20.10.2007 / Общество

ИЗ БЕДОЛАГ В КОРОЛЕВЫ

Николай Костенко более пятнадцати лет ходит в море на рыболовецких судах. А его младшая дочь Ольга - страстный любитель животных. Дома у них постоянно жили кошки, но Оле этого мало. Она то щенка бездомного в дом притащит, то кошку ободранную, в общем, живность в их квартире никогда не переводилась.

И вот однажды Ольга побывала в гостях у подруги, а у той домашняя кошка - красавица, пушистая, серого цвета с нежным голубым оттенком.

- Это порода норвежская лесная, очень редкая кошка, их у нас в стране совсем мало, и они очень дорогие, - похвалилась подруга. Кошечка, такая душечка, очень Ольге понравилась, и она весь вечер с ней играла.

По дороге домой девочка твердо про себя решила, что ей нужно непременно заиметь котенка такой же породы. А дома новость - папа опять в рейс собирается, рыбу ловить. А надо сказать, что вот уже несколько последних таких рейсов траулер, на котором работал Николай, всю пойманную рыбу сдавал в Норвегию, так многие российские суда сейчас делают, для экипажа и проще, и намного выгоднее получается. И Ольга стала слезно упрашивать отца:

- Папа, вы на обратном пути опять будете в Норвегию заходить?

- Да, скорее всего. Что тебе оттуда привезти?

- Папуля, мне ничего не надо, ничегошеньки. Только, прошу тебя, привези мне котеночка породы норвежская лесная.

- Ты же знаешь, что животных из-за границы ввозить так просто нельзя. Нужна куча справок, прививок, чтобы таможню пройти, да еще ветврачи, санэпидстанция...

- Ну, папулик, очень-очень прошу, умоляю, привези!

- Ладно, доченька, посмотрим, твердо не обещаю, но постараюсь...

Через пару дней их траулер вышел на путину, и через месяц, когда трюмы были полны свежемороженой трески и пикши, зашел в норвежские воды.

Стали под разгрузку в небольшом портовом городке. В свободное время Николай дважды обежал его весь, все магазины и лавочки посетил - нигде нет и намека на то, чтобы хоть каких-либо кошек или вообще животных продавали...

Расстроенный, возвращался он на судно и размышлял про себя: "жаль, конечно, что не удалось просьбу Оленьки выполнить, а с другой стороны, не будет заморочек при пересечении границы, можно спать спокойно..."

Уже в порту, на подходе к причалам, увидел вдруг Николай группу детей. Дюжина подростков лет по 12-16 сгрудилась в тупике между контейнерами. Вели они себя непонятно - кричали, прыгали, размахивали палками и кидались камнями. Вскоре моряк разглядел, в чем же причина. Оказалось, что пацаны загнали в угол какое-то грязное, лохматое существо, лишь отдаленно напоминающее кошку. Бедное животное, все окровавленное, уже и не пыталось вырваться из западни и с ужасом смотрело на озверевшую толпу.

"Еще немного, и ее просто забьют насмерть..." - подумал Николай и на ломаном английском попытался урезонить разбушевавшихся живодеров.

- Стоп! Прекратите! Уходите домой! Это живое существо, ей больно.

Парни сначала опешили, растерялись, но потом, оценив соотношение сторон с точки зрения физической силы, стали огрызаться и обступать российского рыбака. Посыпались явные уже угрозы:

- Убирайся!

- Ты иностранец? Пошел вон! Это наша страна, мы здесь хозяева. После кошки - ты следующий! Жди!

Николай соображал, что делать: звать на помощь? спасаться бегством? или все же попытаться убедить разгневанных подростков отпустить свою жертву?

Неожиданно из-за соседнего контейнера возникла фигура полицейского:

- Мистер, ноу проблем?

- Ес, ес, вери проблем - кэт.

Полицейский внимательно посмотрел на участников инцидента, затем на дрожащую пленницу и молча стал вытаскивать из-за пояса резиновую дубинку. Парни моментально разбежались, а Николай подошел к кошке. Вид у нее был просто аховый: к хвосту привязаны на проволоке две консервные банки, на шее - обрывок веревки (уж не от петли ли?), шерсть измазана кровью и грязью, сильно дрожала и жалобно - то ли мяукала, то ли стонала.

Взял Коля ее осторожно на руки, засунул к себе за пазуху и заторопился на судно - уже опаздывал из увольнения. Полицейский проводил его до трапа, извинился за своих соотечественников, пожелал счастливого пути.

В каюте кошачий спаситель первым делом аккуратно обмыл бедолагу, обработал йодом многочисленные раны, царапины, срезал слипшиеся комья шерсти. Бедное животное почти не сопротивлялось.

Весть о том, что Костенко спас от расправы и принес на борт полуживую кошку, мгновенно разлетелась по траулеру. Каждый считал своим долгом лично приласкать нежданную гостью и накормить чем-нибудь вкусненьким. Здоровенные бородатые мужики осторожно гладили заскорузлыми пальцами истерзанное ее тельце и вздыхали: "Досталось же бедолаге..."

Кошка понемногу отошла, успокоилась, но от еды категорически отказывалась. Положение спас кок, раскопавший где-то в своих закромах пакет сухого молока. Развели молочный порошок и несколько ложечек буквально влили ей в рот, и вскоре та затихла на кровати.

- Николай Николаевич, давай показывай, что ты за животину на коробку притащил... Мы ж за границей, а дома соотечественники нас с тобой по кабинетам затаскают - не отмажешься! - на пороге стоял капитан.

Все, кто находился в каюте, затихли. Еще бы! Капитан на судне - царь и бог, единолично отвечает за все и всех. Может любого списать на берег, не то что там потребовать убрать какую-то животину да еще такую невзрачную и ущербную. Как он скажет, так и будет...

А кошечка, в полудреме, потянулась тут всеми своими лапками и тихонечко замурлыкала.

Кэп улыбнулся и махнул рукой:

- Ладно, пусть спит, не будите. Но имейте в виду - как зайдем в наши террводы, чтоб я ее на верхней палубе не видел до самой швартовки!

Капитан вышел, за ним на цыпочках потянулись остальные - в кают-компанию, на ужин. За столом не столько ели, сколько бурно обсуждали, какое же имя дать бедной кошке. Долго дискутировали, к единому мнению никак прийти не могли. Вопрос решился неожиданно просто: по ТВ начали показывать сериал "Королева Марго", и кошечку окрестили Маргаритой или просто Марго.

До самого Мурманска она спала или дремала, только изредка лакала из блюдечка молоко.

Когда вошли в Кольский залив, Марго, словно выполняя волю капитана, забилась глубоко под койку и молча сидела там до тех пор, пока все контролеры не покинули траулер. После этого Николай посадил ее в сумку и направился в бассейновую поликлинику к знакомому хирургу. Тот осмотрел кошку, тщательно обработал раны. Затем взял с инструментального столика щипцы и, приказав Николаю двумя руками держать ее тело на столе, резким движением вырвал у нее из нижней челюсти... обломок железного крюка.

- Вот так, приятель, видишь? Ее, скорее всего, хотели подвесить на этом крюке, да он обломился и застрял в кости. Поэтому она и не ела ничего, рот не могла раскрыть и уже умирала от истощения.

Врач еще раз ощупал Марго и, провожая Николая, сказал:

- Давай, дуй домой, твои там заждались уже. А за кошку не беспокойся - все остальное заживет на ней, как на собаке.

Нужно ли говорить, как обрадовалась Оля кошке и как она ее выхаживала, словно маленького ребеночка. И Марго оживала прямо на глазах. Уже через неделю страшные раны ее затянулись, и она весело скакала по квартире, в основном почему-то по верхам (мебели и навесным полкам).

Через месяц отросла шерсть на выстриженных участках, и Марго похорошела, а потом и вовсе стала красавицей, настоящей королевой. А дочке Николай сразу же, в первый день, сказал, что это настоящая норвежская лесная, просто она сильно болела, и Оля поверила.

Сергей АВРАМЕНКО

Опубликовано: Мурманский вестник от 20.10.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Погода
Мурманск
Апатиты
Кандалакша
Мончегорск
Никель
Оленегорск
Полярные Зори
Североморск
Оулу
Тромсе
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
63,488873,932777,289671,3077
Афиша недели
Вне поля зрения
Гороскоп на сегодня