравоохранения в том виде, в котором она предложена правительством страны, принесет больше вреда, чем пользы, нашей медицине, и в частности педиатрии? - задала я вопрос председателю областного комитета по здравоохранению Игорю Ковалеву.

- У меня, как и у подавляющего большинства моих коллег, работающих в разных регионах РФ, диаметрально противоположная точка зрения. Реформа - единственная возможность выхода из той сложной ситуации, в которой сейчас находится здравоохранение. Среди врачей, которые ежедневно сталкиваются с проблемами, возникающими от неотрегулированности очень многих вопросов в системе здравоохранения, споров по этому поводу нет. Обратите внимание на то, что почему-то о практической стороне реформы здравоохранения в минусовом плане судят директора институтов, финансируемых из федерального бюджета, которые живут в достаточно рафинированных условиях.

- Но вы не можете отрицать, что приказ, подписанный министром здравоохранения и социального развития Михаилом Зурабовым, "О порядке осуществления деятельности врача общей практики" предлагает педиатрам переквалифицироваться в семейных врачей? Получается, что детские поликлиники не нужны?

- У нас огромная неукомплектованность педиатрической службы, причем в первичном звене, на селе и в районах. Там, где она есть, никто не собирается ее кромсать. Представьте населенный пункт чуть больше 10 тысяч, типа нашей Умбы. Ну нет там педиатров. А врач общей практики, безусловно, должен обладать определенными знаниями по оказанию медицинской помощи детям.

- В приказе Зурабова, в частности, есть пункт, предписывающий "рекомендовать руководителям органов управления здравоохранением субъектов РФ предусмотреть стимулирующие выплаты при формировании фонда оплаты труда медработников, оказывающих первичную медико-санитарную помощь по принципу общей врачебной практики". Мне кажется, убедительный довод для ухода специалистов из низкооплачиваемых педиатрии, терапии, других областей медицины.

- В документе министерства, действительно, несколько неудачно прописан этот момент, но сделано это исключительно для того, чтобы финансово выделить врача общей практики. Кстати, в рамках реформирования здравоохранения области мы на педиатрию не замахиваемся. Дискуссионное обсуждение этого вопроса идет только на высоком уровне.

РЕЦЕПТ "ВЫРАЩИВАНИЯ" УНИВЕРСАЛА

Игорь Ковалев уверен в том, что сегодня привлечь молодых специалистов в государственное здравоохранение можно при наличии материального стимула:

- А как еще можно заинтересовать молодежь в расширении профессионального кругозора, чтобы она осваивала смежные специальности? Хотя, безусловно, должна быть золотая середина. Приведу такой пример - у нас в поликлиниках Мурманска в штатном расписании есть все специалисты: невропатологи, кардиологи и так далее. А номинально эти ставки свободны. Фактически же помощи специализированной нет. И не надо питать иллюзий, что мы заполним специалистами поликлиники. Поэтому весь смысл в том и состоит, чтобы врач поликлинический, амбулаторной первичной помощи, имел знания, навыки для того, чтобы поставить диагноз и после этого проводить грамотное лечение.

- Но чтобы вырастить такой золотой фонд, это ж сколько времени уйдет?

- Много. Прежде всего, людей учить нужно, а для этого надо дать мотивацию. А если им платить по ставке участкового терапевта, значит, продолжать обманывать себя и людей. Мы должны в определенной степени дать свободу врачу. В любой другой негосударственной сфере всегда есть выбор. У нас действует разрядная система, в которой человек "садится" на зарплату, на оклад. Но чтобы стать личностью в системе здравоохранения, надо выработать все наши повышающие коэффициенты категорий, званий и так далее. То есть стать профессионалом и активно работать в неформальных направлениях, проявлять себя помимо своей основной работы - это платные услуги, внешние консультации.

- При переходе на систему врачей общей практики произойдет сокращение терапевтов?

- Мы путаем две вещи. Мы же не говорим, что поле оказания медицинской помощи должно сокращаться. Форма должна реформироваться.

В СТАЦИОНАРЕ СПАТЬ - ТОЛЬКО ВРЕМЯ ТЕРЯТЬ

- В Мурманске лет 18 назад было более полумиллиона населения. Сейчас около 300 тысяч, а инфраструктура медицинской помощи осталась той же.

- Разве за эти годы у нас не произошли изменения в штатной численности медработников?

- Незначительные. Количество сократилось не за счет изменения демографической ситуации, а за счет перераспределения. А в стационарном звене изменения произошли только за счет структурного изменения - новых технологий, сокращения послеоперационного периода и, соответственно, сроков пребывания. Я знаю, что 30 процентов пациентов, находящихся в больницах, в них не нуждаются. Средний срок пребывания в стационаре 12-15 дней, и если эти 30 процентов все-таки госпитализированы, то у нас при такой активной госпитальной помощи стоимость койкодня сократится до 100 рублей. На них нам нужно будет выплатить зарплату медработникам, приобрести расходные материалы, белье, лекарства, продукты. Это в корне неверно. Для эффективного функционирования больница должна быть клиникой интенсивного лечения. Мы идем на ограничение госпитальной помощи, чтобы обеспечить больных всеми необходимыми медикаментами и расходными материалами, которые сейчас они нередко вынуждены сами приобретать.

- Но каждый пациент получает направление, прежде чем попадет в стационар. Чем же эта система неэффективна?

- Больницы получают деньги за каждого пациента, и весь вопрос заключается в количестве больных. Вот стационары и отыграли эту модель: чем больше работают, тем больше денег. А теперь мы пытаемся перевести это в качественное русло.

- А как качество будет определяться?

- Это несложно. Например, областная клиническая больница ориентирована на высокие технологии. Мне достаточно знать два-три параметра, чтобы определить качество: количество пациентов, пролеченных за год, и хирургическая активность (соотношение количества операций к количеству больных и средние сроки их пребывания на койке). Такой анализ за три-четыре года говорит о том, в какую сторону больница идет.

Есть, конечно, и другие показатели: применение современных технологий, специализация врачей, работающих в новых направлениях.

- Но областная больница у нас одна такая, отличная от других, здесь все самое лучшее.

- Когда я уходил из областной больницы, максимальное количество коек было 1400. В течение года на них лечилось 24-25 тысяч больных. Тогда существовало два основных показателя - количество пациентов и хирургия. Два дня в неделю были операционными. Остальные три мы занимались перевязками, ставили диагнозы и так далее. Сегодня в областной больнице чуть больше 800 коек и те же 25 тысяч больных. В том же отделении хирургии на двух столах работают пять дней в неделю. Вот это то, что называется интенсивностью труда. Если врач носит звание хирурга, он должен оперировать каждый день.

КТО СЛАБОЕ ЗВЕНО?

В районах ситуация проще, потому что там мономедицина, то есть стационар и поликлиника под крылом одного главного врача, и они управляемы. В Мурманске намного сложнее, здесь традиционно сложившееся разобщение поликлинического звена и стационарного. И возникают ситуации, требующие анализа: почему пациенты, которым показана стационарная помощь, не могут туда попасть и в то же время мы имеем пустующие койки в больницах. Причина в первичном звене, в поликлинике. Мы постоянно сталкиваемся с вопросом, почему при наличии диагностического центра, профилактических баз при больницах месяцами приходится ждать результаты некоторых исследований.

Вы знаете, что сделал Санкт-Петербург четыре года назад, когда мы талонную систему вводили? Они все сделали наоборот - распахнули двери стационаров. Каждый желающий мог лечь в больницу. Это привело к тому, от чего мы ушли, несмотря на наличие наших проблем. Там врач приходил в палату к больному и говорил: "Белья у нас нет, продуктов нет, медикаментов нет. Для того, чтобы провести исследования, сделать операцию, вот вам списочек..." Когда мы докладывали на коллегии Минздрава в 2000 году про нашу систему, подошел один известный ученый по организации здравоохранения и сказал: "Коллеги, я перед вами снимаю шляпу. Не представляете, как вас за это будут бить, но в результате вы получите эффективность". Помните, как нас критиковали СМИ, население? Но в стационаре мы сегодня делаем за счет государства операции на сердце, мозге, гемодиализ, пластику тазобедренного сустава! А было бы все это, если бы, как питерцы, распахнули двери? Нет. Вопрос в том, как правильно распорядиться деньгами, чтобы помощь максимально дошла до пациента.

МОСКВА, НА СВЯЗИ - УМБА...

- Чтобы система эффективно работала в новых реформенных условиях, есть ли какие-то идеи по организации здравоохранения области?

- Сначала коснусь проблем. Сегодня очевидно, что стационарная госпитальная база Мурманска избыточна. Например, больница медсанчасти "Севрыба" имеет 600 коек, но реально работает половина. Принцип экономической рациональности нарушен не только в Мурманске. Серьезно встала проблема финансирования объектов здравоохранения в ЗАТО. Например, недавно построенный роддом в Снежногорске, рассчитанный на гораздо большее количество рожениц, чем есть, стал обузой для местной казны. Две больницы в соседних городах - в Апатитах и в Кировске - теперь это роскошь, а их слияние в межрайонную больницу с одновременным распределением специализации принесло бы не только значительную экономию, но большую эффективность использования стационара.

Я придерживаюсь идеи разделения больниц по интенсивности лечения. Приоритет, естественно, будет отдан областной клинической больнице, в которой сосредоточатся самые высокотехнологичные методы лечения, последние инновации, применяемые в современной медицине. Убежден, доктора этой клиники должны заниматься только сложными случаями.

Задача системы здравоохранения - сделать все, чтобы высококвалифицированная медицинская помощь была максимально приближена к населению. И здесь будущее за реализацией проекта по внедрению телемедицины, который у нас в регионе осуществляется в соответствии с постановлением правительства Мурманской области "О развитии телекоммуникаций Мурманской области". Разговор о перспективах этой программы недавно состоялся в представительстве Президента по Северо-Западному федеральному округу. Конечно, этот проект высокозатратный, поскольку телекоммуникационные технологии требуют больших финансовых вложений, и над этим мы тоже будем работать.

- Что имеется в виду под "телемедициной"?

- Допустим, пациенту в Умбе на область грудной клетки устанавливают датчик и информация передается в областной диагностический центр. А затем врач в Умбе получает данные больного о состоянии сердечно-сосудистой системы. У этих методик масса плюсов. Это профессиональная высококачественная консультация на расстоянии, пациенту не нужно ехать в Мурманск, терять время, деньги. Плюс доступность метода для большого количества пациентов. Безусловно, в первую очередь эта помощь должна дойти до села. Реализация ее рассчитана на три года. Подготовительная работа уже начата.

Ольга НУРЕЕВА