19.12.2007 / Общество

ЕСТЬ ЖЕНЩИНЫ В РУССКИХ СЕЛЕНЬЯХ... Вырастив четверых сыновей, Ирина Серядова стала приемной мамой еще для троих ребятишек

Из Кандалакши до Варзуги мы добирались часа четыре. По пути в Умбе к нашему "десанту" присоединился глава Терского района Леонид Шевелев.

Старенький сельский клуб, где специалисты Кандалакшского межрайонного управления соцзащиты провели прием граждан по личным вопросам, уже с порога напомнил кадры из известного фильма "Дело было в Пенькове": запустение, холод, обшарпанные стены, сцена, на которую, судя по всему, уже давно не ступала нога человека. Три низенькие зрительские скамейки перед ней явно свидетельствовали, что аншлагов в этом очаге культуры в последнее время не было.

Примостившись за столом в небольшой подсобке, развернули с дороги чаепитие. Сельчан принимали тут же - под чаек-кофеек и бисквитный рулет.

Первой пришла Ирина Серядова.

- У меня одна проблема - доставка дров. Можно взять делянку, самим рубить лес, но без снегохода в данном случае не обойтись. А у меня его нет. Работаю техничкой, попросту говоря, уборщицей в школе. Зарплата меньше пяти тысяч рублей. Могу ли рассчитывать на бесплатную доставку? - спрашивает она.

- Конечно, проживающим в неблагоустроенном жилфонде транспортные расходы компенсируются, - поясняет специалист.

Казалось бы, вопрос исчерпан. Но, начав интересоваться семейным и социальным положением пришедшей на прием сельчанки, сотрудники органов соцзащиты уже не могут остановиться в расспросах. Оказывается, Ирина является приемной мамой троих ребятишек. И это при том, что и своих у нее четверо.

- А вы местная или приезжая?

- Я с Украины, из Шепетовки Хмельницкой области. А сюда приехала семнадцатилетней девчонкой, - рассказывает историю своей жизни Серядова. - Мама была учительницей, отец - главбухом мясокомбината. Этакий домашний тиран, из-за конфликта с ним я и уехала. Сказала маме: "Еду на Север зарабатывать деньги, там легче устроиться на работу". Бабушка дала мне 20 рублей, и я поехала. В поезде познакомилась с одной женщиной, она уговаривала меня выйти в Карелии. Но почему-то решила ехать дальше, затем разговорились с жительницей Умбы, она была тут лесорубом-ударницей. Она-то и заманила меня в Терский район. Помню, вышли на станции Кандалакша, до Умбы добирались на попутках. Поселилась в гостинице, устроилась в леспромхоз. Пошла вставать на учет в райком комсомола. И там повстречала Полину Скороход. Директор леспромхоза хотел меня отправить учеником повара в глушь. Но тут вмешалась Полина, пошла к нему: "Ты куда девку посылаешь?" Зашла после работы ко мне в гостиницу. А у меня тогда оставался последний рубль. Взяла за руку и отвела к себе домой, у нее я прожила где-то около месяца. Потом оказалась в Чапоме.

Девушка вышла замуж, родила четверых сыновей, но семейная жизнь не заладилась. После развода забрала детей, взяла чемодан с немудреными пожитками и переехала в Варзугу. Произошло это в 1995-м.

- А где сейчас ваши сыновья?

- Старший, Василий, живет со своей семьей в Полярных Зорях, работает на атомной станции в охране. Второй вернулся из армии травмированным, служил в Липецке, получил обморожение, закончившееся гангреной. Думала тогда: или я с ума сойду, или он не дослужит. Сейчас ему 24 года, работает в нашей местной школе. Совсем недавно вернулся из армии третий сын, службу проходил в Североморске. А младшенького, Колю, забрал в Полярные Зори старший. Учится в восемнадцатом училище, учеба ему очень нравится.

- Ирина Анатольевна, как вы решились на то, чтобы взять в семью чужих детей?

- Да вот так получилось. Если бы кто раньше сказал, не поверила бы. Дети разъехались, мужчина, с которым я в Варзуге жила несколько лет, умер из-за онкологического заболевания. И остались мы с младшим сыном вдвоем. Такое одиночество напало. Была такая большая семья, а тут даже обед приготовить некому и посуду не за кем помыть.

Первого двенадцатилетнего пацана Толика из Ура-Губы Ира взяла в январе 2004-го. Брошенный матерью в двухлетнем возрасте ребенок воспитывался отцом и бабушкой. Мать уехала с дочерью в Ростов. Ирина знает, что девочка впоследствии погибла при пожаре. И где сейчас та мамашка, жива или нет, неизвестно. А Толя после смерти бабушки остался с отцом, который в конце концов спился и тоже умер.

- Парень был нервным, заикался. Все было: и воровство, и пьянство. Трехкомнатную квартиру местная администрация у семьи изъяла, ему выделили однокомнатную. Когда я ее посмотрела, была в шоке: с порога хлам, ни плиты, ни ванны, ни унитаза. Меня заверили, что к восемнадцатилетию мальчика квартиру отремонтируют. Но Толик сказал:"Тетя Ира, я не хочу туда!" Он боится, что там опять будут собираться бичи. С ним я горя хватила, порой руки опускались. Хорошо, в селе есть человек, к которому можно обратиться за советом. Сходишь в церковь к батюшке Митрофану и знаешь, что дальше делать.

Второго ребенка, умбянку Машеньку, Ирина приютила, когда той было пять лет. Скоро исполнится восемь. Через год девочка назвала Иру мамой.

- Это случилось в Кандалакше, на празднике приемных семей. Она бросилась ко мне на шею, поцеловала и сказала: "Мамочка Ирочка!". И сама испугалась, да и я была в шоке, - вспоминает Ирина. - Поначалу мне это слух резало, непривычно, когда чужой ребенок называет тебя мамой.

А третьего малыша милиция забрала из умбской семьи. Было ему три с половиной. С Ириной он живет уже полтора года.

- Мать его была ограничена в родительских правах. Она в Умбе всех достанет, а Варзуга далеко. Меня попросили: возьми его, такого маленького в приют не берут, а в больницу отдавать жалко. Это был комок грязи, рубашонка ниже колен, лицо разбито, потому что он все время падал. Отмыли. Очень боялся воды. На следующее утро встал и сказал: "Мама, я проснулся!" С тех пор так и называет.

- Отчаянная ты женщина, - говорит Серядовой после таких откровений Леонид Шевелев.

- Да нет, Леонид Васильевич, я убедилась, что при нашей жизни в Варзуге, спокойной, размеренной, грех не взять брошенных детей. У нас ведь здесь нет городских соблазнов - наркотиков, игровых автоматов. А приемные дети друг другу помогают. Вот Толик из школы придет, он ведь кушать не сядет, пока еду не разогреет и Машу за стол не посадит. А Маша над младшим Артемкой хлопочет, как курочка. Недавно заболела, и мы с ней ездили в больницу. Так старшие рассказывают, целый день у Темы глаза были мокрые. Маши нет, ему без нее плохо.

- Давайте думать, чем можем помочь этой семье. В те годы, когда она четверых своих растила, под разряд многодетных не попала и ничего от государства не получила. И сейчас с приемными детьми льгот не имеет. А ведь такие люди о многом и не просят. Между прочим, из зарплаты, что получают как приемные родители, еще и подоходный налог высчитывается. Получается, одной рукой государство дает, другой отнимает, - замечает глава района.

- Мы все записали, думаем, что чем-то помочь сможем, - поясняет начальник управления соцзащиты Надежда Шпак.

Ее заместитель Анна Тананова тут же советует:

- У нас есть бесплатные путевки на отдых для детей из приемных семей, многие уже ими воспользовались и отдохнули на юге и в средней полосе России, заплатить нужно только за питание в дороге.

Тронутая вниманием кандалакшских гостей, Ирина Серядова стушевалась:

- Да я ведь только пришла с вопросом о доставке дров, мы ведь особо не бедствуем.

- Человек сам себе нашел работу, а это - забота, тревога, недосыпание, недоедание. Разве государство вправе говорить ему: дескать, это твои проблемы? - высказывает свое мнение Надежда Шпак.

- И разве лучше будет, если брошенные дети, вместо того чтобы воспитываться в нормальных семьях, станут бомжами, бандюганами и будут сидеть по тюрьмам? - поддерживает ее Шевелев.

- Я умоляю, только не делайте из меня героиню. У нас в Варзуге есть еще приемные семьи. Татьяна Коновалова взяла двоих детей, у Оксаны Вопияшиной приемный ребенок, - просьба Ирины Серядовой звучит уже в мой адрес.

Ей есть чего опасаться. Так уж повелось в нашем обществе. Люди зачастую не могут понять истинных мотивов поступков своих современников, за благородным делом им почему-то непременно мерещится какая-то корысть. Так и хочется сказать: а вы попробуйте, и вам дадут денег - и опекунское пособие, и зарплату за приемных детей. Рискнете?

Когда "отчаянная женщина" Ирина уходила, Леонид Шевелев обратился к нам:

- А вот скажите, положа руку на сердце, вы бы так смогли?

Вопрос повис в воздухе...

Ирина РУМЯНЦЕВА, Варзуга

Опубликовано: Мурманский вестник от 19.12.2007

Назад к списку новостей

Новости региона
Курсы валют
$10 NOK10 SEK
66,422575,216877,382173,1525
Афиша недели
Экранизация балета и «Инстаграма»
Гороскоп на сегодня