29.10.2005 / Общество

ОНИ УБИВАЛИ, РАЗВЛЕКАЯСЬ

Вот уж приговор так приговор! Такого не могу припомнить за последние несколько десятилетий. Чтобы за преднамеренное избиение двоих человек, приведшее к их смерти, суд дал злодеям по четыре года за каждую жертву. Так была оценена человеческая жизнь Мончегорским городским судом.

Удивительно, что и государственный обвинитель согласился с приговором.

Может быть, все произошло в обоюдной драке, может быть, убийцы - вполне порядочные люди и ситуация сложилась для них просто неожиданно трагическая. Может быть, они вовсе не хотели поднимать руки, ноги, камни на случайных прохожих?

Отнюдь!

Методично и жестоко двое мончегорских парней, Виталий Коршунов и Даниил Гиманов, убивали несчастных: мужчину без определенного места жительства, опустившегося, слабого, который не смог сопротивляться, и беспомощного пацана, даже не понимавшего, что с ним происходит...

ЯВКУ С ПОВИННОЙ СУД НЕ ПРИНЯЛ

Когда эти парни шли на преступление, а случилось это в июне 2004 года, они были несовершеннолетними. Коршунову в июле 2004 года исполнилось 15 лет, а Гиманову в июне того года стукнуло 17. Но они вполне отдавали отчет в своих действиях.

Да что говорить, все нынешние подростки теперь отлично понимают, что им грозит за нарушение закона. Многие из них хорошо знакомы с Уголовным кодексом, а некоторые уже и поплатились за его нарушение, как тот же Гиманов, который был судим в марте 2004 года по статье 111 УК - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - и приговорен к трем годам лишения свободы, правда условно.

Кстати сказать, в последнее время суды стали сверхлиберально относиться к убийцам, не достигшим 18 лет. Лет 10-12 назад их судили строго по закону и за убийства давали длительные сроки - до 10 лет лишения свободы. И надо сказать, что таких диких агрессивных компаний подростков, которые готовы из-за любого незначительного конфликта избить до смерти человека, было не так уж много.

А сейчас? Вспомните убийц-подростков из Колы, которые ходили по заброшенным баракам и убивали живущих там людей. Такие же преступления совершались и в Мурманске: пацаны избивали до полусмерти бомжей в подвалах. Причем действовали они не по причине каких-либо нанесенных им обид. А просто так, ради развлечения. А иные выдвигали прямо-таки "железные" аргументы, что говорило об уже сформировавшейся идеологии: "Мы - санитары общества. Таким людям, как бомжи, нет места в этой жизни. Их надо уничтожать".

Чувствуете, как здесь попахивает фашизмом, скинхедством и другим околорасовым терроризмом.

Не исключение и случай, о котором идет речь.

Убийцы не скрывали, что целенаправленно, методично добивали людей. Потом они откровенно, спокойно обо всем рассказывали на следствии и в суде.

Коршунов даже написал "явку с повинной", правда, уже тогда, когда его "под белы руки" взяли милиционеры. Так что такую "явку" суд во внимание не принял.

Вот как совершалось преступление.

"САНИТАРЫ" ВЫШЛИ НА ОХОТУ

28 июня прошлого года, выпив каждый по полтора литра пива, мончегорские пацаны Даниил Гиманов и Виталий Коршунов в три часа ночи пошли на улицу в поисках приключений. Руки у них чесались, очень хотелось с кем-то подраться либо ввязаться в драку.

На площади Революции они увидели группу людей у пивного ларька. Там шла какая-то "разборка". Даниил поманил к себе одного из мужиков бомжовского вида и предложил ему выпить пива. Тот пошел за парнями.

- Называй нас по именам, - скомандовал старший. - Запомнишь? - и назвал ему себя и приятеля.

Но приглашенный мужик не смог запомнить имена пацанов, и именно это почему-то взбесило Даниила. За гаражами, куда привели ребята своего нового знакомого, они посадили его на скамейку, и Гиманов взял камень, швырнул его в голову "гостя", затем, как заправский спецназовец, выбросил ногу, попал человеку по голове, потом в грудь. Потом еще и еще раз... К приятелю присоединился Коршунов и тоже стал бить несчастного ногами по голове. Тот не пытался даже сопротивляться или убежать, лишь просил прекратить избиения.

Но злодеи уже вошли в раж. Они схватили мужика и поволокли в зеленый массив, что на берегу озера Комсомольского. Там снова начали избивать, проявляя поистине садистские наклонности. Гиманов потребовал, чтобы мужик вытянул правую руку, и, когда тот это сделал, парень палкой, подобранной тут же, в лесу, ударил по локтю и плечу. Мужчина встал и попытался убежать, но злодеи его догнали. Сначала лупили палками по голове и спине. А затем Гиманов притащил тяжеленный камень весом около 14 килограммов и стал сверху бросать несчастному на голову. Мужчина затих. Садисты убежали.

Через несколько часов человек умер. У него оказались, как потом определят медики, открытый перелом костей черепа с кровоизлиянием под мягкие мозговые оболочки и в желудочки мозга.

Кроме того, мужчина получил многочисленные травмы спины, руки, других частей тела.

Однако подобное садистское избиение и уничтожение человека не умерило агрессивность двух дикарей.

16 июля этого же года они снова вышли на охоту за людьми, предварительно выпив по три литра пива. В этот день в Мончегорск должны были вернуться несколько школьников из летнего лагеря. Их встречали друзья по школе. Пришел на встречу и Андрей Исаев. Придравшись к какой-то мелочи, оба зверя накинулись на этого мальчика. Он получил несколько ударов кулаками в лицо, потом они стали бить его ногами. Причем всю эту экзекуцию видели и не прекратили четверо соучеников этого парнишки: Д. Солозобова, А. Шаповалова, В. Калявин и В. Гончаров. А он не смог постоять за себя: по характеру мальчик был мягкий, не умел ни драться, ни защищаться.

Дальше - больше. Садисты оттащили Андрея на берег озера Имандра. Мальчик наклонился над водой, чтобы смыть с лица кровь. И тогда Гиманов толкает его в воду. А когда тот выбрался из озера, Коршунов, содрав с него одежду, острым куском стекла стал "рисовать" на груди ребенка "крестики-нолики"...

Затем они затащили Андрея в квартиру бабушки Гиманова. Причем вместе со злодеями туда пошли и все свидетели экзекуции - школьники, стоявшие на улице в ожидании тех, кто должен был вернуться из лагеря: видимо, им интересно было наблюдать за сценой издевательств над ни в чем не повинным парнишкой.

Садисты продолжили свои действия: пытались сломать руку Андрею, били его стулом. До утра 18 июля мальчик находился в квартире. Обессиленный, он уснул, лежа на полу.

Гончаров, Солозобова и Шаповалова, насытившись таким зрелищем, ушли из квартиры.

Утром 18 июля злодеи вывели Андрея из этого жилья и повели, как и предыдущую жертву, в лесополосу, на берег озера Комсомольского. Там они по очереди брали тяжеленный камень весом 10-14 килограммов и опускали его на голову мальчика. Он потерял сознание, а злодеи, удовлетворенные, ушли домой. Андрей умер там же, на берегу озера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВРАЧЕЙ: "УБИЙЦЫ ВМЕНЯЕМЫ"

Его обнаружили люди, гулявшие в этих местах. Сразу же вызвали милицию. Оперативники и следователи начали поквартирный обход близлежащих домов. И вскоре двое оперов, подходя к квартире 68 дома № 23, что на улице Комарова, услышали за дверью громкий разговор: там парни обсуждали детали избиения двух людей. Милиционеры позвонили, им открыли Гиманов и Коршунов. И тут же сознались в двойном преступлении. Был найден вскоре и труп мужчины-бомжа - предыдущей жертвы садистов.

Надо сказать, что Гиманов в эти дни умудрился совершить и еще одно нарушение закона: избил одного из мальчишек и отнял у него мобильник.

Обоих злодеев подвергли судебно-психиатрической экспертизе. Врачи признали их полностью вменяемыми.

Что касается их семей и учебы, то ни тот, ни другой примерными сыновьями и учениками не были.

В школьной характеристике Гиманова отмечается, что Даниил отличается агрессивным поведением, учебой не интересуется, исключение составляет урок физкультуры. Не раз его семью посещали участковый инспектор, другие сотрудники милиции и, конечно, классный руководитель, парень состоит на учете в милиции, а учится в группе ребят с девиальным, то есть отклоняющимся от нормы, поведением.

Мамаша Даниила сыном мало интересуется, воспитывает она его одна. Сама работает на рынке.

Не лучше выглядит в качестве сына и Виталий Коршунов. Учителя и работники милиции сообщают, что на мать он никакого внимания не обращает, тем более что та нередко и крепко выпивает. Парень часто убегал и не бывал дома по несколько дней.

Оба подсудимых любили хорошо "оттянуться" за бутылкой пива, да и не за одной. Как признался Коршунов, в дни перед убийствами они выпили несколько литров этого напитка. А перед тем как начать издеваться над Андреем Исаевым, "мы, - свидетельствует Даниил, - выпили с Виталием четыре полуторалитровых бутылки пива в квартире 68 (у бабушки Гиманова)". Немудрено, что у парней, и ранее не отличавшихся развитым интеллектом, как говорится, "крыша" совсем съехала.

Суд состоялся в Мончегорске 30 июня 2005 года.

Даниил Гиманов признан виновным дважды по статье 111 части 4 - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. За то, что, по сути, убил двоих: бомжа и Андрея Исаева. И за каждое убийство получил всего четыре года лишения свободы, хотя эта статья предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы. Если даже учесть, что подсудимый - несовершеннолетний, то и в этом случае он может получить за одно-единственное убийство 10 лет лишения свободы. А он лишил жизни двоих.

Кроме того, Гиманов признан виновным дважды по статье 112 части 2 - умышленное причинение средней тяжести здоровью - тем же, упомянутым выше, лицам. И получил за это 2 плюс 3 года лишения свободы. Хотя и так ясно, что он избивал их всеми способами - и легкими, и тяжелыми.

А еще он наказан в виде двух лет лишения свободы за вымогательство, когда отнял у своего соученика мобильник.

Выходит, за труп он получил всего на два года больше, чем за мобильник...

Виталий Коршунов также осужден дважды по статье 112 и получил 2 и 3 года лишения свободы. И один раз по статье 111 (практически за убийство) получил 4 года лишения свободы.

Суд суммировал сроки наказания осужденных. В итоге назначил Гиманову 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Коршунов будет отбывать шесть лет лишения свободы в воспитательной колонии.

О СРОКАХ НЕ СПОРЯТ

На первый взгляд, вроде бы и немало "заработали" убийцы. Но давайте разберемся в приговоре более тщательно.

Когда дело поступило в областной суд и его рассматривали в кассационном порядке, так как осужденные пожаловались на строгость (!) наказания, то судьи были в шоке от такого мягкого приговора.

- За убийство человека - 4 года! Что это такое? - возмущенно говорила мне Наталья Петрова, опытнейший юрист, судья, известная всей области. - Почему они прикрылись суммированием сроков наказания? Надо было давать за убийство, как положено по закону, который предусматривает возможность наказания несовершеннолетним за каждое убийство до 10 лет лишения свободы.

- Наталья Ивановна, вызывает недоумение следующее, - пытаюсь я далее прояснить ситуацию, - почему кроме статьи 111-й - т. е. избиение человека до смерти, практически за убийство, суд еще вменил и 112-ю - по сути, то же самое: нанесение средней тяжести вреда здоровью. Разве 112-я статья не поглощается в данном случае 111-й?

- Совсем необязательно было вменять убийцам 112-ю, поскольку совершенно ясно, что они так избили людей, что те в результате погибли. И сроки наказания надо было давать более строгие. Странно, - удивляется судья, - где был прокурор и почему гособвинитель пошел на поводу у суда?

- А если грянет амнистия, - спрашиваю я Наталью Петрову, - не случится ли, что и 112-я "полетит", и 163-я исчезнет, и выйдут оба "героя" через четыре года, а может быть, и раньше ("за хорошее поведение"), забыв, что погубили две человеческие души?

- Все может быть. Такой вариант не исключаю, - отвечает судья.

- Наталья Ивановна, я знаю, что раньше по надзорному протесту областного прокурора либо по жалобе потерпевшей стороны, а иногда и по инициативе самого областного суда подобные дела с возмутительно мягкими приговорами пересматривались. Их отправляли на новое судебное разбирательство.

- Да, было такое. Но сейчас наш новый сверхлиберальный Уголовно-процессуальный кодекс запрещает (статья 405 УПК) пересматривать дела в сторону ухудшения положения осужденного, то есть увеличения сроков лишения свободы за разные, даже тяжкие преступления. Теперь, - говорит судья, - наш закон, а точнее УПК, особо заботится о преступниках, но совсем забывает о их жертвах...

Побеседовала я и с прокурором Мончегорска Анатолием Лобасом. Он полностью поддерживает решение Мончегорского суда, назначившего по 4 года лишения свободы за каждый труп. И говорит, что в сумме убийцы получили немало: 6 и 10 лет.

- На заседание коллегии областного суда, рассматривавшего по кассационной жалобе осужденных дело Гиманова и Коршунова, - вспоминает Наталья Петрова, - пришел Олег Николаевич Исаев - отец погибшего, замученного и забитого этими зверями его сына Андрея. Он со слезами на глазах говорил: "Неужели жизнь моего ребенка оценена Мончегорским судом в 4 года лишения свободы?.."

Зарема БОРОВАЯ

Опубликовано: Мурманский вестник от 29.10.2005

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,875776,184879,000772,9161
Афиша недели
По следам Роу и Электроника
Гороскоп на сегодня